Валерий Непомнящий: «Валеризм и особенности национального футбола»

Валерий Непомнящий: «Валеризм и особенности национального футбола»

— Валерий Кузьмич, во время вашей работы в Японии местные газеты ввели в обиход термин «валеризм». У вас есть свое определение этого понятия?

— Нет, это, очевидно, было просто сравнение ― что в этом клубе было и что стало. Команда, как говорят у нас в России, «поменяла лицо». Это у нас так говорят, а в Японии и Корее почему-то говорят «поменяла краски». А в тот раз они, видимо, решили проявить оригинальность и назвали это «валеризмом». У меня нет объяснения, что такое «валеризм». Когда я начал работать за границей, особенно в юго-восточной Азии, при подписании контракта все было очень просто. Передо мной ставились задачи. Но не такие, как приняты в России, ― попасть в еврозону, бороться за еврокубки, а вот как раз поменять лицо команды, дать молодым игрокам шансы, подготовить других тренеров. А когда я в Японии не стал продлевать контракт, в частности из-за того, что мы могли вылететь ― команда шла на 13-м месте, президент клуба сказал: «Ну и что?» Ему было все равно. Он объяснял это тем, что двум командам так или иначе суждено вылететь, и если это будем мы ― ничего, мол, страшного, значит, на следующий год опять вернемся. Из-за этого отношения я так свободно там и работал, не было давления, столь привычного в Европе. В Юго-Восточной Азии другой менталитет, другое отношение к футбольному бизнесу. Хотя в то время футбол у них еще не был бизнесом.

— Вы работали потом также в Турции, Южной Корее, но об их футболе нам более или менее известно. А вот что касается Китая: есть ли у тамошнего футбола потенциал? Такая огромная страна, там не может не быть талантливых людей. Может ли их футбол когда-нибудь встать в один ряд, скажем, с гимнастикой?

— У меня серьезные сомнения. То, что талантливых игроков там достаточно ― это факт. То, что тратятся сумасшедшие деньги, ― тоже. В Китае любят футбол, там стадионы 40, 50, 60-тысячные, и они почти всегда заполнены. Но мне кажется, успеха там не будет по двум причинам. Первое: несмотря на то что открыто много школ, система подготовки резервов выстроена не очень грамотно. А вторая причина заключается в том, что, как ни странно, негативное российское влияние очень сильно. Китайцы очень похожи на нас. В каком смысле? Они добиваются малого, и им больше не нужно. Вы можете себе представить, что такое стать популярным футболистом в Китае? Миллион болельщиков в каждом городе, которые носят на руках, а профессионального воспитания у футболистов нет совершенно! На Западе говорят: игрок заработал миллион и думает, как бы заработать второй и третий. А мы заработали сто тысяч и думаем, как бы их потратить. Купил шикарный автомобиль ― и уже весь нарядный и спокойный. Нет в менталитете профессионального отношения к делу. Так же в Китае. Еще очень серьезные проблемы с тотализаторами, черными делами, судейством. И ничего с этим поделать нельзя, хотя государство предпринимает меры, даже в тюрьму сажают. А вообще китайские игроки гораздо талантливее, чем корейцы или японцы. Это точно. Китайский футбол очень разнообразен ― страна все-таки большая, север разительно отличается от южной части. Северяне мощные такие белолицые ребята, южане маленькие, техничные, предприимчивые. Из этого можно создавать хорошую сильную национальную сборную. Но пока не удается...

— Каждая нация играет в футбол по-своему. Но тем не менее, чтобы добиваться успеха на международном уровне, необходимо придерживаться каких-то, условно говоря, евростандартов? Футболисты должны учиться играть по каким-то «европейским учебникам»?

— Да, безусловно, футбол имеет яркие национальные различия... Но недавно был в Южной Америке и с некоторым удивление обнаружил много изменений. Вот в Аргентине сейчас очень много борьбы. Жесткой борьбы на всех участках поля, в высоком темпе. Плотности в нашем понимании там нет, каждый может протащить мяч, и если от одного ушел ― тащит его и дальше, там огромные зоны. Все очень быстро и жестко. У бразильцев, скажем, всегда был культ индивидуальных действий, им важно продемонстрировать мастерство. Часто вопреки правильной постановке и организации игры, против интересов команды. Однако много футболистов выступают в Европе, и там они начинают правильно мыслить, по современным, даже не европейским, а мировым стандартам. Что касается африканского футбола, то он очень различен. Северная Африка близка к Европе, и это чувствуется. Черная Африка играет в свой футбол. Они импровизируют, показывают себя, а тактической организации там особо нет. Это футбол для зрителей, для болельщиков: они выполняют трюки, удары через себя в падении, много обводок. Особенность их доморощенного футбола в том, что он меньше заряжен на результат. Но когда местные игроки попадают в Европу в юном возрасте, то вырастают вполне европейскими. Правильного мышления не хватает сейчас нашему Мусе. Он очень здорово бежит, но грамотных тактических действий и паса от него не дождешься. Либо это предстоит нарабатывать, либо ему нужен соответствующий партнер.

— А вот, скажем, африканские крайние дефы в Европе ― это ведь своеобразный бренд, можно сказать? Их очень любят за атакующие действия.

— Конечно, там наказание, если ты играешь в обороне! Как же так ― стоишь где-то, отбиваешься... А фланг предоставляет защитникам возможность атаковать. Кстати, мы за это в 1990 году поплатились в матче против англичан. Выигрывали 2:1, а в итоге уступили 2:3. Англичане нас обманули, убрали флангового игрока и вместо него выпустили человека в центральную зону. Наш краек видит, что фланг свободен ― и как рванет вперед... Мы ведем 2:1, а он, вместо того чтобы сдвинуться, уплотнить игру в центре, бежит и бежит в атаку. В итоге заработали себе два пенальти и проиграли. Действительно, когда у африканца есть свободная зона ― он туда идет. Умеют, хотят, но это не всегда правильно.

Федор Кривошеев

• источник: www.footballtop.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают