Прилежен и обучаем, неискушен и смущаем

Лучшим бомбардиром ЦСКА по итогам первой части чемпионата (8 голов) неожиданно стал фланговый игрок, временно переведенный в центр нападения .

Они появились в ЦСКА одновременно - на первом прошлогоднем сборе. Один, правда, планово, после долгого наблюдения, другой абсолютно неожиданно, даже случайно. Но в первые дни было полное впечатление, что подъехали два брата-близнеца (насколько, конечно, близнецами могут быть кореец с нигерийцем): оба могли убежать от кого угодно, показывая при этом неплохой дриблинг, но, вырвавшись на оперативный простор, не очень-то понимали, что же делать с мячом дальше. И губили момент за моментом, невольно соревнуясь в этом.

Как вы уже поняли, рассказываю я об Ахмеде Мусе и Ким Ин Соне. Да-да, год назад, во время работы в испанском Кампоаморе эта парочка если и различалась в чем-то, то лишь в отношении к окружающим: нигериец смотрел на всех широко открытыми глазами, и стремился к общению, взгляд корейца всегда оказывался направлен исключительно внутрь себя и он оставался для всех абсолютной terra incognita, что, впрочем, легко объяснялось отсутствием какого бы то ни было языка для общения с экзотическим посланцем Страны утренней свежести.

Где сейчас Муса и где Ким Ин сон, братья-близнецы кампоаморского сбора?! Кто вообще вспоминает о втором, кроме желающих уколоть ЦСКА трансферной ошибкой, пусть речь и идет о бесплатном игроке? А первый стал уже одним из героев текущего российского чемпионата, все еще оставаясь при этом прилежным учеником, а не отшлифованным футболистом.

На том самом сборе главный тренер армейцев Леонид Слуцкий характеризовал мне Мусу так: "Мы прекрасно знаем все его сильные качества, поскольку, прежде чем подписать контракт, долго за ним наблюдали, в том числе на юношеском чемпионате мира. У Мусы есть достоинства, которые можно активно эксплуатировать сразу: он быстр, у него хорошая правая нога, сильный дриблинг. Но ему всего 19, поэтому сформированным мастером Ахмеда назвать нельзя. И тем не менее он отнюдь не взят на перспективу, а способен играть за ЦСКА уже сейчас. Параллельно будем активно работать над устранением его недостатков - и в техническом плане, и в общем понимании игры. В Кампоаморе он работает хорошо, хотя и находится в непростом адаптационном периоде".

Прекрасно помню, что этот адаптационный период преодолевался довольно быстрыми темпами как раз из-за того, что молодой парень отлично осознавал, куда он попал и как должен себя вести. Он пытался впитывать армейский дух как губка - в отличие от того же Ким Ин Сона. Не забыть горящие глаза Мусы на праздновании дня рождения Евгения Алдонина: он, естественно, не понимал изюминок стихотворного поздравления партнеру, исполненного командой, но ему явно был интересен сам процесс этого коллективного единения. А уж строчки (на великом и могучем, естественно), порученные для прочтения ему самому, пытался исполнить так старательно, что покорил всех, несмотря даже на то, что практически никто ничего не понял.

Он адекватно оценивал свое место и очень хотел учиться, что и было главным. А еще ему повезло с тем, что в ЦСКА нашелся старший товарищ, сразу взявший 19-летнего Ахмеда под опеку, - наполовину нигериец Секу Олисе. Старшим он на самом деле был достаточно условно - всего на два года, но зато Москву и ее жизнь знал уже как свои пять пальцев и мог помочь полусоотечественнику, совсем еще мальчишке, во многих бытовых вещах.

В том, что это необходимо, я лично убедился, возвращаясь из Кампоамора. Все долги перед отелем покрыли устроители сбора, и уже в аэропорту они гасили с игроками личные счета по мини-барам и прочим гостиничным прелестям. Оказался таковой и у юного нигерийца. А пока он бродил по аэропорту, практически вся команда успела пройти паспортный контроль.

В этот момент к нему и подошли со счетом, достаточно мизерным по меркам футболиста такого уровня - на сто с чем-то евро. Муса отправился к банкомату, и тут выяснилось, что на одной из его карточек деньги закончились, а вторую, основную, машина по каким-то никому не понятным обстоятельствам принимать отказывалась.

Дело, в общем-то, было плевым: сумма не та, чтобы поднимать скандал, да и организаторы работали с ЦСКА не в первый и не в последний раз, поэтому вполне могли получить долг позже. Но видели бы вы виновника происшествия в те секунды! Его лицо выражало такую тревогу и такое расстройство, что, проводись в тот момент кастинг на сцену из "Бриллиантовой руки" (ту самую, где "Шеф, усё пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!"), блистательный Анатолий Папанов мог и не выдержать конкуренции.

Пришлось бедного Мусу выручать, но суть не в этом: вот скажите, как такого оставлять без надежного товарища в Москве, во всех своих проявлениях кишащей акулами, поджидающими наивных жертв? Однако Секу, возразите вы, известен как человек, прекрасно среди всего прочего ориентирующийся в ночных клубах нашей веселой столицы. Недаром Слуцкий на встрече в редакции "СЭ" деликатно пожелал подопечному поменьше новых номеров в телефонной книжке.

Можете не беспокоиться, поскольку здесь как раз все удачно совпало: эта сторона московской жизни скромного Мусу не интересует. Не могу, конечно, ручаться, что так будет всегда, но предпосылок к изменению ситуации пока не наблюдается, а дружеское плечо, на которое всегда можно опереться, Ахмед получил весьма надежное: Секу - человек очень позитивный, добрый и отзывчивый.

Такое плечо в ушедшем году было для юного армейского форварда жизненно необходимо: оставшись после травмы Думбья единственным нападающим ЦСКА, игроком, на которого работает, по сути, вся команда, осваивался он в новой роли тяжело и со скрипом. Сколько упреков было вокруг, сколько предложений Слуцкому поставить на позицию центрфорварда кого угодно, только не человека, губящего момент за моментом!

Но главный тренер армейцев гнул свою линию, постоянно работая с юным нигерийцем, прежде всего подробно объясняя ему, в какой момент и как надо открываться, чтобы не опережать события, попадая в положение "вне игры", но при этом и успевать выходить на оперативный простор.

И постепенно начало получаться. Высоченная скорость Мусы, помноженная на неплохой удар, повысившуюся тактическую грамотность и своевременные пасы Дзагоева, Хонды и компании, уже дала плоды в виде восьми забитых голов. Но для меня, прекрасно помнящего сбор в Кампоаморе, с которого все начиналось, еще важнее, что в графе "голевые передачи" у Ахмеда значится внушительная цифра пять - год назад ведь складывалось полное ощущение, что отдать точный последний пас ему практически не суждено.

Тем не менее почивать на лаврах Мусе не просто рано, а категорически противопоказано. В его игре еще полно огрехов, да и количество упущенных моментов все еще стремится к бесконечности. А уж в позиционных атаках против играющего от обороны и ликвидирующего все свободные зоны соперника, он и вовсе чувствует себя, как у того привередливого испанского банкомата…

Но двадцатилетний армейский форвард, который, скорее всего, даже не знает, кто такой Владимир Ильич Ленин, по-прежнему прилежно следует одному из самых известных заветов вождя мирового пролетариата: "Учиться, учиться и еще раз учиться!". А это, как к Ленину ни относись, и есть залог дальнейшего роста.

Борис ЛЕВИН

• источник: www.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают