Леонид Слуцкий: «Хонда свой контракт окупил полностью»

Леонид Слуцкий: «Хонда свой контракт окупил полностью»

В четверг вечером ЦСКА улетел в Китай, где в рамках коммерческого турне проведет два матча. Накануне отъезда главный тренер армейцев рассказал о подготовке к сезону, новичках, возможных потерях, травмах, трансферной политике клуба и многом другом.

КИТАЙ ВМЕСТО ОБЪЕДИНЕННОГО ТУРНИРА

– Чьей инициативой было турне по Китаю?

– Клуб договорился с китайской стороной, – начал Слуцкий общение, которое проходило в рамках встречи со студентами факультета "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA. – Нам сказали: надо ехать. Мы поехали. Хотя с точки зрения подготовки к сезону, наверное, целесообразнее было бы провести сбор, либо поучаствовать в Объединенном турнире. Но повторюсь: поездка нужна была клубу. Это вопрос дополнительного заработка и продвижения бренда ЦСКА на перспективном азиатском рынке.

– Сколько клуб планирует заработать на этом турне?

– Конкретной цифры называть не буду. Но цифры совсем незаоблачные. Если определять долю этого заработка в общем годовом бюджете клуба, получится, я думаю, не больше полпроцента.

– Будет ли у вас пополнение перед сезоном?

– Если и будет, то небольшое. Возьмем максимум одного футболиста. С учетом травмы Тошича и вероятного ухода Хонды, речь идет об игроке верхней тройки. Кроме того, возможно привлечение в обойму кого-то из молодых. Мы работаем в очень тесном контакте с нашей академией, я прекрасно знаю всех игроков, тренирующихся в командах старших возрастов, постоянно бываю на играх молодежного состава, выступающего в первенстве Москвы.

Перспективные ребята есть: например, с командой уже тренировались Караваев, Засеев, Нетфуллин, Базелюк. Внимательно следим за Теном, который отдан в аренду "Ротору". Плюс Ефремов из тольяттинской академии. У него, кстати, прямо сейчас самые большие шансы заиграть в основе.

Еще я бы выделил Базелюка. Хороший нападающий с отличными физическими данными. Но, для того чтобы пробиться в основу, ему нужно "задушить" кого-то из четверки – Вагнер, Думбья, Муса, Нецид. Словом, тяжело придется Базелюку.

– Какова ситуация с Хондой?

– У него контракт до конца года. Продлевать его он не намерен. С другой стороны, конкретных предложений по Хонде у клуба нет. Если так продолжится и дальше, велика вероятность, что он уйдет от нас свободным агентом. Ну так бывает. Ничего страшного. Тем более что в свое время он был приобретен за скромные деньги, а с ним ЦСКА выиграл несколько российских титулов, дважды выходил из группы в Лиге чемпионов. В общем, свой контракт он полностью окупил.

– ЦСКА славится тем, что большинство легионеров в команде приживаются. Как решается проблема адаптации?

– У нас эта работа построена очень серьезно. Не могу сказать, что мы в этом отношении можем сравниться, например, с "Шахтером", где решением всевозможных проблем бразильцев занимаются чуть ли не 50 человек. Но все-таки в ЦСКА уделяется очень большое внимание тому, чтобы иностранцы в Москве чувствовали себя максимально комфортно. И именно благодаря такому подходу мы иногда выигрываем конкуренцию за действительно больших мастеров.

Вот, скажем, Эльм. Когда он искал новый клуб, то очень заботился о сугубо бытовых вопросах. Хотел, чтобы на новом месте было хорошо его жене, трехмесячной на тот момент дочери и собаке. Чтобы от дома как можно более удобно добираться до базы и стадиона. Чтобы наши повара обеспечили ему специальное диетическое питание, к которому он привык, и так далее. И мы получили его именно потому, что смогли гарантировать исполнение всех пожеланий.

С другой стороны, очень важным во время проработки трансфера является изучение личности футболиста: его человеческих качеств, привычек, наклонностей. Зная о них, вы можете с достаточной долей уверенности делать выводы, приживется ли в команде тот или иной игрок, заиграет он или нет. Иногда приходится рисковать. Если бы некоторые наши футболисты помимо репутации талантливых игроков обладали еще и репутацией безупречно адекватных людей, то они не за ЦСКА бы выступали, а за "Реал"! Чего только не говорили о Фернандесе – дважды сбегал из своего клуба, проспал вызов в сборную, очень странный молодой человек, – но сезон у нас уже отыграл. И никаких проблем.

– Что с травмированными?

– В концовке сезона, когда на кону стояло чемпионство, многие игроки вынужденно играли с повреждениями. Для ЦСКА это был настоящий кошмар. Из тех футболистов, что были в нашем распоряжении, мы выжали буквально все. У нас люди на поле выходили не то что из лазарета – чуть ли не на костылях!

Теперь это сказывается. Думбье еще долго предстоит восстанавливаться. Тошич вернется в общую группу к началу июля, Фернандес в середине августа. Что касается Нецида и Гонсалеса, то оба уже занимаются в общей группе.

Марк совершил, без всяких преувеличений, настоящий подвиг. Когда я после той травмы увидел его ногу, то ужаснулся. Там речь чуть ли не об ампутации шла! Какой футбол, ногу бы сохранить?! Слава богу, у Гонсалеса хватило упорства и мужества преодолеть эту ситуацию. И это притом, что он фланговый игрок, чей главный козырь взрывная скорость. Что будет дальше, сказать сложно. Но, судя по тому, как он относится к работе, шанс закрепиться в обойме у него определенно есть.

КОНКУРЕНЦИЯ ДРУЖБЕ НЕ СПОСОБСТВУЕТ

– Со стороны есть ощущение, что в ЦСКА царит дружеская атмосфера. Как вы ее поддерживаете?

– С помощью чувства юмора, шуточек, подколок, которые держат футболистов в тонусе. Но это, впрочем, не наше ноу-хау: в футбольных клубах это довольно распространенный стиль общения. Я вам скажу, что атмосфера в команде на 99 процентов зависит от текущего результата. Выигрываете – все отлично. Стоит начать проигрывать, особенно подряд, как все меняется. Такая может внутренняя истерика команду накрыть, что пиши пропало, из штопора до конца сезона не выйдешь. Нынешний ЦСКА – команда стрессоустойчивая, одно-два поражения ее из колеи не выбьют. Три, наверное, тоже. Больше? Не знаю. У нас в прошлом сезоне возможности это проверить, к счастью, не было: больше трех матчей без побед не играли.

Когда работал в "Крыльях", старался создать команду-семью. Мы много общались, дружили. Дважды в неделю вместе с семьями ужинали. И это приносило свои результаты на поле, причем, на мой взгляд, вообще максимально возможные для той команды в тот момент. Но ЦСКА другой уровень. Здесь такая семейная атмосфера невозможна, да и не нужна по большому счету.

– Почему?

– В "Крыльях" тогда кто играл? Ярошик, Коллер, Тихонов – то есть очень большие мастера, карьера которых, однако, уже шла по нисходящей. Еще была большая группа молодежи и футболисты типа Бобра, который в "Крыльях" девять лет, и ни вверх, ни вниз. Иными словами, это был коллектив, в котором людям делить друг с другом было нечего.

ЦСКА другое дело. Здесь собраны очень амбициозные игроки, сосредоточенные на карьере: одни хотят уехать на Запад, другие в сборную пробиться. Как бы кто доброжелательно друг к другу ни относился, все равно они – жесткие конкуренты, а такая ситуация не очень-то способствует дружбе. Ко мне они, к слову, относятся соответственно. Если я кого-то завтра в состав не поставлю, буду злейшим врагом, даже если накануне пять раз подряд его от смерти спас.

Семейная атмосфера в ЦСКА проявляется в том, как клуб относится к игрокам, которые многое для него сделали. К тому же Рахимичу. Последние три сезона он на поле появлялся лишь эпизодически, но тем не менее контракт с ним был продлен еще на год – просто потому, что не дать ему шанса сыграть за сборную Боснии на чемпионате мира-2014 было бы в высшей степени несправедливо. Дуду прошлым летом, оказавшись без клуба, попросил ЦСКА дать ему возможность тренироваться с нашим основным составом. Пожалуйста. Набрал форму, смог заключить контракт с "Гоясом". Сейчас с нами тренируется Алдонин в ожидании нового контракта.

– В каком из клубов, где вы работали, взаимодействие между руководством и командой было выстроено наилучшим образом?

– Могу сказать, что комфортнее всего мне работалось в "Крыльях". Особенно первый сезон, когда выполнялись все финансовые обязательства. Там я полностью отвечал за работу с командой: не только за тренировочный процесс, но и за селекцию, за комплектование штаба. Словом, за все, кроме чисто технических и бытовых вопросов. И игроки понимали, что я не просто тренер, а человек, от которого зависит, кто останется в команде, а кто будет выставлен на трансфер. И так далее.

ЦСКА куда больший клуб, чем "Крылья", и здесь, конечно, все гораздо более специализировано. Когда я приходил, даже речи не шло о том, чтобы я сам формировал штаб. Можно было взять одного помощника, и все. Здесь я не могу отправить игрока основы тренироваться в дубль, не согласовав это с руководством. Здесь Щенников, например, через своего агента полгода вел с клубом переговоры о продлении контракта, а я в них не принимал участия.

– То есть решения по трансферам в ЦСКА принимаются без учета вашего мнения?

– Смотря по каким. Когда покупаем, естественно, работаем вместе с президентом и селекционной службой. Когда продаем, все зависит от интересов клуба и самого игрока. Если предложение устраивает обе стороны, то мне, конечно, сообщат, что такой-то от нас уходит, а что я по этому поводу думаю, уже не важно. Но раз ЦСКА является самым успешным российским клубом 2000-х, а это факт, с которым спорить трудно, значит, принятая модель приносит главное – результат. Значит, она эффективна.

ЧЕМПИОНЫ БОЯЛИСЬ, ЧТО БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕ ВЫИГРАЮТ

– Какова задача на следующий сезон?

– Знаете, мне за те годы, что я на этом месте работаю, никто ни разу задачи на сезон не озвучивал. Это очевидная вещь: ЦСКА обязан бороться за самые высокие места. Тут и обсуждать особо нечего.

Другое дело, что в моей карьере нынешняя предсезонка – самая экстремальная. Игроки из отпуска выходили партиями: сначала россияне, которые последний матч сыграли в финале Кубка, потом сборники, ездившие в Португалию. Затем иностранцы – после товарищеских матчей за свои национальные команды. Муса с Хондой, которые в Кубке конфедераций участвовали, и вовсе только 6 июля присоединятся, всего за неделю до игры на Суперкубок. Основная сложность – привести всех футболистов к единому знаменателю. Времени на это немного.

– Большинство игроков ЦСКА на российском уровне выиграли все что только можно. Для них требуется какая-то дополнительная мотивация?

– Я бы уточнил. У нас всего пять человек – Акинфеев, Вася и Леша Березуцкие, Игнашевич и Вагнер – уже были чемпионами. Все остальные стали ими впервые. Это только кажется, что время идет, а в ЦСКА ничего не меняется. На самом деле состав за последние годы сильно обновился, пришло молодое поколение. Вот спросите Мусу, например, когда его нынешний клуб выиграл Кубок УЕФА. Ответит он? Сомневаюсь. Да он, скорее всего, о той победе вообще ничего не слышал.

Или вот недавно был случай. К нам на стажировку приезжал Веретенников, который сейчас тренер в "Роторе". И я как-то раз обмолвился о том, что мы его ждем, в присутствии Ефремова. Вижу, фамилия ему ничего не говорит. Ладно, думаю, увидит – узнает.

– Узнал?

– Нет. При том, что это Веретенников, лучший бомбардир в истории российского чемпионата! Играл еще совсем недавно, мне так вообще кажется, что это вчера было. Почему так? Что, Ефрем тупой? Да нет, просто ему всего 18…

Это я к тому, что у молодежи нашей мотивация была запредельная – взять свой первый чемпионат. Те пятеро, о которых я сказал, постоянно давили на них своим авторитетом. Вроде того, что "вот без вас мы все, что можно, выиграли, а вы пришли, и с вами ничего не получается". С другой стороны, у самой пятерки были опасения, что они больше никогда ничего подобного не добьются. Они этого даже боялись, мне Игнашевич рассказывал о своих ощущениях. Одно дело выиграть что-то совсем молодым, когда кажется, что вся жизнь впереди, и совсем другое – под занавес карьеры. В 33 года это вызывает совсем другие чувства. Так что чемпионство-2013 трудное, тяжелое, но очень яркое.

И еще. Проблему мотивации в профессиональном футболе считаю надуманной. Игроки и без того мотивированы немаленькими контрактами.

В ЦСКА ЕСТЬ ДВА ВИДА ПРЕМИАЛЬНЫХ

– Каким аспектам вы уделяете наибольшее внимание в межсезонье?

– Идет закладка фундамента на весь чемпионат. Мелочей нет. Но если говорить об игровых упражнениях, то уделяем большое внимание отработке переходов из обороны в атаку, и наоборот. Дело в том, что большинство создаваемых в игре голевых ситуаций создаются в результате именно этих переходов. При потере мяча одной командой, как правило, возникает более или менее длительный промежуток утраты концентрации. Игроки расстроены, на мгновение выключаются из борьбы, и этого мгновения сопернику, который, наоборот, воодушевлен перехватом, может оказаться достаточно для того, чтобы убежать и создать опасность у чужих ворот.

Следовательно, задача состоит в том, чтобы исключить или максимально сократить время утраты концентрации. Чтобы, едва потеряв мяч, в атаке или в обороне, команда не выключалась из борьбы, а наоборот – тут же начинала бороться за возвращение мяча. Как пример: в прошлом сезоне мы больше всех в премьер-лиге владели мячом. И при этом были единственной командой, которая в быстрых атаках забила больше, чем в позиционных.

– Упражнения для таких переходов придумываете сами?

– А по-другому невозможно. Никто за вас их не придумает, потому что все зависит от состава исполнителей. Мне всегда казались профанацией разговоры о том, что команды в детских клубных академиях непременно должны наигрываться по той схеме, по которой играет основа. Послушайте, мы только за те четыре года, что я работаю в ЦСКА, в разное время играли по 7-8 разным схемам! И во многом они зависели от того, кто в тот момент мог выйти на поле, а кто не мог. Потому что одно дело играть высокий прессинг, имея на острие Мусу, и совсем другое – Думбья.

– Вам мешает то, что сами вы на профессиональном уровне не играли?

– Думаю, нет. В таком клубе, как ЦСКА, игрокам от тренера, по сути, нужны две вещи. Во-первых, чтобы тренер был в состоянии способствовать их профессиональному росту. Во-вторых, чтобы он отстаивал перед руководством клуба их финансовые интересы: решал вопросы по размеру премиальных, по схемам и срокам выплат, и так далее.

Остальное не так важно. Если сравнивать меня, к примеру, с Зико, то понятно, что его авторитет в глазах игроков изначально был бы гораздо выше. Но это только изначально. Потому что проходит какое-то время – как правило, очень короткое, – и любого нового тренера игроки перестают оценивать с той точки зрения, где он играл и что выиграл, молодой он или старый, худой или толстый. А судят только по тем двум параметрам, о которых я сказал выше.

– Раз уж вы коснулись темы премиальных, какие они в ЦСКА?

– Двух видов. Есть бонус за победу в чемпионате и за второе, лигочемпионское место. Если задача выполнена, он выплачивается по итогам сезона. Кроме того, есть текущие премии за одержанную победу. Конкретные цифры озвучивать не буду, могу только сказать, что общекомандный размер премий за победы в отдельных матчах равен примерно 30 процентам той суммы, на которую команда может рассчитывать в случае победы в чемпионате.

– С вами в последнее время не случалось так, что вы смотрели футбол как болельщик, а не как тренер?

– Как болельщик я смотрю хоккей и баскетбол. Футбол не могу. Единственное исключение – четвертьфинал Euro-2008 с Голландией. Вот там действительно эмоции захлестнули.

– У вас есть желание поработать в другом клубе или за границей?

– Я не думаю, что это вариант реалистичный. В России куда идти? ЦСКА ведущий клуб, все самое лучшее в моей карьере, в том числе 15 матчей в Лиге чемпионов, связано с ним. А за границей наши специалисты не очень востребованы, и я в этом смысле не исключение. Посмотрите на ведущие западные чемпионаты, там не так много тренеров-иностранцев. В Германии, например, один. Гвардьола.

– А сборная?

– Об этом не задумывался. У меня сейчас просто нет времени размышлять на эту тему.

Петр БРАНТОВ

• источник: football.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают