Караваев: образцом для меня является Акинфеев

В основе ЦСКА всего два 100-процентных воспитанника клуба — Акинфеев да Щенников. Защитник Вячеслав Караваев надеется стать третьим.

Давно в первой команде ЦСКА не появлялись на 100% свои воспитанники: а) коренные москвичи; б) продукты клубной системы подготовки. Мы всё по старинке Георгия Щенникова молодым да перспективным кличем, а он, между прочим, с 2008 года за основу бегает. Старожил практически. После него долго никто из дублёров не добирался до вершины красно-синей «пирамиды». В этой ситуации повышение в звании юного защитника Караваева просто не могло не остаться незамеченным болельщиками. Как же, свой мальчишка, истинный цеэсковец! 18 лет — а в Лиге чемпионов играл, не говоря уже о чемпионате и Кубке страны.

Короче говоря, информационных поводов для знакомства — хоть отбавляй. Просторный, полупустой холл отеля «Давид Интерконтиненталь» в Тель-Авиве для этой цели прекрасно подходит. Устраиваемся в креслах. Начинаем разговор.

«Ох уж эти интервью! Молодого собьёте с толку», — с напускной строгостью выговаривает проплывающий мимо доктор Ярдошвили. Чистосердечно обещаю этого не делать, умом понимая, сколь нелепо звучит подобное обещание, и включаю диктофон.

— Слава, вам раньше уже приходилось иметь дело с нашим братом — журналистом?

— Не особо. Скорее нет, чем да.

— Тогда рассказывайте с самого начала: кто вы, что вы. Всё-таки коренные москвичи в столичных клубах — футбольных клубах — нынче достаточно редкий вид.

— В моей жизни футбол всегда стоял на первом месте. Отец играл, брат, он на пять лет старше. Поэтому в выборе будущей профессии никогда не сомневался. Были примеры перед глазами. Я всегда мечтал играть в футбол, и не просто с пацанами во дворе, а в настоящей команде мастеров.

— На каком уровне родственники играли?

— Папа — по любителям. Саша, брат, тоже занимался в ЦСКА. По юношам играл центральным полузащитником, подавал надежды, но — не сложилось. Это жизнь. Совсем он футбол не забросил, но профессиональную карьеру, к сожалению, не сделал.

— Отец у вас, насколько я знаю, ярый поклонник ЦСКА. Вы, получается, потомственный «армеец»?

— Выходит, что так. Жили мы рядом со стадионом, на Войковской, и отец постоянно брал с собой на игры ЦСКА. Так что я с раннего детства проникся футбольной атмосферой. Проблемы выбора — за кого болеть — никогда не возникало. Только ЦСКА.

— Никогда не задумывались, почему в московских клубах так мало коренных москвичей?

— Как-то даже не думал об этом.

— Может быть, издержки мегаполиса: огромный город — масса других развлечений и соблазнов?

— Может быть. С другой стороны, тот, кто действительно хочет посвятить свою жизнь футболу, не станет размениваться на всякую ерунду.

— В школе ЦСКА, наверное, тоже целеустремлённых мальчишек хватает, а до первой команды почти никто не доходит. В чём проблема?

— Ну уж точно не в недостатке талантливых ребят. В ЦСКА многие стремятся — как-никак лучшая школа в России. Серьёзный отбор, высокая конкуренция. Но в главной команде конкуренция ещё выше. Многое в нашем деле от удачи зависит: не всем удаётся оказаться в нужное время в нужном месте, или, получив свой шанс, использовать его. Разные причины.

— Вас по детям тренеры выделяли из общего ряда?

— Не сказал бы. Были ребята и техничнее, и быстрее меня. Старался компенсировать свои недостатки трудом.

— Тельцов отличает упорство. Вы такой?

— Да, я ставлю перед собой самые высокие задачи, и пока их не добьюсь, не успокоюсь.

— Во взрослых футбольных, и не только, командах принято подтрунивать над новичками. Как вас приняли «дедушки» ЦСКА?

— Какие-то шуточки, подначки, конечно же, были. Без них не бывает. Но при этом опытные ребята всегда помогают молодым. Коллектив подобрался отличный.

— Как себя чувствуете рядом со «старослужащими» — Игнашевичем, Березуцкими? Не теряетесь, не робеете?

— Вначале была скованность, нервозность, ещё что-то: всё-таки раньше видел этих людей только по телевизору. Но со временем всё прошло. Постепенно привыкаешь.

— Насколько способствовало личному прогрессу участие в юношеской Лиге чемпионов?

— Там собраны лучшие по своему возрасту команды и игроки Европы. Некоторые уже привлекаются в первый состав. Для нас всех этот турнир был полезным и интересным опытом.

— Дублёры «Баварии», «Манчестер Сити» — они чем-то отличаются от наших мальчишек? В технике, в физике?

— Ничем, по большому счёту, не отличаются. Просто в клубах-грандах — таких, как «Арсенал», «Челси», «Бавария», — собраны не только местные воспитанники, а талантливая молодёжь со всего мира. У нас же — только свои ребята. Понятно, что у тамошних тренеров выбор побольше. Но существенных различий в уровне мастерства я, честно говоря, не заметил.

— Когда вас впервые привлекли к работе в основном составе?

— В мае прошлого года. Сказали: летишь с первой командой в турне по Китаю. Было очень приятно.

— Вы, кстати, с детства в защите?

— Как раз наоборот. Начинал нападающим. Получалось. Забивал голы, даже был капитаном по своему возрасту. Потом стали ставить в полузащиту — в центр, на фланг. Сейчас уже и не вспомню, как очутился в защите, но так там и остался. После долгих поисков нашёл своё место. И не жалею. Хорошая позиция — не хуже, чем у нападающих.

— Я пока не совсем понимаю: вы правый или всё-таки левый бек по специализации?

— Вообще правый, но мне без разницы, где играть. Могу и налево спокойно выйти. Главное — играть.

— Дебют в первой команде родного клуба, в кубковом матче с Дзержинске, в деталях помните?

— По правде говоря, каких-то суперярких воспоминаний не осталось. Дебют прошёл в рабочем режиме. Тренер сказал: «Играй в свою игру». Вышел, сыграл, сделал всё, что мог.

— Мандраж был?

— Совсем чуть-чуть. Со стартовым свистком волнение улеглось. Проблем не было.

— «Старички» поздравили с «боевым крещением»?

— Похлопали по плечу: «Молодец. Продолжай в том же духе».

— Каково это, в 18 лет попасть в заявочный лист на игру Лиги чемпионов против действующего обладателя трофея?

— Конечно, приятно было. Если бы ещё и сыграл, вообще замечательно было бы.

— Эйфория?

— А откуда ей взяться? Я реально смотрю на вещи. Мне 18 лет, ничего ещё не выиграл в жизни, ничего не добился — только стремлюсь к этому.

— Я где-то прочёл, что эталоном правого защитника вы считаете Филиппа Лама. Осенью вам посчастливилось рассмотреть его вблизи, с кромки поля. Впечатлил?

— Втайне, конечно, надеялся получить его футболку. (Улыбается). Не получилось. Он как раз в том матче получил травму. Неудобно было беспокоить человека. А так считаю его лучшим крайним защитником в мире.

— Отец пристально следит за карьерой сына?

— Конечно, смотрит все игры. Переживает. И не только он — все близкие. Я очень благодарен им за поддержку, без неё я, возможно, не справился бы со всеми трудностями.

— Папа чаще критикует или, наоборот, подбадривает младшего сына?

— Конечно, ругает. Злюсь на него, бывает, но всё равно воспринимаю все его рекомендации и стараюсь исправлять свои ошибки.

— От дебюта в Лиге чемпионов противоречивые впечатления остались?

— Эмоции были потрясающие. Месяц назад смотрел Лигу чемпионов по телевизору — и вот уже сам в ней играешь! С другой стороны, в этом турнире были новички и моложе меня — 16−17-летние. Если уже в таком возрасте можешь конкурировать со зрелыми мастерами, почему нет?

— Бывший защитник ЦСКА Валерий Минько дал вам следующую характеристику: «Главное его качество — выносливость, которая позволяет регулярно подключаться к атаке, не проваливаясь в обороне». Так и есть?

— Наверное, любой крайний защитник любит подключаться к атаке. Это требование времени. Но и об обороне стараюсь не забывать. Понятно, что бывают такие матчи, когда тяжеловато совмещать одно с другим. Но я стараюсь.

— С какого фланга сейчас реальнее пробиться в основу ЦСКА?

— Как сказал Леонид Викторович, с левого.

— Позиции Марио Фернандеса справа непоколебимы?

— Я думаю, да.

— Слышал, главный тренер уделяет вам повышенное внимание на тренировках, постоянно что-то подсказывает, объясняет. Правда?

— Ну, Леонид Викторович всем подсказывает, всех подбадривает, даёт наставления. Неправильно думать, что только ко мне такое внимание.

— Свой круг общения во взрослом коллективе у вас уже сформировался?

— Пока ещё не совсем. Продолжаю осваиваться.

— Бывает, что на поле нужно окрикнуть товарища, но одёргиваешь себя: «Это же Березуцкий! Игнашевич!»?

— На поле совсем другое дело. Если нужно что-то подсказать, подскажу. Ничего страшного тут нет. Мы все занимаемся одним делом, хотим побеждать, поэтому должны помогать друг другу.

— Болельщики ЦСКА, думаю, уже заждались появления в основе собственных воспитанников. Осознаёте, что это не только привилегия, но и дополнительная ответственность?

— Что я могу сказать? Могу только пообещать, что постараюсь оправдать их надежды. Конечно, хочется уже играть на высоком уровне — и именно в ЦСКА. Я же всю жизнь почти в этом клубе, сколько себя помню.

— Любимый футболист, образец для подражания был в детстве?

— Акинфеев. Был и остаётся. Настоящий лидер, без которого сегодня уже невозможно представить ЦСКА.

— Юношеские сборные всех возможных возрастов в вашей жизни были. Следующий вызов — «молодёжка»?

— Да, а потом, надеюсь, и первая сборная.

— Какие ещё цели ставите перед собой в футболе?

— Каждый футболист хочет играть на самом высоком уровне. Но для начала мне нужно закрепиться в основе ЦСКА.

— Не все, далеко не все молодые футболисты справляются с испытанием большими деньгами. У иных основательно «сносит крышу».

— Я вас понял. Надеюсь, что мне это не грозит. Бывают, конечно, разные моменты. Слава богу, рядом есть люди, способные подсказать, одёрнуть, предостеречь от необдуманного поступка. От окружения многое зависит. Мне в этом смысле повезло. У меня прекрасная семья, хорошие друзья. Ну и сам я, естественно, стараюсь думать головой.

Тель-Авив

• источник: www.championat.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают