Валерий Непомнящий: «В Африке мне просто повезло!»

Валерий Непомнящий: «В Африке мне просто повезло!»

Валерий Кузьмич Непомнящий — потрясающе скромный интеллигентный человек, чьей географии жизни может позавидовать иной пират. Африка, Юго-Восточная Азия, Япония... Как ни крути, а в разговоре с таким собеседником совсем не хочется тратить время на сиюминутные вопросы. Потому и диалог наш с Непомнящим получился глобальным и общефутбольным. Впрочем, тут и пяти вечеров мало...

— Валерий Кузьмич, ваше имя неразрывно связано с феноменальным успехом сборной Камеруна на чемпионате мира 1990 года. Ни до, ни после такого успеха не было. Что же вы там все-таки наколдовали?

— Ну давайте я сейчас начну кокетничать... Когда задают этот вопрос, всегда говорю, что мне просто повезло. Я оказался в нужное время в нужном месте, имелись хорошие футболисты, был Роже Милла, который оказал мне неоценимую помощь. И очень важно то, что игроки приняли мои требования и пожелания. У нас была отличная атмосфера. Что касается микроклимата в коллективе, то в Африке это очень непростой вопрос, особенно в тогдашних условиях. Я на протяжении всей карьеры сталкиваюсь с подобными вещами. Где-то не хватало денег: например, перед матчем чемпионата мира со сборной Аргентины команда бастовала, игрокам не давали премиальные. Много проблем было. Но еще раз повторю: мне очень сильно повезло. Вы так и напишите: Непомнящий просто воспользовался благоприятной ситуацией...

— Но ведь вам же пришлось многое менять, налаживать дисциплину, прививать профессиональное отношение...

— Это само собой. Вообще же скажу, что игроки национальной сборной Камеруна сейчас более высокого класса, чем были в мое время. Когда я работал там, у нас всего один человек из состава выступал в европейском элитном дивизионе ― во Франции, вратарь Жозеф-Антуан Белл. Который, кстати, на том ЧМ не провел ни одного матча. Все остальные играли во вторых, третьих лигах разных стран, а один был любителем. Сейчас камерунская сборная состоит из футболистов высших дивизионов Англии, Франции, России...

— Белл ведь считался вратарем номер один. Почему же он так и не сыграл тогда?

— Белл был да и остается очень таким — как бы по-современному выразиться — «крутым», что ли. Он во Франции в то время являлся председателем какого-то комитета зарубежных игроков. Потом входил в ФИФА как посол Африки, сейчас этим занимается Милла. Очень активный человек. И перед чемпионатом мира он был у нас вратарем номер один. Но случился конфликт. За неделю до турнира он дал пространное интервью еженедельнику «Франс футбол», в котором говорил, что сборная Камеруна безобразно подготовлена, что условия никакие, нет даже формы. И добавил, что если Камерун проиграет Аргентине со счетом 0:3, он будет доволен, потому что разгром может быть и крупнее. Номер вышел за два дня до игры. Хорошо, что мы жили в 50 км от Милана, в горах, где был всего один киоск. Мы выкупили весь тираж в этом киоске, чтобы никто ничего не прочитал, а Белла я пригласил к себе и сказал: «Ну как же так, Жозеф, что же ты творишь?» Он говорит: «Коуч, я же не против вас, я против федерации, она у нас такая-сякая!» Я ему объясняю: «Представь, игроки прочитают этот материал, молодые особенно, и как они будут реагировать?» Но ему было все равно, он считал, что как свободный человек может говорить все, что думает. Я был согласен с тем, что он думает, но нельзя в такой ситуации давать перед матчем подобные комментарии! Потом произошла еще одна история. Нас экипировала фирма Adidas, и мы должны были играть полностью в их экипировке. А у Белла — перчатки от фирмы Reusch. Я говорю: «Жозеф, нельзя, надо поменять». Он — в отказ. Короче, пришлось парня «зачехлить». Хотя мы не отправили его домой, как случилось у Ярцева с Мостовым на чемпионате Европы. Белла мы оставили, он сидел на скамейке и до конца чемпионата никто ничего так и не узнал. А играл Н'Коно, выступавший тогда во втором дивизионе Испании за «Эспаньол». Играл хорошо, нам повезло, конечно. Правда, в последнем матче против англичан привез нам пенальти, но это уже другая история...

— Как проходила тактическая подготовка? Африканские команды считаются не самыми подкованными в этом плане...

— Когда в каком-то интервью один из моих любимых футболистов Франсуа Омам-Бийик сказал, что «тренер хорошо подготовил нас функционально, расставил и не мешал играть», — это было для меня большим комплиментом. Казалось бы, такие слова принижают роль тренера, но в то же время являются лучшим комплиментом лично для меня. Потому что одна из самых непростых задач — это создать такие условия, когда игроки чувствуют себя комфортно, на них ничто не давит, они получают нужные им позиции в организации игры. При этом работа тренера для них является в определенной степени незаметной. Камерунцы вообще очень недисциплинированные игроки. Установку они выполняют минут 15-20, в зависимости от счета. Если уступают― все несутся вперед скорее отыгрываться, забывая, что у них сзади. Если выигрывают, начинают показывать болельщикам, какие они хорошие и нарядные. Поэтому я был счастлив когда на чемпионате мира установка четко выполнялась на протяжении всего матча. Тот же Бийик в другом интервью говорил: «Коуч отобрал у меня звание бомбардира на том первенстве», потому что когда выходил Милла, я Бийика сдвигал вглубь. И Роже забивал, а Бийик действовал в оттяжке и говорил, что если бы играл на острие, то забил бы больше, чем Милла. На самом деле я сильно сомневаюсь в этом. У Франсуа задача как раз и была измотать, подавить защитников, а Роже выходил свеженький, и ему было легче делать то, что он умел. Да, приходилось им многое объяснять, многое менять. Если внимательно посмотреть недавние чемпионаты мира и сравнить, вы увидите, что мы уже тогда играли по оптимальной на сегодняшний день схеме: 4-2-3-1. Единственное ее отличие от сегодняшней было в том, что оборона играла не в линию, а с чистильщиком. Наши центральные защитники были очень медленные, поэтому необходим был либеро. Так что по тактике мы не отставали.

— Сейчас эта позиция уже окончательно канула в лету?

— Вы знаете, в последнем туре у Спаллетти один из двух центральных защитников играл чуть глубже. А если посмотрите внимательно на игру «Анжи», то увидите, что Самба почти не участвует в единоборствах, он всегда чуть сзади и только потом подчищает. Даже при нынешнем построении обороны Хиддинк использует его не в одной линии с остальными защитниками, а глубже. Поэтому либеро все равно актуален, когда не хватает скорости. Если бы против Мусы нашего Самба играл в линию, то легко можно было бы находить зоны, но он играл глубже. И уже когда там встречал Карлос, было очень сложно.

Федор Кривошеев

• источник: www.footballtop.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают