Александр Гришин: «В 28 лет мне закрыли все двери в футболе»

Александр Гришин: «В 28 лет мне закрыли все двери в футболе»

Тренер молодежной команды ЦСКА Александр Гришин — про историческую победу, Садырина, Бескова и правильное воспитание футболистов

Ровно 20 лет назад — в ноябре 1992 года — случилось историческое противостояние футболистов ЦСКА и «Барселоны» в Лиге чемпионов: после домашней ничьи (1:1) армейцы сенсационно победили в гостях — 3:2 — и прошли дальше. Одним из героев тех двух матчей был Александр Гришин.

Сейчас Гришин зовется Александром Сергеевичем и пестует молодое поколение красно—синих, работая тренером молодежного состава. Коуч армейского дубля побывал в гостях у «МК» и рассказал о себе, о перспективных игроках ЦСКА, о проблемах детско—юношеского футбола в стране и о многом другом...

— Александр Сергеевич, в 1992 году вы обыграли «Барселону» довольно молодым составом...

— Действительно тогда, в основном, играли ребята 1971—1972 годов рождения. Нам по 19—20 лет было. Из ветеранов были Серега Фокин, Дмитрий Харин, Михаил Колесников, Василий Иванов. Остальные только из юношеской сборной пришли.

— Это самый запомнившийся ваш матч?

— По крайней мере, мне именно о нем всегда напоминают. Разумеется, та победа важна, но она была своего рода стечением обстоятельств, хотя мы на самом деле хорошо играли. У меня, к сожалению, не осталось ни видео, ни фотографий с того времени.

— А какая игра ваших подопечных запомнилась больше всего? Ведь вы уже давно на тренерском мостике.

— Наверное, когда мы с ребятами 1992 года стали чемпионами России. Команда была хорошая, играли уверенно. Мне тогда помогал Дима Карсаков, и это был первый матч, когда мы в самом начале как сели на скамейку, так только после свистка с нее встали, чтобы поздравить команду. Настолько уверены были в своих силах. В такие моменты ты осознаешь, что успеха ты добился своей работой, и это очень приятно.

— Вас сложно представить сидящим на скамейке. Обычно оба тайма стоите у бровки.

— На самом деле, это неправильно тоже. Тренер уже ничего не может сделать, когда команда вышла на поле. Ты неделю их готовил, и от твоих криков из технической зоны ничего не изменится. Вон Эмери постоянно бегает, подсказывает, кричит... А ведь никакого толку. Можно один раз подсказать, перестроить схему, исходя от игры соперника, но каждый раз орать — бесполезно, ты только мешаешь футболистам. Соответственно, я понимаю, что где—то, наверное, я не доработал, раз не сидится мне на лавке. Игра — это как контрольная работа.

— С трибуны вас, конечно, плохо слышно, но в недавней игре с «Аяксом» в молодежной лиге чемпионов, например, казалось, что ваши крики — это даже не столько подсказки, сколько разговор с самим собой на повышенных тонах. «Да сейчас же гол будет!» — кричали вы во время атаки голландцев. Причем, гола так и не случилось.

— Да, возможно, мое поведение — это как раз некий эмоциональный выплеск. Просто у нас ребята молодые, пока неопытные. И я на самом деле очень переживаю за них, когда идет игра. Очень переживаю.

— Не так давно вы в качестве тренера молодежной команды в первый раз обыграли «Спартак». На дерби дублирующих составов такие же страсти кипят, как в матчах основной команды?

— Да! Народу, конечно, меньше, но все равно атмосфера заводит. Мы когда с детьми работали, приучали с младых ногтей, что «Спартак» и ЦСКА — это принципиальные соперники, и не важно, сколько тебе лет — три или девяносто. Это должно быть в крови у игроков. Мы даже ветеранами встречаемся когда, рубимся по—настоящему. Как недавно, например. Мы можем проиграть, но не сдадимся.

— В последнем ветеранском дерби 14 октября армейцы как раз проиграли...

— Так спартаковцы готовились целый месяц! (смеется). Потому что изначально планировали в сентябре этот матч провести. И игроки у них вышли молодые достаточно, а нашим всем по 45 лет... Но заруба была настоящая, сразу решили, что договариваться не будем. И народу пришло много — 18 тысяч собрали! Ничего себе, тогда подумал, ностальгия у людей! Да, проиграли. Но зато мы все работаем, а они просто в футбол играют (смеется).

— Да, действительно получается, что все при деле, за редким исключением. Хохолов в «Динамо», Радимов в «Зените», вы с Минько в ЦСКА, Ульянов в молодежной сборной...

— Кто с головой, тот и при деле. Мы сейчас детей тренируем и обязательно талдычим им, что надо учиться, что нельзя делать ставку только на футбол. У нас в советское время как бы ты не играл, пока ты не учиться не будешь нормально, тебя не пустят на тренировку. А сейчас... Половина интерната балду пинают! Ну и кого из них вырастят? Дураков?

— Вы же сами начинали как детский тренер, сначала с ребятами 92 года рождения, потом 95—го. И что, проверяли дневники?

— Обязательно! Я же вырос в школе ЦСКА, я помню, как раньше работали тренеры. Дневники проверяли, в школу ходили, с учителями, директором разговаривали. Так поступал и мой первый тренер Борис Аркадьевич Копейкин, за что ему огромное спасибо! И сам я тоже в школу к воспитанникам ходил. К началу уроков приходил, смотрел, все ли пришли, кто прогулял. За дисциплиной надо следить. И выгонял, конечно, неуспевающих. Дураков растить не хотел. Мы всегда детям объясняем, что из 20 человек один—два выбьются в большой футбол, а остальные куда? Так дураками всю жизнь и проживут? Мы же должны ответственность за них нести, чтобы они выросли с образованием и в жизнь вышли хотя бы с мало—мальскими знаниями.

«Надо уметь играть за честь клуба»

— Часто приходится слышать, что в нашей стране от юных футболистов слишком рано начинают требовать результат. Если в Европе дети просто играют в удовольствие и проигрывают нашим поначалу, то как раз к 16—18 годам становятся мастерами и нашим с ними тяжело тягаться. Потому что у нас ставку делают именно на результат, а не на то, чтобы воспитать хорошего спортсмена.

— Все от тренера зависит. Если он понимает толк в своей работе, то все будет нормально. В ЦСКА от детских тренеров требуется только одно — вырастить со временем человека в первую команду. Гинер не требует от нас первых мест. Можем занимать хоть пятое, но воспитать игроков для основы. Если из каждого возраста хотя бы один мальчик будет появляться в первой команде, вот это будет результат. А если тренер думает только о том, чтобы не лишиться работы, то стремится везде выигрывать. Но какими путями все эти победы достигаются? Например, переростков берут. Переросток 12 лет всех детей обыгрывал, потому что старше, но к определенному возрасту все выравниваются, а мастерству он не обучен. И какой смысл? Получается, что школа проработала 10 лет впустую. А вот если работать хорошо, то и победы будут! У меня, что 92—го года, что 95—го — все ребята были чистые, не переростки Все москвичи, никто в интернате не жил. Так мы с ними и выигрывали все! 92—го года рождения ребята уже играют в ФНЛ, многие в нашем дубле на подходе.

— Сколько у вас в дубле своих воспитанников?

— Почти все. Только сейчас взяли из «Спартака» двух мальчиков. До того, как мы с Валерой Минько пришли, там уже был Равиль Нетфулин из торпедовской школы, Армен Абрацумян из академии Коноплева. Все остальные наши. Я считаю, что дети, пришедшие изначально армейскую школу, за ЦСКА всей душой болеют, и это важно. Надо еще и за честь клуба играть уметь. Если вдруг какой форс—мажор и придется просто поиграть за родные цвета. Как мы, например, в 93—м году играли бесплатно, а те, кого взяли со стороны, уехали. И если какого—то супер мальчика привезут, возьмем, конечно, но он тогда должен быть на две головы выше, чем свои. Иначе какой в нем смысл?

— Но это в ЦСКА так, и даже, может, в Москве. А в регионах, например, другая ситуация.

— Вот поэтому у нас и российских футболистов нет, потому что многие не работают в системе детско—юношеского футбола, а деньги зарабатывают. В советское время было по—другому, я, например, по ЦСКА сужу. Каждый год школа выдавала, как минимум, по игроку в основную команду.

— А что на ваш взгляд лучше, дать молодому до упора играть в дубле или лучше отдать в аренду в ФНЛ, чтоб заматерел, с мужиками потолкался?

— Здесь все индивидуально. Надо попасть к своему тренеру, чтобы были хорошие условия и хорошая команда. У нас был Кобзарь, играл здорово! Очень талантливый мальчишка. Перерос дубль, но не дорос до основы. Решили отдать его в «Химки», а там парень сидит на лавке. Не знаю, какие у него проблемы. Может, конфликт с тренером, может действительно не подходит. Но я вижу, что он будет играть! А вернуть нельзя, в аренде. Хотели—то как лучше, чтоб игровую практику получал, а получилось по—другому. Но время—то идет, ему уже 20 лет. Нам с Валеркой Минько в свое время повезло, нас под свое крыло взял Павел Федорович Садырин. И мы тоже не в первый год заиграли. Сначала на одну игру вышли, потом попозже две сыграли, и уже через два года затвердились в основе. Человек видел в нас какие—то качества и ждал.

— В клубе от дубля тоже не требуют результат?

— Мы его от себя сами требуем. Конечно, в первую очередь думаем о том, чтобы молодежь воспитать, игру поставить. Но не может такого быть, чтобы команда шла на 16—м месте, и при этом в ней были хорошие игроки. И потом, ребятам если внушать, что вас необязательно выигрывать, с такой психологией они и попадут в первую команду. В большом спорте с такими мыслями делать нечего. Иначе это не спортсмен, а физкультурник будет. На пиво во дворе сможет играть.

— А что вы думаете об идеях создать вторые команды клубов, чтобы они могли играть в вот второй лиге?

— Говорить можно все, что угодно, но сейчас все на деньгах завязано. Например, берем частный клуб. Если создать вторую команду — ЦСКА—2, например, то значит, нужно вкладывать в нее деньги. Выезды оплачивать, ту же экипировку, премиальные платить, решать вопросы с институтом и армией. Это же отдельный бюджет. А где его взять? Да и нужно ли? Все, что говорят про низкий уровень соревнований дубля, это все неправда. Мы 19—летними ребятами играем против мужиков. Потому что, например, у таких команд как «Алания», «Волга», «Крылья Советов» на поле выходят разрешенные регламентом шесть человек основы. И зачем нам вторая лига нужна? А заявимся мы во вторую лигу, и будем играть в местах, где ни стадионов, ни инфраструктуры. Тем более мы многих в 19 лет и так отдаем в аренду.

«У футболиста должно быть право на ошибку»

— Дублирующий состав ЦСКА очень удачно выступил в NextGen Series, так называемой молодежной лиги чемпионов. Вы обыграли на выезде «Челси», дома «Аякс» 2:0, хоть и проиграли потом в Амстердаме. Но до матчей с голландским клубом считалось, что с ними шансов у молодых армейцев вообще нет. И тем не менее, вы спокойно вышли в плей—офф турнира.

— Главной задачей в этом турнире было попробовать свои силы с молодежными составами ведущих европейских клубов, сравнить, посмотреть, в чем мы превосходим, в чем уступаем. Я сначала не хотел заявляться, опасался, что будем получать по пять—шесть мячей в каждом матче. Зачем позориться? Но как выяснилось, у нас ребята такие же, как и там. Если правильно работать с ними, то ничем не отличаемся и ни в чем им не уступаем той же «Барселоне».

— Вы знаете игроков дубля лучше, чем все остальные. На ваш взгляд, кто из ребят уже созрел для того, чтобы стартануть в основном составе?

— Ну это все—таки прерогатива главного тренера первой команды — выбирать себе игроков в основу. Каждый видит игру по своему. Наша задача закрепить в парнях какие—то базовые моменты, чтобы при его переходе в первую команду, тот же Слуцкий не мучился, не переучивал его и не перестраивал. Ему нужен, например, правый защитник. Приходит Петя Тен, и он уже знает, что надо делать. А Леонид Викторович лишь поправляет в каких—то нюансах. Ведь самое плохое — это переучивать.

— В этом году в ЦСКА сложилась жесткая ситуация с нападающими. Нецид и Думбия травмировались, Вагнер уехал, Антон Забалотный хоть и вернулся из аренды, но тоже получил повреждение. Форварды дубля ни при каких обстоятельствах не могли придти на помощь?

— Говоря откровенно, они пока не дотягивают до уровня ЦСКА. Армейский уровень — это Вагнер, это Акинфеев, это Березуцкие... Но чтобы до этого дойти, нужно не просто попасть в основу, а еще годик, как минимум, повариться в этой команде. И очень важно получить доверие тренера. Доверие — это 95 процентов успеха. Если человек знает, что его после первой же ошибки не заменят, не посадят навечно на лавку, дадут еще шанс, то он будет играть по другому. У игрока должно быть право на ошибку. Я не просто так вспоминал Садырина. Он взял нас с Минько и стал доверять. Мы что ли не ошибались? Еще как! Пока ты на эти грабли не наступишь, ты не поймешь, что ты делаешь неправильно. Мы, например, берем мальчика в дубль. Видим, что он вписывается в нашу игровую схему. И мы даем ему возможность набивать шишки. Хотя, ради справедливости надо сказать, что у нас как раз есть возможность давать игрокам ошибаться, а в первой команде таких возможностей меньше.

— И как тогда эту проблему решать? А то тупик какой—то получается: игроки вроде готовы выступать в премьер—лиге, но тренеры не рискуют из—за нехватки у них опыта.

— В том—то и дело, что очень сложно. Например, раньше легионеров не было. И командам просто приходилось выставлять молодежь, другого выхода—то нет. Поэтому люди и росли. А сейчас как? Нет правого защитника. Посмотрели в дубле. Еще рано. Подписали иностранца года на 4. Поколение в дубле на эти 4 года пропало.

— Тут мы как раз плавно подошли к проблеме лимита на легионеров, с которым тоже непонятно, что делать. То ли он нужен, то ли нет.

— Вот это глобальная проблема! С одной стороны, конкуренция, которая будет существовать без лимита, хороша. Талантливый мальчик, какой—нибудь российский Месси пробьется обязательно и в 19 лет. Но таких единицы! А некоторые могут заиграть только к 24 годам, но этого же тоже надо дождаться, а не всегда есть возможность ждать. А с другой, как я уже сказал, появление готовых иностранцев закрывают возможности для многих своих молодых. И с третьей стороны, россияне действительно чувствуют себя неприкосновенными и стоят баснословных, неразумных денег. Надо как в Англии, на мой взгляд, сделать. Чтобы ехали только те иностранцы, которые отыграли определенное количество матчей за сборную. На таких и люди будут ходить. На Это'О и Диарра же интересно смотреть, правильно? А на Васю Пупкина кто придет?

«В 28 лет мне закрыли все двери в футболе»

— Ваши тренерские амбиции насколько далеко распространяются? Вы же хотите, наверняка, стать главным тренером когда—нибудь?

— Знаете, для нас с Валерой Минько на первом месте родной клуб. Мы цээсковцы, должны отдать все клубу, который многое для нас сделал. И если руководство скажет работать в школе, значит, будем в школе. Евгений Леннорович в свое время нам очень помог, взял на работу. И уровня молодежной команды мы тоже с его помощью и при его доверии добились. Поэтому цели и задачи в первую очередь такие — чтобы в ЦСКА появлялись хорошие футболисты. Разумеется, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. И если когда—нибудь появится шанс возглавить основную команду, то это будет очень хорошо. Но тут уж судьба либо даст, либо нет. В любом качестве мы будем работать на благо родного клуба.

— Хорошо известно, что вас очень любят болельщики...

— Да, болельщики у нас отличные! И думаю, что мы заслужили такое к себе отношение. Игрой, своим поведением, своим к ним отношением. Огромное спасибо ребятам, что они нас поддерживают, мы это чувствуем.

— Ваш сын Тимофей заводит фанатов на дубле, верно?

— Да, это так. И на основную команду он постоянно ходит. В свое время Тимофей хотел играть в футбол, но я не взял его к себе. Я хотел, чтобы он пошел в «Динамо» и доказал свое право играть. Я считал несправедливым по отношению к другим детям тренировать сына. Поставишь мальчика в состав, скажут, по блату. Не поставишь, хотя он достоин, обидишь сына. Но он выбрал другую дорогу, и сейчас работает, зарабатывает. И самое главное, вырос хорошим человеком. Нормальный, умный пацан. Но тогда я посчитал, что держать его в своей команде неправильно.

— Вы во всем такой принципиальный?

— Меня родители так воспитывали. Быть абсолютно честным, прямым, не хитрить и не приспосабливаться. Возможно, я больше пережил за свою жизнь из—за характера своего. Меня и из ЦСКА убрали в 1999 году по этим причинам. Все промолчали, а я выступил в защиту команды, хотя не был даже капитаном. Меня звали в ЦСКА теневым лидером, вокруг меня собирались ребята. У нас была компания — Серёжа Семак, Валера Минько, Олег Корнаухов, и вокруг нас собрался хороший коллектив. И когда приходилось решать какие—то вопросы с руководством, шел я. Команде не платили денег, я потребовал. И мне тогда вообще закрыли все двери в футболе. У меня были предложения из «Торпедо», «Динамо». В «Торпедо» я уже договорился даже. А через месяц мне сказали, что у президентов клубов между собой негласное соглашение — меня не брать никуда. И потом уже разрешили один вариант — в Воронеж. Мне тогда было 28 лет, и я даже подумывал заканчивать с футболом. Но в Воронеж поехал. И после этого еще 8 лет отыграл. Мне, получается, испортили карьеру из—за того, что кому—то не понравились мои слова. Да у нас вся страна такая: или ты молчишь и все у тебя хорошо, или ты рубишь правду—матку, но за это потом будь добр пострадай. Считается, что везде надо искать компромиссы, но зачем я буду искать компромисс с дураком, например? Зато моя совесть чиста, я никогда ни перед кем не заискивал. А я очень любил играть в футбол, именно играть, потому что никаких особых денег и привилегий у футболистов в то время не было. Зарплата была обычная — 110—150 рублей. Да, платили премиальные, поэтому мы, наверное, жили чуть—чуть лучше среднестатистического человека. Иногда нам позволяли купить машину без очереди, но за свои деньги. И один раз дали квартиру. Поэтому мы и с болельщиками общались на равных, потому что мы были такими же, как они. Сейчас общество, конечно, перевернулось, разделилось. Неправильно все это. Даже если у тебя очень много денег, оставайся ты человеком! Человеческие отношения — это же главное...

«До сих пор в любую жару хожу в носках»

— Работа тренера дубля в каких—то нюансах отличается от работы тренера основной команды?

— По большому счету, нет. Те же тренировки, те же просмотры игр соперника, разборы и так далее. Просто в основной команде игроков не приходится учить, они приходят подготовленными. Им просто надо сказать, что от них требуется на поле. А нам нужно еще и обучать. Но с другой стороны, над главным тренером всегда давлеет результат. И с психологической точки зрения эта работа гораздо сложнее.

— В дубле проще работать в психологическом плане, наверное, еще и потому, что игроки молодые, не строят из себя бог весть что, не зазвездились, и поэтому атмосфера нормальная. Это так?

— Дело вообще не в том, дубль это или основная команда. Все зависит от харизмы тренера, от того, насколько он честен с игроками, насколько не делает между ними разницы. И если тебя уважают 15—летние, то и 30—летние будут уважать. Садырин без проблем расставался с игроками, несмотря на из звездность, если они начинали портить атмосферу в коллективе. Один, два таких — и все, пиши пропало. В современном футболе, конечно, это сложно сделать, потому что контрактная система. Особенно, если это дорогой иностранец. Вряд ли руководство благостно отнесется к решению тренера вытурить его из команды. И тренер должен с этой проблемой бороться. Поэтому сейчас и настолько тонкая селекция: надо не просто найти игрока хорошего уровня, вписывающегося в схему. Нужно чтобы он и по моральным качествам подходил коллективу. Игроков — море! Но искать их сложно. А нас раньше спокойно выгоняли. Не хочешь играть, иди в «Спартак», в «Динамо», в «Локомотив»... Как говорил Лобановский, надо уметь резать мясо. И я согласен, но сейчас это безумно сложно. Когда Садырин пришел в ЦСКА в конце 80—х, многие хотели уйти. Он сказал, хотите — уходите. Наберем новых. Но мне бы хотелось с вами поработать. И большинство тогда решило остаться на годик. И что? 1989 год — выиграли первую лигу. 1990 — второе место в высшей лиге. 1991 — чемпионы. Павел Федорович был человеком, которого все уважали. Он говорил, что надо лечь спать сегодня в девять часов, и никто не спорил. Говорил, что завтра надо прыгнуть в прорубь и ни о чем его не спрашивать. И никто не спрашивал, все прыгали! Мы бы, наверное, разбежались и ударились в стенку лбом, если бы он нам сказал. И скромный Павел Федорович был очень. Он, работая в «Зените», ребенка спас, а об этом никто и не знал... Сейчас бы тренера уже в Кремль вызвали и шапку Мономаха надели после этого. Мужик золотой был. Сколько он нам помогал, из каких только передряг не вытаскивал! Домой приглашал, с женой его Татьяной Яковлевной до сих пор общаемся. Она нам как мама была. Павел Федорович ругается на нас, а она: «Не бойтесь, все нормально, я Пашу успокою». И его до сих пор все помнят... Мы каждый год к нему приезжаем, и из Питера приезжают ребята.

— Вы же с Бесковым тоже работали...

— Да. Константин Иванович потяжелее, конечно, был человек. Но как тренер очень сильный, обучал футболу по—настоящему, и по жизни многому научил. Помню, как в «Динамо» он меня в дубль сослал. Я в столовую без носков пришел. Летом жарко, надеваешь шорты, шлепанцы и чешешь. А у Бескова был закон — даже если ты в шлепанцах, то носки надо надеть обязательно. Гигиена. Один раз он меня предупредил, а я забыл и пришел второй раз. Тут же подходит ко мне администратор, говорит, чтобы я вещи собирал и отправлялся в дубль, без разговоров. Так я до сих пор в носках хожу. Какая бы жара не была, в каких Эмиратах бы мы не находились, пока носки не надену, из дома не выйду. Настолько запало в душу.

— В современном футболе такое, увы, невозможно...

— Да вообще в жизни уже все не так. Мир перевернулся. И тем не менее, все зависит от воспитания. Что родители тебе привили в детстве, с этими качествами ты и пойдешь по жизни. Нам с сестрой в этом плане повезло, нас родители воспитали правильно. У сестры моей уже три высших образования, она давно самостоятельный человек. И все равно, все время обращается ко мне, как к старшему брату за одобрением и разрешением. У нас папа русский, а мама татарка. И поэтому уважение к старшим — это закон непреложный! Если за столом сидим, то ты попробуй что—нибудь вякни только в присутствии старших! Сначала нужно спросить разрешения говорить. А сейчас смотрю на детей в интернате спортивном, они предоставлены сами себе, никто ими не занимается, никто не воспитывает. И какое поколение мы вырастим? Не поколение футболистов даже, поколение людей...

Алексей Лебедев, Ульяна Урбан

• источник: www.mk.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают