Элвер Рахимич: «Готов играть, как и в молодые годы»

Элвер Рахимич: «Готов играть, как и в молодые годы»

Когда-то тренер Олег Романцев безгранично доверял Владимиру Бесчастных. Вызывал форварда в сборную, даже когда тот не имел игровой практики в клубе. Владимир благодарил за доверие голами.

Сегодня в похожей роли — самый титулованный армеец в новейшей истории ЦСКА, человек, заставший рождение так называемой эпохи Евгения Гинера. Продолжая выступать за сборную Боснии, 37-летний Рахимич лишь со скамейки наблюдает за тем, как более молодые партнеры по армейскому клубу добывают победы.

Это интервью состоялось накануне финала Кубка России в Грозном, который, к слову, выиграл ЦСКА. Элвер Рахимич, можно сказать, подвел итоги армейской карьеры и заглянул в будущее.

Поеду на чемпионат мира из ЦСКА

— С этого года вы в ЦСКА — играющий тренер. Что нового узнали для себя в этой роли?

— Пока я все-таки еще футболист. Хоть за клуб на поле не выхожу, но в сборной Боснии-то я играю и надеюсь продолжить играть. Что же касается моего статуса в команде, то просто побольше стал общаться с тренерским штабом, если надо, могу ребятам помочь, подсказать, что-то лишний раз объяснить. Но тренируюсь, как и раньше, наравне со всеми.

— Уже успели понять, по душе ли вам тренерская работа?

– Я еще не понял даже того, что же это такое. Продолжаю познавать. Наверное, смогу определиться лишь после того, как завершу карьеру игрока. Но уже сейчас уверен: хочу остаться в футболе. Это однозначно. А вот в каком качестве — посмотрим.

— От клуба уже какие-то предложения есть по поводу будущего?

— Пока нет. Но заканчивать игровую карьеру я не собираюсь. Моя большая мечта — поехать со своей сборной на чемпионат мира в Бразилию. Сейчас мы к этому близки как никогда. Надеюсь, все сложится удачно, и тогда я со спокойной душой следующим летом повешу бутсы на гвоздь.

— Но до чемпионата мира еще год, а в ЦСКА вам вряд ли светит какая-то роль, кроме записного резервиста.

— Предложения есть, но мне они неинтересны. Я остаюсь верным своим словам, а я говорил, что закончу карьеру в ЦСКА. Этот клуб — моя семья, никуда из нее уходить не собираюсь.

— У вас есть договоренность с главным тренером сборной (Сафет Сушич. — «Спорт День за Днем»), что он обязательно возьмет вас на чемпионат мира, если сборная туда попадет?

— А как он меня не возьмет, если я сейчас в сборной и мы добудем путевку в Бразилию? На этот счет я спокоен.

— Но ведь вы и следующий сезон можете провести на скамейке запасных. Вряд ли найдется тренер, которого это не обеспокоит.

— Если бы для Сушича мой статус в ЦСКА был проблемой, наверное, он давно перестал бы меня вызывать.

Пусть о Боснии узнают во всем мире

— Какой матч из оставшихся в отборочном турнире будет самым сложным?

— Нам сейчас не стоит выделять соперников и рассуждать, с кем придется сложно, а с кем, возможно, полегче. Ближайший матч предстоит с Литвой, и я уверен, что с ней будет трудно. Зато если выиграем, то сделаем серьезный шаг к решению задачи. К тому же настрой у нас исключительно на победу в группе, о запасном варианте попасть в Бразилию через стыковые встречи никто не вспоминает. Мы уже два раза в них участвовали и проигрывали. Так что больше не хотим.

— Что значит для Боснии попасть на чемпионат мира?

— Во-первых, весь мир узнает о нашей стране и о том, что в ней хорошо играют в футбол. Ну а в самой Боснии возрастет интерес к футболу, надеюсь, пойдут инвестиции в инфраструктуру, для развития нашего спорта будет делаться больше. Хотя по сравнению с прежними временами и сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону. Денег у федерации и клубов, конечно, немного, но тем не менее что-то уже есть.

— Потенциал вашей страны позволяет сборной регулярно бороться за право сыграть на чемпионатах мира и Европы?

— Думаю, да.

— Кто главная звезда в сборной Боснии?

— Конечно Эдин Джеко!

— У футбола на вашей родине есть конкуренты среди других видов спорта?

— Нет. По моему мнению, футбол вне конкуренции.

— В Бразилии бывать доводилось?

— Нет. Пока нет. И это еще больше усиливает желание посмотреть, как выглядит Бразилия. Очень любопытно посмотреть, что же представляет из себя страна, где регулярно появляется столько выдающихся футболистов.

Игнашевича ломать не стану

— Какая сборная сильнее — Боснии или России?

— Вот уж не знаю. У России сейчас все складывается удачно, она идет без потерь, мы тоже хорошо выступаем. Так что сравнить не возьмусь.

— Допустим, команды встретятся на чемпионате мира. Против своих партнеров по ЦСКА сыграете жестко?

— О-о-о, если такой матч состоится, это будет здорово! (Смеется.) Играть против Игнашевича или братьев Березуцких будет очень приятно. Но слишком жестко против них играть не буду. Обещаю.

— А партнеры по сборной не обидятся в таком случае?

— Для нас будет большой праздник, если мы вообще в Бразилию попадаем. Это главное.

Газзаев мог разнести раздевалку

— Допускаете, что после окончания карьеры вернетесь жить в Боснию?

— Не знаю. Это зависит от того, где я буду работать, чем заниматься. Все-таки надеюсь остаться в Москве, в ЦСКА.

— За четырнадцать лет пребывания в России вы освоили русский почти идеально. Сколько еще языков знаете?

— Из иностранных только по русскому специалист. Немного знаю английский, ну и родной боснийский. Который скоро забуду(смеется). Ведь, живя в Москве, я только дома с семьей на нем разговариваю. По крайней мере регулярно.

— Теперь при адаптации новичков ЦСКА у вас особая роль. Какая была последняя просьба о помощи?

— На самом деле ничего особенного в моей роли нет. Просто, как старожил ЦСКА и человек, который давно живет в Москве, могу ребятам что-то подсказать, объяснить. Если они спрашивают, высказываю свое мнение по какому-то вопросу.

— Какой разнос команде от Валерия Газзаева запомнился больше всего?

— Валерий Георгиевич всегда был очень эмоциональным, не терпел поражений. Поэтому даже выделить какое-то одно сложно: без внимания Газзаев это никогда не оставлял (улыбается). Более-менее спокойным он мог остаться, если боролись и показали хорошую игру, но соперник оказался сильнее и удачливее. А вот когда не бились и уступали, подняв руки, он бушевал.

— Сумки по раздевалке летали?

— Насчет сумок не помню. Видимо, их рядом не оказывалось. Но летало все, что Газзаеву попадалось под руку — например, бутылки или стаканы. Думаю, в такие моменты он мог все вокруг разнести (смеется).

— Кому из игроков доставалось от него особенно часто?

— Такого не было. Если Валерий Георгиевич был зол, то претензии предъявлял всей команде. Отдельно ни на ком не останавливался.

Готов играть, как и в молодые годы

— Элвера Рахимича, когда он был в расцвете лет, некоторые тренеры называли самым «грязным» игроком российского чемпионата. Что ответите?

— Что позиция у меня такая, приходилось действовать жестко. Но если они уверены, что я заслуживаю именно таких эпитетов, пусть называют. Их право.

— В чем уступаете сейчас самому себе образца середины нулевых?

— Думаю, лишь резкости и скорости поубавилось. В остальном же, считаю, слабее не стал. Даже, наверное, добавилось понимания игры за счет опыта. Выносливость? Ее по-прежнему хватает. Ведь я же тренируюсь наравне со всеми футболистами, выполняю все упражнения, нормально и тяжелые нагрузки переношу. Никаких проблем.

— Когда Вернблум приехал в Россию, его игру оценивали порой еще жест­че, чем вашу. Узнаете в нем самого себя, но более молодого?

— Трудно сказать. Хотя сходство, конечно, есть. Он тоже «опорник», его игра тоже отличается жесткостью. Ну а раз о нем в таких тонах отзывались, тогда мы точно похожи (смеется). Судя по формулировкам критиков, Понтус, наверное, даже превзошел меня.

Когда название соперника вызывает трепет

— Какие матчи за 12 лет в ЦСКА запомнились особенно?

— В России — против «Спартака». Важнее противостояния с красно-белыми ничего нет. А в Европе — со всеми большими клубами: «Ливерпуль», «Манчестер», «Арсенал», «Реал» в прошлом году. Именно эти названия всплывают в первую очередь, когда оглядываюсь на свою международную карьеру.

— Вы отметили значимость дерби со «Спартаком», но со спортивной точки главный конкурент ЦСКА в последние годы — «Зенит». Значит, традиции для футболистов важнее, чем конъюнктура, текущий уровень соперников?

— Тут дело вот в чем. В спортивном плане «Зенит», конечно, сейчас вызывает больше эмоций. Оказаться сильнее на поле, превзойти в игровых моментах или, как сейчас, оказаться выше в таблице — здесь, наверное, питерцы вызывают больше трепета. Но правильно отмечают и когда говорят, что места команд на момент встречи со «Спартаком» не имеют значения. «Спартак» против ЦСКА — историческая вывеска, от одного названия которой внутри уже все клокочет. Добавляет адреналина и то, что это московское дерби, а значит, идет борьба за звание лучшей команды столицы. Когда предстоит игра со «Спартаком», то антураж и градус эмоций таковы, что кажется: масштаб соревнования выходит за футбольные рамки. А если это еще и значимый в турнирном плане матч или, например, финал Кубка, масштаб возрастает многократно.

— Какой матч за армейскую карьеру больше всего удался лично вам?

— Ой, ну вы и спросили (улыбается). За эти годы столько матчей было сыграно: где-то у меня получилось лучше, где-то хуже. Сам себя оценить не могу. Думаю, кому-то со стороны легче сказать, когда я показал самый лучший футбол.

Форварда сильнее Вагнера не видел

— С кем в ЦСКА сдружились осо­бенно?

— Я такой человек, что у меня со всеми ребятами хорошие отношения. А в общении, в том числе вне поля, ближе ко мне те, кто из бывшей Югославии. Раньше это были Олич и Красич, потом стали Чосич и Тошич.

— Карьеру в Москве вы начинали с Ранджеловичем. Что о нем знаете?

— С Предрагом периодически общаемся — он продолжает играть, сейчас в сербской «Слободе» из Ужице. Но в ближайших планах — повесить бутсы на гвоздь и стать директором этого клуба.

— В Россию приезжает?

— Да, иногда. Заглядывает сюда просто встретиться и пообщаться с друзьями. На футбол не попадает.

— Ранджелович жалеет, что в отличие от вас у него карьера после ЦСКА пошла под гору?

— За него говорить не могу. Но у каждого свой путь и своя судьба. Я большую часть карьеры провел в ЦСКА, у Предрага сложилось по-другому. И я был бы очень рад, играй он в «Реале» или «Барселоне». Впрочем, у него карьера и так получилась: он выступал за многие клубы, в том числе и очень известные. Свой след в футболе Предраг оставил.

— Кто самый талантливый нападающий из всех ваших партнеров в ЦСКА?

— Талантливых было много — тот же Ранджелович, Жо. Но сильнее форварда, чем Вагнер, не видел.

— Было время — соперники стонали от Рахимича. А кого было не удержать самому Рахимичу?

— Разве таких мало? (Улыбается.) Во многих командах были футболисты, которые головную боль гарантировали. Всегда тяжело приходилось против Титова, нельзя было глаз с Лоськова спускать. Ну и конечно, Аршавин. Сколько же побегать за ним пришлось!

В тему

Партнеры о Рахимиче

Андрей Гордеев, партнер Рахимича в «Анжи» в 1999–2001 годах:

— Когда Элвер пришел в «Анжи», он обращал на себя внимание человеческими качествами, большой ответственностью и трудолюбием. Выдающиеся футбольные качества у него тогда не просматривались. На тот момент их разглядеть мог лишь специалист очень высокого класса, что и сделал Гаджи Гаджиев. Хотя далеко не все поддерживали Гаджи Муслимовича в его оптимизме по поводу перспектив Рахимича. Но тренер уже тогда видел в нем потенциал, знал, что он поможет команде. Так и получилось — Элвер рос вместе с «Анжи» и, пожалуй, уже в высшей лиге смог проявить себя полнее, стал одним из лидеров команды.

Есть футболисты, обладающие большим потенциалом, но не способные им воспользоваться. У Рахимича все наоборот — он состоялся как игрок не благодаря таланту, а  за счет высочайшего профессионализма. На мой взгляд, Элвер себя реализовал больше чем на 100 процентов. И в первую очередь профессионализм и ответственность позволили ему сделать столь долгую и успешную карьеру.

Стоит отметить, что, даже не выходя на поле, Рахимич остается очень важным человеком для ЦСКА. Заслужить доверие у людей трудно, но правильным отношением к делу, образом жизни и человеческой надежностью Элверу удалось сделать так, что он стал примером для партнеров, особенно молодых. Уверен, глядя на него, юные армейцы получают полное представление о том, каким должен быть футболист.

Дмитрий Кириченко, партнер Рахимича в ЦСКА в 2002–2004 годах:

Рахимич сразу обратил на себя внимание надежностью и безукоризненным выполнением требований. Потому хорошо играл и пользовался постоянным доверием Валерия Газзаева. При всей своей надежности и полезности Элвер не был лидером в раздевалке, не произносил каких-то пламенных речей. Просто обладал знаком высокого качества, очень дорожил им и всегда держался на высоком уровне.

Вне поля мы с ним тоже общались, хотя не очень близко. Но даже этого было достаточно, чтобы видеть в нем не только хорошего партнера, но и верного товарища.

• источник: www.sportsdaily.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают