Слуцкий: от любви до ненависти

От любви до ненависти - один шаг. В футболе между ними - и вовсе полшажочка миниатюрной женской ножкой.

19 марта Слуцкому рукоплескала половина Лужников (другая половина, красно-белая, уходила, словно побитая) и переполненный пресс-центр стадиона. Он был умиротворен и чрезвычайно доволен. 24 марта Леонид Викторович сидел понурый, с видимым трудом сдерживая себя, чтобы на нервах не перейти на резкий тон в ответах на совершенно нерезкие вопросы. Полупустой зал глядел с сочувствием. А может, просто устал. Ждали Слуцкого долго - пресс-конференция началась спустя час после завершения игры.

- Вы готовы к очередному диалогу с болельщиками? - спросили у тренера.

- А о чем говорить? - ответил он.

На улице, в том месте, где пришвартованы клубные автобусы, действительно ждали: армейцы и железнодорожники, половина на половину. Буквально за минуту до Слуцкого людей порадовал своим явлением травмированный Майкон. Он лучезарно улыбался и с крайне обаятельным видом не понимал ничего, что ему говорят.

- Такой он классный, такой красивый! - получив автограф, излила душу своему парню какая-то девчонка, и тот готов был провалиться сквозь асфальт.

- Мужики, а Слуцкий-то там идет или нет? - гаркнул вдруг кто-то.

Будто по команде тренер вышел. И раздалось: "Слуцкий, уходи!"

Сразу несколько СМИ в тот же день написали, что "кричала толпа". На самом деле кричали человек пять, может, семеро. Нетрезвые мужики средних лет - но громогласные, так что показалось, будто действительно ревет вся ватага только что осчастливленных Майконом школьников. Один из крикунов, когда Слуцкий прошмыгнул в автомобиль и уехал, бросив в их сторону короткий взгляд, встал посреди дороги и сбивчиво, заикаясь, но звонко обосновал, почему, собственно, "Слуцкий, уходи!"

- Игры целый год нет, рисунка никакого!

Представиться человек не пожелал. Я даже не уверен, что на следующий день он вспомнил, что был на футболе. Считать ли эту пьяную акцию гласом народа?

За последние года два мне, да и другим репортерам чего только слышать не приходилось. С трибун "Петровского" неслось: "Спаллетти - чемодан, вокзал, Милан!" Карпин после оклика "Валер, иди сюда!" без купюр объяснял, почему в Россию не приедет Фалькао и как не самый сильный клуб "Твенте" отгрузил треху "Зениту" с Данни и Бруну Алвешем. За несколько месяцев сменился тон высказываний в адрес Силкина: с торжественного на печальный. Да что далеко ходить: еще три дня назад говорили, что плохи дела у Коусейру. Тем не менее все четверо по-прежнему работают.

Трудится и Слуцкий, хотя ни для кого не секрет, что некоторой частью красно-синей общественности он нелюбим. Критика со стороны болельщиков не может не нервировать тренера и руководство. После субботней игры отношения уж точно не стали лучше. Ведь единственным ее ярким эпизодом в исполнении ЦСКА стал акт бессильной ярости Думбья, который едва не разорвал в клочья сетку ворот. Муса, не отдавший ивуарийцу нормальный пас в хорошей ситуации, прозорливо метнулся к центру поля, испугавшись гнева партнера по команде.

После первого гола хозяйские трибуны пели: "Мы ЦСКА, мы победим!" За 10 минут до финального свистка со слов поддержки перешли на мат. Один из болельщиков ЦСКА, совершенно здравомыслящий, смотревший матч в пресс-ложе, минут за десять до конца воскликнул:

- Я поехал, это мучение!

И был таков.

А в перерыве я видел, как девочка лет 14 в красно-синем шарфе плачет. Эти слезы куда показательнее пьяных выкриков возле автобусов.

* * *

В поражении всегда виноват только тренер. Это у победы много отцов.

Не заявленные на матч Янбаев и входящий в десятку лучших хавбеков Европы Ибричич уходили из раздевалки с таким видом, будто первый превратил в пустое место Думбья, а второй забил оба гола.

- Димочка, ты лучший! - диктор стадиона "Локомотив" Степан Левин, пришедший на матч в качестве болельщика, хлопал по плечу переводчика Дмитрия Крайтора. Тому должны давать молоко за вредность: Коусейру на пресс-конференциях всегда вещает очень долго. Хотя 24 марта это был единственный минус тренера в глазах репортеров. Коусейру слушали, затаив дыхание. В такой день он мог бы говорить - а Крайтор переводить - вечно.

Переводчик Крайтор тоже отработал в духе субботнего "Локомотива" и не в традициях российского футбольно-переводческого искусства, - то есть очень хорошо, практически без изъянов. Преобразовал в правильный русский все километровые мысли португальца, позволил себе попижонить футбольным жаргоном ("футболисты сидят на банке"), а его единственная забавная оговорка - "игроки не витают в игроках" - была встречена публикой так же, как Месси прощают промах мимо ворот после покера.

В отличие от Коусейру и его толмача центральный защитник Беляев наговорился еще на поле, так что от постоянных подсказок партнерам голос сорвал.

- "Рубин" дал нам пинок под зад, но теперь болельщики, думаю, нас простят, - прохрипел 20-летний Беляев. И рассмеялся.

Общительный, открытый, неординарный, а главное, в игре надежный. Глядя на пару Беляев и Бурлак, приходится стучать по всему деревянному. Неужели в России все-таки родилось новое поколение защитников, и Сергею Игнашевичу не придется насиловать свой организм, выступая вплоть до ЧМ-2018, когда ему будет 38 лет?

* * *

Сиял и вице-президент клуба-победителя Алексей Смертин. С ним фотографировались интересно: представитель "Локо" не обнимался с болельщиками, а жал им руки с характерным кивком головы.

Перед ним вышел Игорь Акинфеев. Фанаты красно-синих и даже красно-зеленых пришли в восторг. Его обступили. Машине, куда Акинфеев хотел сесть, пришлось долго ждать. На автографы и совместные снимки голкипер был щедр, на ответы на вопросы своих поклонников - скуп. Ему кричали:

- Вы поедете на Euro, Игорь?

- Не знаю.

- Когда выйдете на поле?

- Пока не могу сказать.

Вдруг с криком: "Игорь, земляк! Ленинский район! Ленинский район!" - обниматься к вратарю, распространяя алкогольное амбре, полез здоровенный веселый дядька. Почуяв, что объятья разомкнутся не скоро, "конкуренты" оттащили его от уроженца города Видное. Не отказав никому, Акинфеев, наконец, сел в автомобиль и поехал.

- Ленинский район! Ленинский район! - неслось ему вслед. Счастливый земляк махал Акинфееву рукой, а за его спиной шептались юные болельщицы:

- Так, район выяснили. Остается узнать дом. Подъезд. И квартиру.

Очередь на писателя Акинфеева

Вчера более тысячи поклонников ЦСКА пришли на автограф-сессию вратаря, посвященную переизданию его книги "100 пенальти от болельщиков"

Интересно, выстраивалась ли когда-нибудь очередь в торговый центр "Старт"? Скорее всего, это случилось впервые. Но никаких неожиданностей: работники официального магазина атрибутики ПФК ЦСКА и служба охраны торгового центра предполагали, что будет наплыв, и работу по пропуску людей организовали четко. Правда, многим охотникам до автографов все равно пришлось ждать: если бы запустили всех сразу, народ заполонил бы не только небольшое помещение клубного магазина, но и весь второй этаж, где он расположен.

Несколько лет назад Акинфеев впервые представил публике свою книгу. Формально в ней были собраны ответы на 100 вопросов, порой не менее острых и опасных, чем пенальти во время матчей. Фактически же - это 100 историй из жизни молодого, но уже очень опытного вратаря. Тогда у входа в "Олимпийский" болельщики ЦСКА начали собираться с раннего утра - за три-четыре часа до начала мероприятия! Вместо означенных поначалу двух часов раздача автографов длилась три, и не на всех желающих хватило экземпляров. Сразу возникла идея, что книга, выпущенная 3-тысячным тиражом, нуждается в переиздании.

Перефразируя поговорку, нет добра без худа. В свободное время, которое появилось у Акинфеева из-за разрыва крестообразных связок колена, полученного в конце августа 2011-го, вратарь при содействии пресс-службы клуба и ее директора Сергея Аксенова вновь занялся творчеством. В результате вместо переиздания получилась едва ли не новая книга. Семьдесят из ста вопросов подверглись изменениям и дополнениям: все-таки время прошло, в жизни и карьере Акинфеева произошли события, которые в чем-то поменяли его взгляды. Кроме того, добавилось 25 совершенно новых историй и немало свежих фотографий. Так что вопреки названию "пенальти" в книге больше, чем сто, а количество страниц достигло почти пятисот.

В ярко-желтой футболке-поло, в окружении красно-синих шарфов с футболками и крепких ребят-продавцов, чьи татуировки недвусмысленно свидетельствуют об их истинно фанатском происхождении, улыбающийся Акинфеев без вратарских перчаток, а с ручкой в руках вновь "отбивался" от атакующих его болельщиков (а на самом деле - с удовольствием общался!) дольше, чем планировалось. Автограф-сессия длилась четыре часа вместо трех. Кто-то покупал новое издание, кто-то приходил со старым.

Акинфеев никогда не был обделен вниманием мировых топ-клубов, хотя ни один из них пока не решился на серьезное предложение армейцам. Когда голкипер вернется в строй, интерес к нему наверняка возобновится, и очередь выстроится уже не из болельщиков, а из европейских команд. Но пока, как во время вчерашней встречи, выбор не только вратаря, но и популярного писателя Акинфеева известен - ЦСКА.

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают