Сейду Думбия: «Лучший защитник России — это Игнашевич»

Сейду Думбия: «Лучший защитник России — это Игнашевич»

 

Армейский форвард получил приз издания и ответил на вопросы о том, как складывается его карьера в российском футболе.

На футбольных полях России стартовал очередной чемпионат страны. Перед матчем ЦСКА — «Ростов» на стадионе в подмосковных Химках главный редактор нашей газеты Валерий Симонов вручил армейскому форварду Сейду Думбия приз «Труда», который с 1958 года присуждается лучшим бомбардирам чемпионатов. Окрыленный наградой лауреат сначала принес победу своей команде, а потом ответил на наши вопросы.

— Хрустальная ваза «Труда» наверняка не первая награда в вашей бомбардирской коллекции? Вы ведь становились лучшим бомбардиром чемпионатов Японии и Швейцарии...

— Да, я уже успел завоевать много кубков. Не только в Японии, Швейцарии и России, но и в Африке тоже. Все они хранятся в моем африканском доме. И ваш приз тоже найдет там достойное место. Спасибо!

— На каком этапе чемпионата вы почувствовали, что можете выиграть гонку бомбардиров?

— Стараюсь забивать при каждом удобном случае, но специально счет своим голам не вел. Лишь незадолго до окончания чемпионата я узнал, что возглавляю список самых результативных форвардов.

— В российском футболе раньше сильнейшие пары нападающих и за пределами футбольного поля крепко дружили.

— С Вагнером Лавом у нас был, можно сказать, двойной языковой барьер. Я не понимал португальского, он — французского. И оба не знаем ни русского, ни английского. Так что для обстоятельного разговора нам приходилось привлекать сразу двух переводчиков, беседа всякий раз получалась очень затянутой. Но ведь мы с Вагнером профессионалы, на поле хорошо понимали друг друга и без слов. Вообще когда моя команда играет лишь с одним нападающим, то мне сложнее действовать. Вот и в этом матче с «Ростовом» у меня было лишь два или три шанса забить гол, и я рад, что одним из них я воспользовался. Конечно, защитник ошибся. Но если бы в футболе обходилось без ошибок, все матчи заканчивались бы со счетом 0:0.

— Кто из ЦСКА больше других вам помогал адаптироваться в России?

— Русские футболисты меня хорошо встретили, и до сих пор все партнеры по команде очень доброжелательно ко мне относятся. Благодаря их помощи и в матчах, и на тренировках мне удалось провести такой хороший сезон. Но вот за пределами футбола я с ними общаюсь немного. Языковый барьер... Конечно, мне жизнь облегчают работники клуба — тот же переводчик Гевонд. Но дружить с помощью переводчика — дело непростое.

— А в отелях с кем обычно селитесь на выездных матчах?

— Обычно мне дают номер на одного.

— Защитники и вратари какой команды доставляют вам как нападающему больше всех проблем?

— В российском чемпионате я в первую очередь в плане мастерства и опыта выделил бы моего партнера Сергея Игнашевича. И вообще мне повезло, что самая сильная линия обороны и сильнейший вратарь играют не против меня, а в моей команде. Из соперников в целом сильна оборона у «Зенита», «Спартака» и «Динамо». Против них сложнее всего мне играть.

— Вы в голове уже имеете собственную картотеку защитников российских клубов?

— Имею общее представление о линиях обороны всех клубов, но персонально информацию о каждом игроке в голове не держу. В этом и нет необходимости. Перед каждым конкретным матчем у нас проходят доскональные разборы предстоящего соперника. И тренеры дают полную информацию.

— Прошедший чемпионат Европы смотрели?

— Да, в целом матчи были очень интересные. Но российскую команду в прямом эфире я видел только в матче против Греции. Конечно, болел за сборную Россию — ведь в ней играют мои друзья, в этой стране я живу, здесь ко мне хорошо относятся. Вашим ребятам вполне по силам было попасть в плей-офф, в отдельные моменты они показали очень хорошую игру. Так что это поражение оказалось неожиданным и меня сильно огорчило.

— Как вам, жителю Африки, идея проводить чемпионат России по «зимней» схеме?

— К морозу и снегу я привык еще в Швейцарии. Правда, не скажу, что игра на снегу доставляет мне удовольствие. Хотя, по правде, и жителям Сибири такой зимний вариант футбола все-таки меньше нравится, чем игра на зеленых полях. А что касается жары, на которую порой жалуются спортивные журналисты, то я с такой проблемой ни разу в России не сталкивался. Тепло бывает, а жарко — нет. Вот в Африке — другое дело...

— Название вашей страны переводится как Берег Слоновой Кости. А вы сами-то слонов в дикой природе видели?

— Нет, только в зоопарке. В моем родном Абиджане, как и в любом другом большом городе мира, имеется зоопарк. Там есть и слоны, и другие дикие животные Африки.

— Вы небедный человек, тем более по африканским меркам. Приезжая на родину, как проводите время?

— Вообще-то в моей стране и раньше были люди побогаче меня, и сейчас они есть, и всегда будут. Когда приезжаю домой, все время провожу в семье, со своими родственниками и многочисленными друзьями. Я вырос в столице и очень люблю свой квартал. А на сафари, к примеру, не езжу.

— А в России вам не одиноко?

— Ко мне приехала моя девушка из Африки. Мы с ней в Москве вместе живем, и нас здесь все устраивает.

— Вы много русских слов выучили?

— Кое-что уже знаю — прежде всего те слова, которыми мы с партнерами обмениваемся по ходу игры. Но вам для газеты я их повторять не буду — не все они предназначены для печати.

• источник: trud.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают