ЧУДЕСА ВСЕ-ТАКИ БЫВАЮТ, НО ОНИ ЧЕТКО РЕГЛАМЕНТИРОВАНЫ

Тем, кто не был там, проще убедить себя в том, что Суперкубок не выдающийся трофей, а так, яркое шоу с выявлением победителя. Согласен, Суперкубок это пока еще не Лига чемпионов и не Кубок УЕФА, но для России это было бы достижение, если хотите, еще один триумф нашего футбола и еще одна неделя всеобщего ликования. Александр Сергеевич Пушкин, вернее памятник ему, опять-таки облачился бы в красно-синие цвета. Могло быть многое, и это «могло» еще долго будет преследовать армейцев. Да и, наверняка, всех тех, кто летал поддержать команду в Монако.

Газзаев стоит между Березуцкими. Голова высоко поднята, взор предельно ясный, не затуманенный обстоятельствами поражения. Минутой ранее, когда Леннарт Юханссон награждал ЦСКА за участие в Суперкубке и с уважением пожимал Валерию Георгиевичу руку, тот широко улыбался – не дай Бог, кому-то придет в голову его утешать. Утешать может только он сам. Тех же братьев, например. Вот уже главный тренер армейцев что-то говорит Васе, и в этот момент диктор еще раз объявляет победителя. Газзаев бросает взгляд на пьедестал, где выстреливают специальные пушки, и видит, как в небо взлетают тысячи красных кружочков, возвещающих о начале чествования англичан. Валерий Георгиевич понимает, что все – для его команды матч за Суперкубок закончен – и стремительно, без малейшей доли сомнения направляется в раздевалку. Точно так же стремительно он чуть ранее сорвал с себя серебряную медаль и, словно стесняясь, запрятал ее подальше от глаз. Своих и чужих. Теперь он не стесняется ничего. Он просто уходит, уходит с достоинством, а его команда, украдкой озираясь на пьедестал, – туда, где беснуется «Ливерпуль», покорно направляется следом. Болельщики англичан на время замирают, в едином порыве смотрят на поверженных цеэсковцев, а потом… начинают хлопать. Так хлопают только тем, кто заслуживает истинного признания. Впрочем, как скажет позже некий Стив, 40-летний фанат обладателей Кубка чемпионов, лично он ЦСКА признал еще до стартового свистка, когда поднялся на трибуны «Луи II». Британец был в шоке – он никак не ожидал, что группа российской поддержки будет превосходить соперника, да еще чуть ли не в двое. Благодаря массовому паломничеству русских, которых прибыло на лазурный берег порядка 12-14 тысяч человек, состоялся рекорд посещаемости Суперкубка за всю историю его проведения в Монако. И пусть теперь Европа знает, Россия – не бедная страна и, самое главное, она страна футбольная!

***

Тихий курортный городок Ницца, что в пятнадцати минутах езды от Монте-Карло, за день до матча в одночасье перестал быть тихим: именно тут высадился наш десант. Родная речь повсюду. Кого только здесь нет! У каждого свои причины поездки, но конечная-то цель у всех одна. Она объединяет и даже роднит. На пляже крепкий мужик с толстенной золотой цепью на шее первым заводит разговор: «Ты ведь тоже на футбол? А я к этому виду спорта равнодушен. За ЦСКА и вовсе никогда не болел». Оказалось, для человека из Красноярска армейцы в данном случае – олицетворение России и, приехав поддержать их, он приехал поддержать свою державу. Странное дело, вдали от родины патриотизм воспринимается именно как патриотизм, без всяких столь популярных ныне оттенков цинизма. Может быть это и прозвучит пафосно, но ЦСКА своей победой в Кубке УЕФА сумел добиться того, что к нам стали возвращаться истинные ценности. В местном Макдональдсе два парня в футболках владикавказской «Алании» свое появление во Франции объясняют предельно просто: «Валерий Георгиевич наш земляк. Он принес на осетинскую землю праздник. И теперь, когда ему тяжело, мы обязаны быть вместе с ним». Уже в Монако общаюсь и с жителями Тамбовщины, приехавшими молиться на Юру, и с уроженцами Волгограда, восторгающимися «Алдошей». Там же фанаты враждебных «Спартака» и «Зенита», мелькают в толпе руководители ФК «Москва», «Локомотива», «Крыльев Советов», на улицах пересекаюсь с людьми, которых в Москве уже не видел годами. Даже ловлю себя на мысли, что российская столица теперь здесь, во Франции.

***

Тут само собой обнажается чувство национальной гордости. Хотя бы за то, что по праву находимся мы на празднике жизни и относятся к нам здесь, как к полноценным членам футбольного общества, а ни как к выскочкам, о существовании которых завтра все забудут. Ловлю себя на том, что здесь говоришь «мы», абсолютно не отделяя себя от армейцев, и воспринимаешь, допустим, Серегу Игнашевича или того же Юру Жиркова так, будто выросли мы с ними в одном дворе. И даже бразильские кудесники Карвалью с Вагнером, не говоря уже о славянах Красиче с Рахимичем, якобы жили на соседней улице. В ближайшем переулке гонял мяч Олич. Сижу вот, думаю, каково сейчас хорвату знать, что его не хватает и каково ему смотреть на свое изрезанное и перебинтованное колено? Тут же считаю в уме, сколько у Газзаева сейчас в наличие боевых единиц. Получается неутешительная цифра одиннадцать, включая едва оправившихся от травм Жиркова и Вагнера, да плюс три на данном этапе не хватающих звезд с неба запасных, от которых усиления сейчас ждать, пожалуй, не приходится.

На завтраке в отеле сталкиваюсь лицом к лицу с потрясающе эффектной девушкой и узнаю в ней Инну Гусеву, супругу полузащитника красно-синих. Вкратце обмениваемся впечатлениями о предстоящем матче. Инна еще не подозревает, что ей предстоит одна из самых тяжелых ночей в своей жизни. Конечно, никто в команде Ролану, преобразовавшему опасную атаку ЦСКА в победный контрвыпад «Ливера», претензий не предъявит – подобных обрезов случается десятки за игру, но сам Гусев корить себя будет нещадно, а мудрая супруга будет искать слова, способные облегчить его страдания. Да и свои тоже.

Как не крути, а футбол все-таки жестокий вид спорта. Возможно, действительно в нем побеждает всегда сильнейший. Только вот абсолютно точно не всегда проигрывает обязательно тот, кто заслуживает поражения. Убежден, ЦСКА не заслуживал. Хотя наша победа, безусловно, воспринималась бы как чудо. Даже самими игроками ЦСКА.

***

Утром после матча снова сижу на лазурном берегу, смотрю в бескрайнюю даль моря и вспоминаю перипетии матча. Новоиспеченный форвард Карвалью, этот умница и массовик-затейник, лихо вылетает один на один с Рейной и мы ведем в счете. И почему-то тут же становится боязно. Как иллюстрация: перевожу взгляд на Вагнера и опекающего его Хююпя – разница в росте нокаутирующая, в мощи – и вовсе убийственная. Кажется, вот-вот британская машина выявит уязвимые места в наших защитных редутах, наберет обороты и помчится на всех парах так, как мчалась недавно на «Милан». Но в центре поля юркий Алдонин в винегрет крошит этих маститых Алонсо с Хаманном, и на душе становится как-то поспокойней. Тройка защитников вообще безупречна, Красич подобен молнии, и после пары вспышек стадион уже вовсю скандирует его фамилию. А Одиа на своем фланге заставляет до конца вечера забыть фамилию Зенден. Конечно, не все идеально, конечно, хватает ошибок, однако ощущения ни с чем несравнимые! Пускай без запаса прочности, пускай на жилах и уже на грани издыхания, но в первом тайме ЦСКА выглядит более классной командой, чем «Ливерпуль».

***

Чувство тревоги вернулось в перерыве. В финале Лиге чемпионов после первой сорокапятиминутки ливерпудлианцы уступали 0:3. а потом разнесли хваленых итальянцев в пух и прах. Тем не менее, начало второго тайма вновь тревогу отгоняет. Да, британцы владеют инициативой, однако моменты-то у нас посолидней! Эх, бразильцы! Ладно Вагнер, он уже наелся под завязку, но спаситель Карвалью мог, мог забить.

Давление нарастает, и все более ощутимой становится усталость армейцев. «Батарейки» у многих подсели, большинство действий лишь на морально-волевых. Плюс судья, со своим стокилограммовым весом не поспевающий за событиями, продолжает откровенно «глотать» нарушения. И уже трое – Жирков, Красич и Одиа – бегают, держась за больные ноги. Будь у армейцев возможность ввести в бой не просто свежие, но и способные обострить игру силы, все могло бы сложиться по-другому. Суперкубок ЦСКА отдает во многом из-за скамейки запасных. В нужный момент не оказывается ни одного резервиста (а уж такого, как Сиссе, и подавно), способного подхватить падающее знамя. После вынужденных замен сбоят фланги; в центре Дуду с остервенением дует в свою, а не в общекомандную Дуду. Бенитес же еще во втором тайме принялся бросать в бой таких темнокожих монстров, что устоять против их напора практически нереально. Особенно после того, как судьишка привез нам такой обидный и досадный гол.

***

Тот гол засел в памяти, не выкинуть его оттуда, не стереть. Этот черт Сиссе несется к нашим воротам, Игнашевич первый на мяче. Скорость запредельная, вот уже штрафная площадь. Кажется…

А кажется не так, как было на самом деле. В самолете, по дороге домой с Сережей и Игорем Акинфеевым подробно разбираем тот эпизод. И оба выгораживают друг друга. Выясняется, что защитник не ждал подсказа вратаря, а с самого начала был нацелен на вынос. Самое главное, в игре Игнашевич и не заметил, что мяч попал французу в руку. Да и теперь на этот факт упорно отказывается обращать внимания – 81-ю минуту матча все равно не отменить.

***

Красно-синяя армия болельщиков продолжает поражать. Даже при 1:2 над Монако гремит «Россия! Россия». Облаченный в армейские цвета министр спорта Вячеслав Фетисов сжимает кулаки. Кажется, еще мгновение и он рванет на поле, примет разгулявшегося Сиссе на бедро и нам станет полегче. Министр обороны Иванов, обеспечивший прибытие роты отличников боевой и политической, тоже весь в игре. Мы все там. Мы ждем чуда! Но озверевший Сиссе делает третий гол, и радость фанатов «Ливерпуля» тонет в жизнеутверждающем скандировании: «Молодцы!». Нам не в чем упрекнуть Валерия Георгиевича и его парней. Даже тех, кто в той или иной степени повинен в пропущенных голах. Не всегда ведь, и не у каждого получается прыгать выше головы.

***

Пока звучит музыка, и англичане бьются в экстазе, эмоции сходят на нет. Понимаешь, что в добавление ко всему ЦСКА откровенно не хватило опыта. Команда безумно талантливая, но еще слишком молодая. Ей нужно время. А мы уже сейчас меряем ее по высшему разряду, и, наверняка, в связи с этим многие воспринимают поражение с укором. Вообще-то, в этом тоже ничего дурного нет. Каждый реагирует на любой итоговый результат в соответствии со своими ожиданиями. Главное, чтобы заложниками этих самых ожиданий не становились игроки.

Даниэл Карвалью: – Мы были не слабее соперника. Это как минимум. Держали победу за хвост, но она от нас ускользнула в самый неподходящий момент – вернуть ее назад сил уже не оставалось, да и везение было на стороне англичан. Тем не менее, мы сыграли достойно, и я думаю, что у нашей команды большое будущее. Уже в следующем розыгрыше Лиги чемпионов мы будем ставить перед собой весьма дерзкие задачи.

Евгений Алдонин: – Хавы «Ливерпуля» понравились – все у них по делу. Против таких мастеров очень интересно было играть. И очень тяжело. Силы закончились уже к концу первого тайма, в дальнейшем бегал на одних морально-волевых. После финального свистка даже ноги тряслись – настолько мышцы забились. Но если бы мне предложили прямо сразу заново переиграть тот матч, согласился бы, не задумываясь.

К СВЕДЕНИЮ
В Москву Юрий Жирков возвращался заметно хромающим. «Травмы эти замучили, сколько уже можно! – Юра был расстроен вдвойне и поражением, и очередным намечающимся свиданием с докторами. – По ахиллу мне попали в начале матча. Чего-то там то ли щелкнуло, то ли хрустнуло. Боль с каждым ускорением усиливалась, и я сам попросил замену. И надо же, прямо за секунды до того, как покинуть поле, кто-то из англичан вновь въехал мне в тоже место. С тех пор с трудом наступаю на эту ногу. Клубный врач мне сказал, что в сборную я уже не поеду – мне предстоит тщательное обследование, скорее всего, в Германии. И лечение. Очередное…»

ЛЮБОПЫТНО
В Россию армейцы вернулись в усеченном составе. Почти все легионеры, за исключением Дуду, разлетелись по домам. Ролан Гусев и Дейвидас Шемберас остались в Европе отдохнуть. Вылет в Москву для тех, кому суждено было вернуться, из-за участия дубля ЦСКА в финале престижного турнира в Сан-Ремо сдвинулся на десять часов. Кстати, молодежь красно-синих завоевала-таки главный трофей и еще парочку призов (Правосуд, как лучший бомбардир, а Татарчук, сын того самого Владимира, как лучший игрок). В самолете на пути в Москву футболистам пытались поднять настроение почетные гости, находящиеся на борту. А прославленный борец Аслан Фадзиев, единственный в мире обладатель «Золотой Борцовки», человек, не проигравший в жизни ни одной схватки, заверил ребят, что у команды чувствуется характер, а это самое главное!

ПОДСЛАСТИТЬ ГОРЕЧЬ ПОРАЖЕНИЯ ПЫТАЛАСЬ ГЛЮКОЗА
После матча футболистов ЦСКА в обязательном порядке отвезли в лучшее казино Монако, которое специально по случаю выступления российской команды в Суперкубке Европы арендовал Роман Абрамович. Видимо, грандиознейшее мероприятие с участием таких мегазвезд шоу-бизнеса, как «Чайф», «Уматурман» и Глюкоза, планировалось в расчете на победу армейцев. В уютном заведении присутствовал почти весь бомонд российского футбола, начиная с первых лиц и заканчивая вездесущим «безработным» Дмитрием Булыкиным с его девушкой. Игрокам ЦСКА было не до веселья, тем не менее, многие из них считают, что пребывание на людях помогло им облегчить свои переживания. Пробыв в казино около двух часов, красно-синие отправились в гостиницу уже не в столь подавленном состоянии.

«ЛИВЕРПУЛЬ» (Англия) – ЦСКА (Москва, Россия) – 3:1 д.в. (0:1, 1:0, 2:0)
Голы: Дж.Сиссе, 82, 103, Луис Гарсия, 109 – Карвалью, 28.
«Ливерпуль»: Х.Рейна, Финнан (Синама-Поньоль, 55), Хююпя, Рийсе (Дж.Сиссе, 79), Луис Гарсия, Хаби Алонсо (Сиссоко, 70), Хаманн, Хосеми, Морьентес, Каррагер, Зенден.
ЦСКА: Акинфеев, Игнашевич, А.Березуцкий, Карвалью, Вагнер Лав, Одиа (Гусев, 90), Красич (Дуду, 85), Жирков (Шемберас, 66), Алдонин, В.Березуцкий, Рахимич.
Предупреждения: Зенден, 38, Хосеми, 50, Хююпя, 73, Синама-Поньоль, 95, Дуду, 101.
Судья: Р.Темминк (Голландия).
26 августа. Монако. Стадион «Луи II». 19 000 зрителей.

• источник: www.football-hockey.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают