Дмитрий Хомуха: Над исполнением штрафных работал с детства

В первых числах января в Санкт-Петербурге стартует очередной Мемориал Валентина Гранаткина. Юношескую сборную России привезет на турнир Дмитрий Хомуха, который хорошо известен питерским любителям футбола. Многие помнят его выступление в составе садыринского «Зенита», когда команда вернулась в класс сильнейших. В том составе седьмой номер играл одну из важнейших ролей. До сих пор не забыть его важнейший гол в ворота торпедовцев Арзамаса, добитый пенальти в ворота саратовского «Сокола», после того как вратарь парировал удар с «точки», и коронный «выстрел» со штрафного в ворота «Зари» из Ленинск-Кузнецка.

Своими воспоминаниями о выступлении в «Зените», о нынешней ситуации в питерской команде, а также впечатлениями от работы с юношеской сборной Хомуха поделился в беседе с корреспондентом «Спорт уик-энда». Причем начали мы с воспоминаний.

В наше время не все имели возможность ходить на футбол

— С какими чувствами вспоминаете зенитовский период?

— Поскольку мы успешно выступили и решили досрочно задачу, которую перед нами ставили, когда я играл в «Зените», то эмоции — самые положительные.

— Чем он вам запомнился?

— В первую очередь хорошие впечатления оставил город. Особенно в летнее время года. Было интересно, когда деятели искусства приходили на наши матчи, а потом приглашали нас в театры. Так что есть что вспомнить.

— В те годы на команду ходило не так много болельщиков. Могли предположить, что со временем начнется такой бум?

— Сейчас нужно учитывать то время, в которое мы играли. Не все люди по финансовым соображениям могли ходить на футбол. Были тяжелые времена для всех. Сейчас, когда «Зенит» поменял свой статус, стал одним из лидеров в России, регулярно выигрывает чемпионаты, играет в Лиге чемпионов, интерес к команде несомненно выше.

У каждого времени свои герои. Садырин был одним из них…

— Что больше привлекало: «Зенит» или приглашение такого тренера как Павел Садырин?

— Всё вместе взятое. И то, что Павел Фёдорович пригласил, и Санкт-Петербург был одним из ведущих футбольных центров на территории бывшего Союза. Так что для меня, как для футболиста, это было престижное приглашение.

— Кстати, каким вам запомнился Садырин как тренер и как человек?

— Он никогда не держал камня за пазухой, был откровенным и не вилял. Всегда говорил то, что есть.

— Как вы полагаете, в современном футболе Садырин пригодился бы?

— Вы знаете, у каждого времени есть свои герои. Всё течет и меняется. Сейчас совсем другие скорости, тактические расстановки и требования, которые должен выполнять тот или иной спортсмен. Каждый, когда находится в своем времени, должен по максимуму его использовать. Думаю, что Павлу Фёдоровичу это хорошо удалось: стать чемпионом Советского Союза с двумя разными командами — очень серьезное и значимое достижение для тренера. Однако сейчас сложно что-либо проецировать и говорить.

Над исполнением штрафных работал с детства

— Какой из голов за «Зенит» вам запомнился больше всего?

— Мне сложно выбрать. Было много забитых мячей. В том числе и тех, которые по исполнению были технически сложными. Таким можно назвать гол в матче на Кубок с «Текстильщиком».

— А если вспомнить гол в ворота «Зари» из Ленинск-Кузнецка со штрафного в 1995-м?

— И этот гол остался в моей памяти. Тем более что штрафные удары стали моей визитной карточкой (улыбается).

— Кто из первых тренеров в ­команде мастеров обратил внимание на ваше исполнение «стандартов»?

— Это сугубо моя инициатива, можно сказать, с детства этим занимался. Когда же тренеры обратили на меня внимание, то стали доверять. Ну, а чем старше становился, тем лучше стало получаться.

Разницы в зарплатах не было — отсутствовал и повод для конфликтов

— Юрий Вернидуб, игравший в «Зените» вскоре после вас, сказал такую фразу: в нашей команде все были из бывшего Союза, и нам делить было нечего. Это в контексте конфликтов, которые стали происходить в «Зените» в последнее время. Разделяете эту точку зрения?

— Здесь опять-таки нужно сказать о том, что мы играли при других условиях. При нас такой разницы в зарплатах у игроков не было. Так что повода для конфликтов не существовало. Все играли и старались помочь друг другу заработать премиальные за матч. Это сплачивало коллектив. Сейчас размеры личных контрактов футболистов, как я понимаю, гораздо выше, чем общие премиальные.

— А вообще деньги портят игроков?

— Несомненно. Если человек недостаточно образован, то ему тяжело совладать с таким соблазном как деньги. Впрочем, многое здесь зависит и от воспитания.

— У вас футбол на первом месте стоял?

— Даже несмотря на то, что «Зенит» в тот момент находился в первой лиге, его статус был высок. У меня не было сомнений, что мы решим задачу. Ну и еще один момент — я был уверен, что смогу в «Зените» прогрессировать как футболист.

— После первой лиги трудно было играть в высшей?

— Разница присутствовала, но у меня за плечами были игры в чемпионате СССР. Поэтому прекрасно понимал, что нас ждет в высшей лиге. Для меня это неожиданностью не стало.
Чемпионат СССР был сильнее нынешнего российского

— Как восприняли невозможность дальнейшего существования чемпионата СССР?

— Тяжело. Я родился и вырос в Средней Азии, играл в украинских клубах. Было много очень интересных команд со своим почерком. Так что могу с уверенностью сказать, что чемпионат СССР был выше уровнем, чем даже нынешний российский.

— В «Зените», насколько помнится, вы были гражданином Украины?

— Да. Я службу проходил в армейских структурах. Сначала в ЦСКА-2, потом — во Львове. После этого уже получил приглашение из Харькова, где играл достаточно продолжительное время. В тот момент распался Советский Союз, и гражданство я получал по месту проживания. Когда переехал в Россию и прожил здесь определенное время, стал гражданином этой страны.

— Как относитесь к идее Объединенного чемпионата России и Украины?

— Какой смысл гадать или делать какие-либо прогнозы, когда нет понимания данного вопроса в УЕФА и ФИФА? На мой взгляд, это просто нецелесообразно. Зачем сотрясать воздух, если организация, которая принимает решение, однозначно дает понять, что никаких перемен не будет.

Перед матчем с «Мёльде» были неправильно расставлены акценты

— Почему в свое время вы решили уйти из «Зенита»?

— У меня закончился контракт, а конкретного предложения не последовало. Зато позвал ЦСКА. Поэтому я и уехал. Анатолий Бышовец хотел, чтобы я остался, но не знаю, какие были у него взаимоотношения с руководством клуба. В итоге новый контракт со мной не был подписан.

— Как бы вы охарактеризовали свой армейский период?

— По подбору футболистов ЦСКА был одним из лидеров в нашем футболе, и в 1998 году подтвердил свой потенциал.

— Как полагаете, что не получилось тогда у Садырина, но получилось у Долматова?

— Не знаю, почему не вышло у Садырина, но Долматов пришел со своими новыми идеями и тактической схемой игры, которая в тот момент начинала зарождаться в России. Да и команда по своему потенциалу была способна бороться за призовые места. Когда пошла череда удачных матчей, это придало только дополнительную мотивацию и веру в свои силы.

— Не удивляет, что этот тренер не был больше востребован в ведущих клубах?

— Сложно комментировать. В свое время, когда у него была возможность работать с ведущими клубами страны, всё сложилось. В моем понимании он достаточно квалифицированный тренер, который помог раскрыться группе футболистов.

— На фоне успехов в чемпионате России в историю вошел известный кошмар в матче с «Мёльде» в квалификации Лиги чемпионов. Что тогда произошло?

— Неправильно были расставлены акценты перед той игрой. Мы провели восемь матчей в чемпионате России. Последний был в Элисте при сорокаградусной жаре. После этого было принято решение играть коммерческий матч в Англии против «Дерби Каунти». Переезды, перелеты и смены часовых поясов с малым интервалом времени для отдыха. В итоге ресурсы футболистов были исчерпаны. С моей точки зрения — это ключевой момент, поскольку ЦСКА по классу был выше норвежцев.

— Что стало происходить с ­командой в начале 2000 года?

— Наступил кризис, и руководители клуба не смогли выполнить те обязательства перед футболистами, которые у них были. Это и явилось причиной распада команды.

— Когда Садырин вернулся, он уже был другим?

— У Садырина и Долматова были разные подходы к организации игры. Павел Фёдорович использовал схему игры с последним защитником. Олег Васильевич применял зонный принцип обороны. Поэтому переход от одной системы к другой не мог оказаться бесследным.

— ЦСКА вы покинули еще при Садырине. Почему?

— Точно такая же ситуация, как в «Зените»: мне не был предложен новый контракт от руководителей, после чего я перешел в ту команду, в которой меня хотели видеть.

В составе «сине-бело-голубых» все играют с перепадами

— Какое впечатление производит нынешний «Зенит»?

— Команда разобщена и нет единства. Поэтому вся эта неудачная игра, начиная с прошлого года, — звенья одной цепи. Если разберутся с внутренним микроклиматом, то команда — несомненный лидер во внутреннем чемпионате.

— Могли бы кого-нибудь отметить из нынешнего состава «сине-бело-голубых»?

— Никого, потому что нет стабильных игроков, которые на протяжении всего чемпионата демонстрировали бы и подтверждали свой класс. Все играют неровно и с перепадами. То ярко, то получают травму, как Данни. Моментами демонстрируют свой футбол, но стабильного игрока, который бы всё время поддерживал свой класс на протяжении первой части чемпионата, я не увидел.

— Кто еще, кроме питерцев, может бороться за чемпионство в этом сезоне?

— Все, кто находится в пятерке лидеров чемпионата, способны вести борьбу за золото.

— Своего ли результата добились зенитовцы в Лиге чемпионов?

— Вы же знаете поговорку: победителей не судят. Раз вышли в плей-офф, значит, всё сделано для решения задачи. В итоге «Зенит» с шестью очками попал в 1/8 Лиги чемпионов, а «Наполи» с двенадцатью отправился в Лигу Европы. К сожалению, больше такого фарта на стадии плей-офф не будет. Поэтому выйти в следующий раунд зенитовцам сложно.

— Какими видите шансы «Зенита» в противостоянии с «Боруссией»?

— Предпочтение отдаю «Боруссии», которая является фаворитом. Однако в футболе всё быстро меняется, и если во время зимнего перерыва «Зенит» найдет у себя внутренние ресурсы, будет сплочен и заряжен на решение задач, то в противостоянии из двух матчей всё возможно.

Победа на чемпионате Европы придала мне уверенности

— Долго ли размышляли — становиться тренером или нет?

— Сомнений в том, что останусь в футболе, никогда не было. Когда стал опытным футболистом, то больше внимания стал уделять тренировочному процессу. Высшую школу тренеров закончил еще будучи действующим игроком. Поэтому для себя я давно определил, в каком направлении двигаться дальше.

— Какие тренеры внесли особый вклад в ваше развитие как футболиста?

— Все. У каждого из наставников, с которыми я работал, были свои сильные стороны. Поэтому старался почерпнуть те лучшие качества, которые помогали добиваться результата.

— Как возникло предложение возглавить юношескую сборную России 1996 года рождения?

— Николай Писарев предложил перейти на работу в РФС. Я сказал об этом руководителям армейской школы, они между собой поговорили, после чего было получено согласие, и я подписал контракт.

— В этом году вы как тренер стали участником чемпионата Европы и чемпионата мира. Какие остались впечатления?

— С точки зрения моего развития как тренера оба соревнования показали, в каком направлении движется современный футбол, по каким направлениям нам нужно очень серьезно прибавлять, в каких мы достаточно конкурентоспособны, что непосредственно позволило нам выиграть чемпионат Европы. Это очень большой опыт, который помог мне как тренеру и футболистам с точки зрения развития.

— Изменила ли вас чем-нибудь победа в чемпионате Европы?

— Ничего не поменялось. Этот успех придал уверенность в собственных силах и в том направлении, которое выработал тренерский штаб. Мы и дальше будем продолжать двигаться в этом направлении, чтобы быть полезным российскому футболу.

На турнире Гранаткина будет интересно проверить новичков

— Чего ждете от турнира Гранаткина?

Интересно будет проверить новых молодых футболистов, которые будут кандидатами в сборные, и посмотреть, кто из них готов составить конкуренцию тем игрокам, которые достаточно хорошо проявили себя на юношеском чемпионате Европы.

— За вашу команду выступают несколько зенитовцев. Какого мнения вы о них?

— Они сейчас находятся в самом начале карьеры — переходят из юношеского футбола во взрослый. Поэтому не стал бы давать какие-либо оценки. Ребятам нужно быть готовыми к тому, что конкуренция будет гораздо выше, чем та, которая есть на юношеском уровне.

— Нравится ли вам идея самого турнира?

— Да. Сам был участником этого соревнования в 1987 году в Ленинграде, когда нашу сборную тренировал Борис Игнатьев. Большая группа игроков проявила себя тогда, целая плеяда футболистов играла в чемпионате СССР и в сборной. Только время для того, чтобы проводить Мемориал, с моей точки зрения, не самое оптимальное.

— Как оцениваете состав турнира?

— Очень хороший. Добавилась такая самобытная команда, как сборная Японии. Крепкие соперники — Украина, Турция, Словакия и Словения. Все они — участники чемпионатов мира и Европы. Турнир очень представительный, и я думаю, что всем будет интересно.

Вадим ФЕДОТОВ.

• источник: sport-weekend.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают