«Братья Березуцкие могли бы сделать отличную карьеру на ТВ»

Владимир Стогниенко считается самым эмоциональным комментатором российского спортивного телевидения. И фартовым для сборной России. В проекте «МН» ведущий программы «Планета футбола» признается в любви к российскому футболу, хотя и не понимает, почему он практически полностью перебрался на платные каналы.

— Вы закончили Высший финансовый университет при правительстве РФ. Не было желания использовать полученные знания в футболе?

— У меня есть проект телевизионной передачи на эту тему, но я пока не знаю, как ее нужно подавать. Хотелось бы показать важность финансов в футболе. В нашей стране вообще беда с финансированием спортивных клубов: деньги не столько зарабатывают, сколько получают и тратят. Российская спортивная экономика живет по своим правилам. Судя по тому, как лихо наши болельщики осуждают «Милан» за продажу некоторых ведущих футболистов за огромные деньги, они не совсем понимают принципы футбольной экономики. Жизнь клуба – это не просто осваивание гигантских средств, а существование хозяйствующего субъекта, который считает каждую копейку. Если, конечно, у тебя нет за спиной катарских шейхов, как в «ПСЖ», или такой структуры, как «Газпром». В любом случае, с начальством я этот вопрос обсужу.

— Вы могли бы представить себя в роли топ-менеджера футбольного клуба?

— Этим ведь должны заниматься глубокие специалисты. Хотя у нас спортивных менеджеров в стране мало, это факт. Управлять футбольным клубом могут только практикующие люди. Для этого мне надо было в 2001 году не на телевидение устраиваться. У меня был тогда выбор: пойти на хорошую работу в очень (на самом деле очень-очень) серьезную структуру, или на «НТВ-Плюс» бесплатно. Я свой выбор сделал, и как экономист тогда закончился. Если где-то и реализовывал свои знания, так это в компьютерных играх типа Championship Manager. Первое, на что я обращал внимание – чтобы финансы у моего клуба были в полном порядке. Не помню, чтобы хоть одна команда, которой я управлял, испытывала с этим проблемы.

— Могли бы представить кого-то из футболистов в роли комментаторов?

— Отличную карьеру на телевидении могли бы сделать братья Березуцкие. Они остроумные ребята и говорят неплохо. Могли бы работать как в паре, так и соло. Конечно, Роман Широков способен себя проявить. Но, понимаете в чем дело, вряд ли работа спортивным комментатором заинтересует их с финансовой точки зрения. Если им это будет интересно как хобби, то тогда им все карты в руки. Да многие футболисты могли бы неплохо комментировать, нужно только попрактиковаться и подружиться с микрофоном. Сейчас ситуация с тем, что футболисты боятся говорить на камеру, меняется. За границей тоже не все футболисты семи пядей во лбу и с Оксфордом за плечами. Но все они могут гладко произнести на камеру пару десятков грамотных фраз. Они не боятся камер и дадут стандартное интервью в любой момент.

— «Планета футбола» — полностью ваш проект? Если да, откуда такие познания в географии?

— История такая. После чемпионата мира 2010 года я общался с главным редактором канала Россия-2 Дмитрием Медниковым, и он спросил, есть ли у меня какие-то вопросы или пожелания в плане собственных проектов. Мой друг детства Семен Павлюк — преподаватель географического факультета МГУ, кандидат наук, блогер, путешественник, писатель. Когда-то давно мы с ним обсуждали, что неплохо бы сделать такую программу, которая была бы про футбол, но не только. Об этом я и сказал Медникову. Получил предложение написать концепцию. Мы с Семеном и написали. С одной стороны, проект регулярный, с другой — мы можем делать программу только тогда, когда у нас есть время.

За все нефутбольные вещи (и многие околофутбольные) в «Планете футбола» отвечает Семен. Была одна программа, правда, в которой он не участвовал – был в отпуске. Потому два «испанских» фильма получились только футбольными, лезть без него в географические дебри я не рискнул. Каждый должен своим делом заниматься. В планах — Германия, Сербия и Хорватия. По-хорошему, надо бы съездить в Бразилию. Я очень надеюсь, что скоро наша футбольная сборная завоюет путевку на ЧМ-2014 с первого места в группе, и тогда после жеребьевки можно ехать в Южную Америку и делать сюжет про те города, где будет играть наша команда. Плюс Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу.

— В какой-то из тех городов, где уже побывали, хотели бы вернуться за свои деньги?

— Мы ведь не отдыхать туда ездим. Это работа — очень интересная, но очень тяжелая. Когда у тебя по три съемки в день, единственное желание вечером лечь, взять книжку, и забыться. После этого к стране относишься с легким отвращением. Так что из всех городов, где мы работали, хотел бы еще раз съездить во Львов. Вместе с семьей. Ну и в Мадрид.

— На ваш взгляд, Россия — спортивная страна?

— Я думаю, что Россия — менее спортивная страна, чем хотелось бы и мне, и большинству болельщиков. Вместе с тем называть ее неспортивной страной не хочется.

— В мире спорта есть люди, которые вызывают у вас искреннее восхищение?

— Когда я был маленьким, у меня многие футболисты вызывали восхищение. Я с трудом себе представляю, что будет, если я встречу кумира своей юности Звонимира Бобана. До сих пор не удавалось этого сделать на крупных турнирах. Впрочем, с возрастом восприятие спортсменов уже не такое. Вместе с тем, громадное уважение вызывают многие. Например, Лэнс Армстронг. Для меня человек, который сумел победить рак, значит намного больше любых побед и допинговых скандалов.

— Какое спортивное событие вы считаете важнейшим за последнее время?

— Лично для меня самым значимым было выступление футбольной сборной на «Евро-2008». После двух десятков лет, когда мы не могли на крупных турнирах из группы выйти, это было огромным событием. Тем летом Россия стала футбольной страной. Это вызвало огромный всплеск интереса к футболу. Жаль, что всплеск только всплеском и остался. Значимым событием может стать чемпионат мира 2018 года, если удастся его удачно провести, и он не останется разовым турниров, а повлечет развитие футбола в стране. Ну а самым страшным разочарованием было поражение хоккейной сборной от Канады на Олимпиаде в Ванкувере. Для меня это был сокрушительный удар.

— Какой вид спорт в нашей стране может считаться национальным?

— Я придерживаюсь своей скромной теории, что это хоккей, а не футбол. В хоккее у нас есть люди, про которых можно говорить, как о лучших хоккеистах мира. На мой взгляд, таковым является Павел Дацюк. Несмотря на проблемы со свободным временем, специально ходил с супругой смотреть на его игру. И если вернуться к тем, кто вызывает уважение, Дацюк — на первом месте. И как спортсмен, и как человек.

В футболе у нас никого равного по статусу нет и не будет ближайшие лет 30. Представляете, это как если бы Месси и Криштиану Роналду были бы россиянами. Конечно, у хоккея в мире нет такого широкого распространения, как у футбола, но все равно я глубоко убежден в позициях хоккея в России: школа, традиции, звезды. При этом больше я люблю футбол.

— Почему тогда в России любой футбольный матч по рейтингам превышает хоккейные трансляции?

— Честно говоря, на тему рейтингов боюсь какую-то глупость сморозить, но, думаю, что дело в раскрученности футбола в мире. К тому же, как ни крути, даже чемпионат мира по хоккею — не самый сильный турнир в мире, а Олимпиады проходят раз в четыре года. Так что даже сильнейший состав национальной хоккейной команды мы видим намного реже, чем футбольной. Я думаю, что телезрителям, не относящим себя к болельщикам, легче ассоциировать себя со сборной страны. Другое дело, когда шла Суперсерия 70-х годов, история была совсем другая и хоккей смотрела вся страна.

— Чего не хватает спортивному телевидению, чтобы быть более популярным?

— По правилам, популярность спортивного телевидения зависит исключительно от популярности спорта в стране. Чтобы спорт был популярен, нужна комплексная работа со всех сторон. Но такого, чтобы мгновенно что-то поменяли, и спортивное ТВ стало в мгновение более популярным, не будет. Нам элементарно не хватает детского и любительского спорта. С этого нужно начинать и по кирпичику выстраивать. Желательно, конечно, чтобы и национальные сборные, и ведущие спортсмены чаще радовали. В общем, нужно сделать многое.

— Для футбольной сборной, кажется, вы «фартовый» комментатор?

— Во время моих комментариев сборная действительно выступает удачно. На «Евро-2008» добрались до полуфинала, затем в отборе на «Евро-2012» выиграли у словаков и пробились в финальную часть, на самом чемпионате Европы разгромили чехов. Правда, и испанцам крупно проиграли на «Евро» пять лет назад — тоже я работал. Но понятие фартовости — глупость какая-то, мне кажется. Люди ведь футбол смотрят, а не комментаторов слушают. Мы только отражаем то, что происходит на поле, не более того.

— Для вас все равно, смотрят люди ваши трансляции со звуком или без?

— Для меня как раз это очень важно. Я работаю для того, чтобы болельщики смотрели футбол со звуком. И даже нахально считаю, что получается неплохо. Но манией величия не страдаю. Приятно получать эсэмэски о том, что моя работа задержала кого-то у экрана во время скучной игры. Но нравиться всем невозможно.

— Можете как-то оценить в плане зрительского интереса матчи чемпионата России с другими турнирами?

— На самом деле, помимо матчей нашего чемпионата я много смотрю чемпионат Англии, еврокубки и итальянскую Серию А — единственный турнир, который наблюдаю ради удовольствия. Испанский чемпионат считают скучным, и не смотрю вообще. Хотел бы уделять время чемпионату Германии, но не получается. Могу сказать, что все просматриваемое мной в плане зрелища интереснее чемпионата России. Но он свой, и для меня намного ближе и значимее.

— Вам не хватает работы на матчах нашего чемпионата?

— Конечно, не хватает. А еще работы на Лиге чемпионов и матчах чемпионатов Италии и Аргентины. За то время, что я работаю, привык к тому, что в мире телевидения все очень быстро меняется. Сегодня у одного канала есть права на тот или иной турнир, а завтра их уже нет. Ребятам с «НТВ-Плюс», я думаю, тоже не хватает чемпионата Англии, а также чемпионатов мира и Европы.

— Достаточно ли российского футбола на общедоступном телевидении?

— Прежде всего, нам нужно понять, что такое общедоступное телевидение. И, может быть, стоит стремиться не к тому, чтобы показывать много матчей на метровых каналах, а повышать доступность развитых кабельных сетей? Платить за недорогое и удобное кабельное телевидение, наши болельщики, может быть, и согласились бы. Не секрет, что наши клубы хотят получать от телевидения большие деньги. Не секрет, что пока болельщики не готовы платить за трансляции нашего футбола. Не секрет, что спортивное телевидение, как и клубы, независимым у нас не является. «НТВ-Плюс» — структура «Газпром-Медиа», а ВГТРК — государственная телекомпания. Возникает вопрос, если телевидение у нас поддерживается, клубы поддерживаются, так почему болельщики сами по себе должны быть? Я не знаю, почему премьер-лиге не понравилось привлекательное предложение ВГТРК, которое было сделано. Это надо обсуждать с менеджерами нашего канала или представителями РФПЛ.

Хочется и работать на российском футболе, и чтобы клубы с этого внакладе не оставались. Но как в Турции, где каждый второй смотрит футбол, каждый дом подключен к спортивным каналам, и телевидение платит клубам бешеные даже по западным меркам деньгам, у нас не будет. Интерес к игре не тот. Домашний чемпионат мира даст шанс нам эту ситуацию чуть поправить, и важно этот шанс не упустить.

• источник: mn.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают