Сергей Игнашевич: «Мы обязаны найти внутренние резервы»

Лидер чемпиона страны ЦСКА и сборной России Сергей Игнашевич рассказал корреспонденту “Ъ” ПЕТРУ КУЗНЕЦОВУ о последних событиях в клубе, страте футбольного сезона, слежке за соперниками, своей команде в Fantasy Football и о совершенных ошибках.

— Самая свежая новость, касающаяся ЦСКА, уход Вагнера. Знали ли вы, что матч с «Крыльями Советов» станет для него последним?

— Мы узнали о переходе Вагнера только тогда, когда он приехал попрощаться с нами. Для всех это была большая неожиданность.

— Насколько его отъезд ослабит команду и как можно компенсировать потерю такого классного мастера?

— Это огромная потеря. Но мы обязаны найти внутренние резервы. Хонда, Думбия, Дзагоев могут сыграть на этой позиции. И конечно, было бы здорово, если бы мы приобрели еще одного нападающего.

— Пока еще свежи воспоминания, расскажите о самом драматичном матче стартовых туров против «Крыльев».

— Да уж, болельщики любят матчи с таким непредсказуемым сценарием. Даже не могу сразу вспомнить, когда в последний раз на первых минутах у нас удаляли игрока, мы пропускали с пенальти, а потом сами не забивали с точки. Хотя в прошлом сезоне были два драматичных возврата со счета 0:2 в матчах с «Волгой» и «Спартаком». Когда отыгрываешься после 0:2, особенно на выезде в Нижнем Новгороде, это всегда запоминается.

— А какой момент из матча с самарцами особенно запомнился?

— Выход Сейду Думбия. Мы прекрасно знали его сильные качества, знали, что у него будут моменты, и были в восторге, когда он забил практически первым касанием. А потом через десять минут еще и заработал пенальти.

— Думбия же долгое время был травмирован. Он вообще тренировался в общей группе?

— Только неделю. До этого отдельно от остальных бегал. Но он все-таки нападающий, его должно было хватить минут на 15.

— А я думал, вы скажете про момент с удалением Георгия Щенникова. Все-таки находились рядом с эпизодом. Это была чистая красная карточка или вы могли его подстраховать? 

— В игре мне не показалось, что Жора сфолил, хотя потом на повторе я увидел, что все-таки нарушение было. Я не мог ему помочь, не успевал подстраховать. Хотя Жоре, наверное, не стоило так рисковать, надо было дальше бороться.

— То есть для вас ключевым моментом был именно выход Сейду Думбия?

— Ключевым моментом — да. А вот ключевое решение было перейти на схему с тремя защитниками. Если честно, я думал, что после удаления выпустят еще одного защитника: у нас есть молодой парень Слава Караваев или Витя Васин. А когда поступила команда, что играем в три защитника, я понял, что это равнозначно призыву «Свистать всех наверх».

— В последний раз играли в три защитника, наверное, еще при Валерии Газзаеве?

— В общем-то да, хотя бывало еще в сборной при Гусе Хиддинке.

— Навыки не растеряли?

— Мы-то с братьями (Березуцкими.— “Ъ”) втроем быстро разобрались. Другое дело, что наши крайние полузащитники Кэйсукэ Хонда и Стивен Цубер были не готовы к такой игре. То есть с десятой минуты мы защищались практически втроем.

— А по схеме Цубер и Хонда должны были всю бровку закрывать?

— Не совсем так. Например, если соперник атаковал левым флангом, то правый полузащитник должен был опускаться на место правого защитника. А такого не было. Мы втроем играли, и хорошо еще Понтус Вернблум опускался назад и частенько играл переднего защитника.

— Но драйва такая игра добавляла. Как это изнутри переживалось?

— Авантюрная игра была, и это чувствовалось. Был риск, и риск большой, поэтому мы старались сыграть в обороне надежнее.

— Цуберу и Хонда физических сил не хватало опускаться в свою зону или тактической выучки?

— Они не знали, как действовать при схеме с тремя защитниками. Если не было в их зоне игрока, они и не опускались. Приходилось уже по ходу игры им подсказывать. Я, например, Цуберу сказал играть левого защитника, а поскольку знал, что он любит атаковать, получалась для него идеальная позиция, где он мог бы разбежаться. Хотя в первом тайме Цубер очень строго действовал сзади.

— У ЦСКА на старте получились и физически затратные матчи, и эмоционально. Сил-то хватает?

— Я бы не сказал, что эти матчи выдались физически очень затратными. Вот если бы в Суперкубке играли дополнительное время, тогда да. А так начало сезона, сил много. А контрольных матчей на сборах, наоборот, было мало. Так что с этим проблем нет, мы готовы примерно на 80%.

— Всех и удивляет готовность ЦСКА. Большинство клубов премьер-лиги были на виду, готовились в Европе, а ЦСКА отправился в загадочное коммерческое турне в Китай.

— Нас, футболистов, никто не спрашивал, хотим мы ехать или нет. Это политика клуба, и хорошо, что мы осваиваем новый рынок. Функциональную базу мы заложили за четыре дня в Москве, в Китае же только играли товарищеские игры и восстанавливались. Температура была высокая, так что мы даже тренировались один раз в день. Не было возможности отработать что-то новое в тактическом плане. Поэтому все и говорят о целесообразности этого турне. Но в целом бытовых проблем или сильных проблем с акклиматизацией я не почувствовал. Хотя было не совсем комфортно и привычно, как в Москве или в Европе. С другой стороны, мы познакомились с новой культурой, и я бы не сказал, что мы плохо подготовились к началу сезона.

— А что в Китае вас удивило?

— Было много нюансов организационного плана, к которым мы не привыкли. В Европе все совершенно по-другому. В Китае же мы столкнулись с такими вещами, когда, например, на тренировке вдруг включилась поливочная система — сотрудники стадиона таким образом пытались нас выжить с поля. Видимо, была какая-то организационная накладка. Вода хлещет, а мы тренируемся. Никто из китайцев, естественно, не говорит по-английски. Организаторы наши стоят и тоже не могут наладить с ними контакт. В результате это все вылилось даже в небольшую потасовку.

— Кто постоял за честь армейского клуба?

— Нашлись у нас герои (улыбается).

— Вы много выкладывали в Instagram фотографий с храмами. Была насыщенная культурная программа?

— К сожалению, не очень. В основном мы базировались в восьмимиллионном Нанкине, хотя первые два дня провели в Пекине. Конечно, если бы часть сборов прошла в Шанхае, фотографий было бы гораздо больше.

— Леонид Слуцкий обтекаемо сказал, что была бы его воля, он бы в Китай не поехал. А вы?

— В идеале тоже бы не поехал. Готовились бы себе в Москве и ездили на контрольные матчи, как команды на Объединенном турнире.

— Следили за ним?

— Целиком матчей не видел, смотрел только видеонарезки.

— Уже отслеживали будущих соперников?

— Я смотрел не только матчи «Спартака» и «Зенита», но и нарезки моментов других команд. Причем слежу за соперниками не только в межсезонье, но и по ходу чемпионата. Стараюсь не пропускать всех отчетов и обзоров туров. Нужно знать сильные и слабые стороны соперников.

— А аналитические передачи вам пищу для размышлений дают? Леонид Слуцкий к ним с иронией относится.

— Бывает интересно смотреть, когда приходят грамотные специалисты.

— У нас в стране столько специалистов. Вот вы кого считаете авторитетным экспертом?

— Многие критикуют Анатолия Федоровича Бышовца, а мне его интересно слушать. Я считаю его специалистом высокого уровня.

— Вы уже присматривались к соперникам. Кто обратил на себя внимание: «Спартак», перешедший на новую схему, «Анжи», усилившийся Игорем Денисовым и Александром Кокориным, кто-то другой?

— «Спартак» перешел на новую расстановку?

— Да, Валерий Карпин говорит, что стали действовать по расстановке 4–3–3 с Кариокой, Глушаковым и Костой в центре.

— Ну, может быть.

— А вы совсем не заметили?

— Это не столь существенная разница по сравнению с тем, что было в прошлом сезоне. Вот если бы «Спартак» перешел на схему с тремя защитниками, тогда это бы сразу бросилось в глаза, было бы гораздо интереснее.

— Понял, что вы следите за командами. А за отдельными игроками, нападающими или защитниками?

— Больше, конечно, слежу за нападающими, но и за защитниками тоже. Вот за полузащитниками в меньшей степени. Есть много информации, много источников. Все игроки очень активно друг за другом следят.

— И как это происходит? Вы обращаете внимание, как футболист принимает мяч, в какую сторону открывается…

— Я на все обращаю внимание. Как держится в единоборствах тот же нападающий или защитник. В каких ситуациях падает, в каких идет в обводку, в каких бьет. Все это важно.

— Скажите, на ваш взгляд, форвард «Анжи» Ласина Траоре сам упал в штрафной в матче с «Локомотивом»?

— Он почувствовал контакт сзади и всеми силами показал, что его держали. Другое дело, что судья эпизода не видел.

— Как же? Он стоял в 15 метрах.

— Рук Чорлуки он не мог видеть. Но решиться на такой пенальти, даже не знаю… Вряд ли Безбородов в этом матче поставил бы такой пенальти в ворота «Анжи», тем более на последних минутах.

— А вот другой судья в матче «Динамо» и «Анжи» такой одиннадцатиметровый поставил.

— Там нарушение было очевиднее.

— Вас не удивляет такой старт махачкалинцев. Перед сезоном «Анжи», казалось, закрыл все уязвимые позиции, усилился игроками сборной России.

— Кокорин не играет, не играет и Жирков, у Мубарка Буссуфы сейчас Рамадан. И потом, видимо, в команде есть внутренние проблемы, раз Хиддинк ушел.

— Удивила его отставка?

— Да, очень. Непохоже на Хиддинка. Тем более, если в конце прошлого сезона он принял решение остаться. Мне казалось, что в таком возрасте он не способен на резкие поступки.

— Вы так пристально следите за нападающими. А кто среди выступающих в премьер-лиге форвардов самый интересный, разноплановый?

— Кокорин, Это`О. У них много сильных качеств. Скорость, обводка, уверенность в себе. Защитнику всегда не нравится, когда нападающий настырно идет в дриблинг. Начинается своеобразная дуэль, и если в ней защитник даст слабину, то нападающий моментально это почувствует: будет атаковать именно через его зону. И наоборот, если защитник сразу дает понять, что свободы у форварда не будет, нападающий меняет фланги, перебегает к другому защитнику или отходит в глубину поля.

— А как дать понять нападающему, что свободы не будет? Пару раз жестко встретить?

— Не хочу выдавать секретов (смеется).

— Нет, ну в российском чемпионате вы можете любого запугать.

— Я не пользуюсь грязными методами (смеется).

— А кто пользуется? 

— Вообще, такое в футболе было всегда. Вспомнить хотя бы Винни Джонса. В советском футболе грубой игры, кажется, было больше, чем сейчас, когда везде камеры и можно дисквалифицировать игрока на основании просмотра записи. Старшие товарищи рассказывали легенды, что в союзные времена защитники выходили на поле с иголкой, чтобы можно было при угловом уколоть соперника.

— Я слышал, что вы увлекаетесь Fantasy Football (игра, в которой участник тратит виртуальные 100 млн на покупку игроков; очки начисляют в зависимости от удачного выступления футболистов в реальных матчах чемпионата России.— “Ъ”)Даже команду собирали.

— Я и в этом году собрал.

— Я тоже играю. Если не секрет, кого позвали под свои знамена?

— Команду собрал буквально за полчаса. Вратарем сразу поставил Славу Малафеева, а потом поменял на Юрия Лодыгина. Думаю, «Зенит» будет мало пропускать, как и мы. Так что в обороне я с Васей (Березуцким.— “Ъ”). А еще в защиту взял двух центральных из «Кубани» — Шандао и Анхеля Деальберта.

— Если честно, я на вас погорел. В первом туре сделал вас капитаном, чтобы очки удвоились. Думал, что от «Урала» ЦСКА точно не пропустит. А вы еще и желтую карточку получили.

— Так тоже на себе погорел (улыбается). Тоже сделал себя капитаном. А потом и в матче с «Крыльями» так поступил, тоже думал, что не пропустим.

— А в полузащите у вас кто?

Муса. Он же у нас действует на позиции нападающего, а в игре числится полузащитником, так что хороший выбор. Еще взял Араса Озбилиза из «Кубани», который пока полностью оправдывает мои ожидания (забил два мяча.— “Ъ”). Потом заложился на Бусуффу и очень расстроился, что его не ставят. Еще Аршавин у меня есть.

— Неужели?

— Конечно, он же дешевый, всего шесть виртуальных миллионов стоит. Для сравнения: тот же Муса стоит восемь. Из «Ростова» взял Канга. У ростовчан на старте хороший календарь — две игры дома. А он играет полузащитника, хотя в прошлом матче с нами действовал на позиции нападающего. Еще Пеева взял.

— Тут вы в точку попали.

— Но я его взял уже после первого тура, в котором он сделал дубль. Но болгарин исполняет все стандарты, так что будет полезен. А в нападении у меня Дзюба. Тоже с ним угадал: две игры у «Ростова» дома, понятно, что на эмоциях после перехода Артем мог выстрелить. Взял еще Халка, но он не играл в первом туре. Пришлось менять на Это`о.

— И на каком вы сейчас месте?

— 2600-й. После второго тура упал на 2000 позиций.

— А кто-то еще из ваших знакомых играет?

— Я не знаю. Вообще, среди футболистов это не очень популярная тема. Может, для кого-то это будет откровение, но между собой мы мало говорим о футболе.

— ЦСКА довольно закрытый в информационном плане клуб. Даже по трансферам слухи не просачиваются. Вы вообще интересуетесь грядущими переходами ЦСКА?

— Очень сильно. Я просто подхожу к Слуцкому и спрашиваю: «Что мы будем делать в это трансферное окно?»

— В этот раз он вас успокоил. Все-таки довольно быстро подписали двух новичков.

— Да, я уже в Китае знал, что у нас будут два приобретения.

— То есть обладали инсайдерской информацией.

— Да.

— Стивена Цубера все уже оценили, а Георгия Миланова мало кто видел. В болгарской прессе о нем только хвалебные отзывы.

— В этом случае прессу вообще читать не стоит. В свое время к нам приезжал молодой чех Любош Калоуда, его называли вторым Павлом Недведом. Миланов сыграл в контрольной игре с «Волгой», и было видно, что парень не теряется на поле, ищет мяч, грамотно им распоряжается. Это бросилось в глаза. Было сразу понятно, что новички способны принести пользу.

— А где Леонид Слуцкий использовал Миланова?

— Вообще-то он центральный полузащитник, но может сыграть и инсайда.

— То есть уже подстраховались в случае ухода Кэйсукэ Хонда?

— Да. Отличный футболист, карьерист. Он этого и не скрывал. Когда только подписывал контракт с ЦСКА, сказал, что продлевать его не будет. Продуманная позиция, плюс агент у человека не зря ест свой хлеб.

— В России такое отношение к футболу встречается редко?

— Я вам ни одного примера не приведу. Очень большое значение в карьере футболиста играет агент, который может помочь построить карьеру.

— Оглядываясь на вашу футбольную карьеру, кажется, что вам и агент-то был не нужен.

— А у меня его и не было, и я очень жалею об этом. Потому что в свое время я сделал несколько поступков, которые совершать не стоило.

— Например?

— Переход из «Локомотива» в ЦСКА, наверное, был не очень правильный. Сейчас это равносильно тому, что я перейду в «Зенит». А тогда я переговорил с Евгением Гинером и Валерием Газзаевым, и они меня, 24-летнего футболиста, легко убедили. Хотя теперь понимаю, какой это был неприятный момент для болельщиков «Локомотива». Нужно ценить клуб, в котором играешь. И если мечтаешь перейти в европейский клуб, то во внутреннем чемпионате сильную команду лучше не менять.

— Многих футболистов это не особо цепляет: Владимир Быстров, Александр Кокорин, братья Комбаровы…

— Кокорина очень легко понять. Ему сделали такое предложение, от которого нельзя отказаться. Особенно в его юном возрасте.

— Вы же говорили, что отказались бы от любого предложения «Анжи».

— Мы с Кокориным находимся на разном этапе карьеры. Сейчас по прошествии стольких лет в футболе я могу принять более взвешенное решение.

— То есть в России не существует такого предложения, которое бы заставило вас уйти из ЦСКА?

— Я точно знаю, что никуда из ЦСКА не уйду. Что бы ни случилось, даже если команда обанкротится или будет играть в любительской лиге. Пора бы уже остепениться.

— Судя по недавнему провальному молодежному Евро, вам еще придется поиграть в сборной на позиции центрального защитника.

— Центральный защитник — специфическая позиция. Чтобы стабильно играть, нужен опыт. А для этого надо постоянно выходить в основе. Методом проб и ошибок ты выходишь на новый уровень понимания игры.

— До домашнего чемпионата мира 2018 года дотянете?

— Так далеко не загадываю. Думаю, к этому времени появятся достойные кандидатуры помимо нас с парнями из ЦСКА.

— Меньше чем через месяц сборной России играть отложенный матч с североирландцами. Когда было лучше провести эту встречу — тогда в марте или сейчас в августе?

— Тогда приняли правильное решение перенести матч. И думаю, сборная России от этого выиграла: в снегопад на том поле невозможно было играть в комбинационный футбол, и ирландцам было бы проще обороняться. Плюс нам на руку, что российские клубы уже начали сезон, а североирландцы — нет.

— Это будет ключевой матч из оставшихся?

— Этот и два следующих домашних. Если возьмем девять очков, то на 99% выйдем на чемпионат мира.

— Хотел спросить вас про тренерские подходы Фабио Капелло и Дика Адвоката. Вы говорили, что у итальянца играют только лучшие. А при Адвокате складывалось впечатление, что играли любимчики. Вам так не казалось?

— Я не назову их любимчиками, но были футболисты, которым он безмерно доверял, и это чувствовалось.

— Внутри команды это как-то обсуждалось?

— Да, обсуждалось, но ни к каким конфликтам это не приводило.

— Мне очень нравится ваш Instagram. Один ироничный кадр английского паба Coach & Horses чего стоит. («Тренер и лошади» — соперники называют болельщиков ЦСКА «кони».— “Ъ”). Вы, как Дмитрий Медведев, сами снимаете?

— Да, все на iPhone.

— Для футболиста вы нестандартные поездки выбираете — летом в Лондон, до этого колесили по Франции. Вас не заметить, как российскую футбольную молодежь, в Майами, на матчах «Хит», чтобы в кадре обязательно мелькал Леброн Джеймс.

— Если бы поехал отдыхать в Майами, я бы тоже сходил на пляж и на матч НБА. Другое дело, что фотографии у меня, наверное, были другие. Я бы не стал снимать себя, сидящим на трибуне. Постарался поймать в кадр что-нибудь интересное, найти нестандартный ракурс, интересных людей.

— Многие футболисты активно используют социальные сети. За кем следите из коллег, на кого подписаны?

— В Instagram у меня много знакомых. А среди европейских футболистов я подписан только на Хуана Мату из «Челси». Мне нравится его подход, у него очень живописные фотографии получаются. Не только анонсы матчей или фотографии с клубного сайта. Он много снимает природу, города.

— Просматривая эти фото, не жалеете, что, видимо, не доведется поиграть в Европе?

— Я уже пожалел об этом и понимаю, что мне не светит поиграть в иностранном чемпионате. Так что со временем я просто перестал думать на эту тему.

— А был момент, когда вы были близки к переходу в европейский клуб?

— Да, летом 2008 года после чемпионата Европы. У меня тогда был конфликт с Валерием Газзаевым, и я был готов уехать куда угодно. Были реальные варианты, и я серьезно думал. Настолько серьезно выбирал между командами, городами, что не мог уснуть до пяти-шести утра. Очень сильно переживал по этому поводу.

— В интервью “Ъ” Алан Дзагоев говорил, что если переедет в Европу, то туда, где солнце. То есть не в условный дождливый Манчестер.

— А я бы в Манчестер с большим удовольствием поехал, меня всегда привлекали клубы с большой историей, со своей особенной аурой. Именно за этим я и поехал бы.

• источник: www.kommersant.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
1 комментарий
Цубер оказывается не плохой футболист если новые схемы схватывает на лету сразу на поле
Ответить
26 июля 2013, в 16:07
0
Сейчас обсуждают