ДУДУ — НИЗКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ

Осень-2004 для ЦСКА ознаменовалась голами Вагнера Лава, весна-2005 – передачами Даниэла Карвалью, и нечего удивляться, если на финише нынешнего сезона лидером команды станет еще один бразилец, Дуду. 22-летний полузащитник настолько освоился в армейском клубе, что все сразу вспомнили: приехал он в москву игроком национальной сборной. Накануне решающего отрезка сезона редактор PROспорт Дмитрий Навоша поговорил с Дуду о бразильской раскованности, японской улыбчивости и полезном русском слове «скольконадоденег».

ЦСКА занимает свое место в чемпионате России?

Вообще говоря, нет. «Своим» местом для ЦСКА может быть только первое, спросите любого в клубе – все так скажут. Но по ходу этого сезона – наверное, пока свое. «Локомотив» играет очень сильно. Не то чтобы намного сильнее нас, но как-то стабильней.

Нестабильность ЦСКА откуда – от усталости?

Очевидно. Эти кубки – европейский и российский – прилично нас измотали.

Ты лично чувствуешь усталость?

Я – нет. С чего бы мне уставать? Наоборот, разыгрался наконец после травмы, более-менее адаптировался – хочу и дальше играть как можно больше. Но в игре команды определенное утомление ощущается. В начале сезона ЦСКА легко мог прибавлять во втором тайме. А сейчас этого нет.

О чем в раздевалке ЦСКА говорили после матча за Суперкубок с «Ливерпулем»?

В основном молчали. Здесь, в России, долго отходят от поражений – у нас в Бразилии быстрее. «Ливерпуль» оказался сильнее, как ни обидно это признавать. А перед игрой думалось, что мы уже примерно на равных.

Соприкосновение мяча с рукой Сиссе, когда он забивал первый гол, не обсуждали?

Нет. Мы ведь и не увидели его во время игры. Только потом, в новостях, когда прилетели домой.

Не было ощущения, что играли в таком матче в последний раз?

Нет. Почему это в последний? Категорически не было такого ощущения. У нас ведь совсем молодая команда! И если ЦСКА уже выиграл один Кубок УЕФА, то никакого другого результата в этом турнире, кроме еще одной победы, даже в мыслях допускать не должен.

Кто в нынешнем ЦСКА лидер за пределами поля? Игнашевич? Рахимич? Может, Карвалью?

Газзаев.

Газзаев не считается – он главный тренер. Я имею в виду игроков.

Такого, чтобы кто-то постоянно брал на себя инициативу в раздевалке, как Роберто Карлос или Кафу в сборной Бразилии, нет. Я же говорю, у нас молодая команда. Все более-менее ровесники, все наравне, и мне это нравится. А управляет всем Газзаев. Настоящий командир. Его все слушаются.

Тяжело это – слушаться тренера через переводчика? Что вообще для тебя стало самым сложным в адаптации в России? Адаптировался ли ты настолько, чтобы можно было сказать: мы уже увидели настоящего Дуду?

У нас есть переводчик, и что надо тренеру – мы хорошо понимаем. Форму я набрал, хотя и не скажу, что адаптировался окончательно. Но я скоро адаптируюсь. Я играл уже в двух странах, Японии и Франции, и знаю, что важнее всего – попытаться понять местную культуру. Русские игроки совсем другие – серьезные, сосредоточенные. Каждый сам в себе перед игрой. Бразильцы веселее и раскованнее русских не потому, что меньше хотят победить. Просто мы знаем, что все равно победим, – и зачем напускать на себя эту серьезность?

Что еще тебя смущает в России?

Ничего меня не смущает! Не надо так говорить, это я просто о различиях говорю, а не о достоинствах и недостатках. Я стараюсь понимать и принимать здешнюю жизнь, и она мне нравится. Город хороший. Еда хорошая. Девушки хорошие. Футбол хороший. Здесь все хорошее!

Есть и другие мнения на этот счет – что все плохое. Слышал об интервью Манише?

Слышал. Удивился. Манише еще про плохую погоду говорил – но ведь этим летом в Москве была отличная погода… Мне кажется, надо уважать страну, в которой живешь. Хотя, если «Динамо» для него первый клуб за пределами Португалии, я его отчасти понимаю. Сам от своей первой заграницы, от Японии, был немножко в шоке.

И Вагнер Лав тут явно захандрил.

Я не думаю, что Вагнеру в России плохо. Просто вокруг него такой ажиотаж – «Коринтианс», «Сантос». И это его, наверное, как-то… отвлекает.

Может, пока Вагнер отвлекается, а Олич травмирован, тебе почаще подключаться в атаку – тем более, кажется, получается?

Я подключаюсь, когда есть возможность, но моя главная миссия – в другом. В том, чтобы отбирать мяч, выводить на удар партнеров. На поле должна быть дисциплина.

Ты рассуждаешь как-то чересчур рационально для бразильца. Говорят, что все бразильские футболисты, включая защитников и вратарей, в душе нападающие, – врут?

Может, и нет. Но я давно, с самого детства, осознаю себя полузащитником. Когда я проходил набор в футбольную школу, желающих было слишком много, в четыре раза больше, чем мест, и все действительно хотели быть нападающими. Тренер спросил, кто хочет быть полузащитником, – я поднял руку, и меня сразу взяли.

Может, говорить об этом не вполне корректно, но после выигранного Бразилией в 2003-м юниорского чемпионата мира, на котором ты забил 4 мяча, куда более вероятным казался твой переход в европейскую топ-команду, чем в «Касива Рейсол».

Мной интересовались европейские клубы, но мне лично про это сказали только потом, после продажи в Японию. Какие клубы? Не хотел бы сейчас про них говорить, но и российские среди них были – ЦСКА, «Спартак». А продали меня так быстро, сразу после этого чемпионата, потому что «Витории», моей бразильской команде, нужны были деньги для оплаты долгов.

Продали, получается, против твоей воли?

Не то чтобы против… Меня убедили, что в Японии хорошо, там традиционно много бразильцев играет. Но хорошо мне там не было. Я так там и не освоился – совсем другая культура, совсем другой язык. На суши теперь вообще смотреть не могу. Не понимаю, как можно есть сырую рыбу.

В России тоже совсем другая культура и совсем другой язык, а ты говоришь, что тебе все нравится. Правда, рыбу тут жарят.

Я так и не освоился среди них, понимаешь? Если все хорошо – японцы вежливо улыбаются. Если все плохо – вежливо улыбаются. Если все очень плохо – снова улыбаются, причем так же вежливо, как когда все очень хорошо… Мне это непонятно. Русские – более эмоциональные люди. Не такие эмоциональные, как бразильцы, но если быть проницательным человеком – по их реакции многое понять можно. А я проницательный.

После переезда в Россию ты перестал вызываться в национальную сборную Бразилии, и матч с Эквадором остался для тебя единственным в отборочном турнире к чемпионату мира-2006…

Это больной вопрос. Сначала я думал, что дело в моей травме, а теперь понимаю – не только в ней. Карвалью вон как играет – и никто его не зовет. Это все из-за бразильских прессы и телевидения. Про Францию, где я играл после «Касива Рейсол» и до ЦСКА, в Бразилии много писали и говорили. Про Италию, Испанию и Англию – еще больше. А про Россию – совсем ничего. Это несправедливо.

Паррейра, тренер сборной Бразилии, высказался в том духе, что бразильским футболистам, уехавшим в Россию и Украину, не стоит рассчитывать на сборную. Может, несправедливо, но очень ясно.

Он что, правда так сказал? Ну точно все из-за прессы! Я надеюсь, что со временем это изменится и у чемпионата России будет более солидная репутация.

Правда ли, что бразильцы в ЦСКА – команда в команде и позволяется вам больше, чем всем остальным?

Кто так сказал? Это неправда.

По крайней мере, держитесь вы все время вместе.

Это из-за языка. А еще из-за кухни – мы все любим бразильскую еду и по очереди ходим друг к другу в гости. У меня, например, теща прекрасно готовит, у Вагнера – мама. С другими футболистами ЦСКА общаться сложнее, но я все равно пытаюсь. Немножко русского, немножко английского, немножко жестов… Подшучиваю над всеми. Я вообще очень люблю шутить. Над Вагнером и Карвалью так часто подшучиваю, что когда говорю что-нибудь всерьез, они в недоумении – не знают, верить или нет.

Говорят, что через несколько месяцев после приезда в Россию ты прекратил занятия русским языком и сел за английский.

Ну, не совсем так. Несколько раз я позанимался русским, несколько раз – английским, а потом из Бразилии прилетела моя жена с маленьким ребенком, и у меня почти не осталось свободного времени. Но я все равно понемногу учу. Уже знаю много полезных слов: «спасибо», «пожалуйста», «вправо», «влево», «быстро», «отошлиназад», «спабедой»…

Какое из них самое полезное?

«Скольконадоденег». Это когда общаюсь с дорожной полицией.

Ты мог быть избавлен от этого общения, если бы взял машину с водителем. Почему решил водить машину сам?

Это же отдельное удовольствие, мне не хотелось от него отказываться.

Сколько раз ты заблудился в Москве?

Так, чтобы серьезно, – пару раз. Звонил кому-то из знакомых, чтобы те приехали ко мне и показали дорогу до Красной площади. Все нужные мне дороги от Красной площади – домой, на базу и так далее – я сразу запомнил.

Вынужден тебя огорчить, но то, что ты называешь Красной площадью, – это Манежная.

Хорошо, пускай Манежная.

Где в Москве чувствуешь себя уверенно? Любимые места появились?

Мне город вообще нравится, в целом. А так, чтобы какие-то конкретные места… Дом. Конечно же, дом.

Неужели совсем никуда не ходишь – в рестораны, клубы, по магазинам?

Сразу, как только приехал, много куда ходил. В «Бенихану», «Яр», другие рестораны. А теперь редко. Почему? Жена не пускает.

Насчет жены – это всерьез?

Не скажу. Сам догадайся.

• источник: sports.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают