Роман Бабаев. Секрет фирмы

Роман Бабаев. Секрет фирмы

Что мы знаем о генеральном директоре ЦСКА? Совсем немного. Молодой энергичный менеджер одного из наиболее успешных российских клубов редко дает объемные интервью. Впрочем, это соответствует общему имиджу армейцев: они в большинстве своем немногословны. С надеждой разузнать о Романе Бабаеве как можно больше я и отправилась в офис ЦСКА. Увы, пришлось немного подождать: кабинет генерального директора на какое-то время стал местом паломничества чуть ли не всех сотрудников клуба: межсезонье, масса вопросов, требующих немедленного решения. Когда наконец Роман Юрьевич освободился, непринужденно и честно рассказал все о себе. Стало ясно, насколько он разносторонний и увлекающийся человек.

Итак, знакомьтесь: гендиректор ЦСКА Роман Бабаев – выпускник юрфака МГУ, романтик и большой поклонник экстрима.

В обнимку с телефоном

С: Роман Юрьевич, скажите честно: удастся нам вообще поговорить? Телефон, как я вижу, вам обрывают каждую минуту.
Да, с телефоном я даже сплю. Это моя вторая жена, можно сказать. Но я привык и не могу сказать, что это сильно раздражает. Другое дело, что часто звонят из-за всякой ерунды. Приходится отделять зерна от плевел.

С: Вот и я вклинилась в этот плотный график. Есть интерес узнать побольше о вас, об успехах клуба поговорить…
Ну, успехи – понятие относительное: чемпионами России мы ведь в прошлом году не стали. Но команда на протяжении всего чемпионата смотрелась действительно достойно, до последних туров боролась за первое место. Не все у нас получилось, к сожалению, – был период непозволительных ошибок, из-за которых «Зенит» настичь не удалось. Тем не менее, считаю, во втором круге ЦСКА показал интересную игру, яркую и зрелищную. Такой футбол по душе болельщикам. Я знаю, что даже многие поклонники наших прямых конкурентов признают ЦСКА командой номер один именно с позиций зрелищности. Так что по прошлому году остались приятные воспоминания. Но нужно двигаться дальше, к титулам.

С: Давайте расставим приоритеты. Что вспоминается в первую очередь?
Конечно, участие в четвертьфинале Лиги чемпионов – впервые наш клуб дошел до этой стадии. Удачное выступление в Лиге Европы. Ну и, повторюсь, второй круг чемпионата России, по ходу которого мы регулярно видели на поле настоящую команду – команду во всех смыслах этого объемного понятия. Стало ясно, что ЦСКА – не просто набор высококлассных футболистов. Это единое целое, это кулак, это отлично сбалансированная машина, которая способна мыслить, развиваться и перестраиваться. ЦСКА показывал и атакующий футбол, и рациональный, если в том возникала необходимость; у ЦСКА появился рисунок игры, что особенно радует с учетом большого количества новичков, – обычно ведь на раскачку уходит куда больше времени. А если еще вспомнить, что Леонид Слуцкий работал с командой, по сути, первый сезон, можно твердо сказать: ЦСКА в 2010-м показал хороший результат.

С: Кого в предстоящем сезоне видите основным конкурентом в чемпионской гонке?
Знаете, Россия такая страна, что всякие предсказания практически теряют смысл. Это касается всех видов деятельности, а спорта – тем более. Видите, какие печальные новости поступают из «Амкара» и «Сатурна»? Кто мог еще осенью об этом подумать? В общем, сложно прогнозировать. Но попробую. Если взять за основу сезон-2010 – конечно, «Зенит», «Спартак» и, наверное, «Рубин». Хотя никого из тех, кто ставит перед собой высокие задачи, нельзя списывать со счетов – например, «Локомотив» и «Динамо». Но на дистанции наиболее стабильными и конкурентоспособными выглядели именно «Зенит» и «Рубин». Отчасти – «Спартак».

Не ходите на job.ru

С: Какой оценки, на ваш взгляд, заслуживает главный тренер?
Считаю, что весь тренерский штаб ЦСКА во главе с Леонидом Слуцким отработал хорошо. В момент принятия решения по тренеру было понятно, конечно, что какое-то время ему потребуется на адаптацию: не секрет, что Леонид Викторович обладает довольно серьезным опытом, но в топ-командах он не работал. А в них, при всем уважении, действуют несколько иные механизмы, игроки немножко иначе себя ведут, руководство ставит другие задачи. Все это для Слуцкого было в диковинку, и он не раз в этом честно признавался. Но прошло время, и все встало на свои места. Я считаю, что со своей работой тренер справился достойно.

С: После того как команду покинул Валерий Газзаев, ЦСКА не сразу вышел на «свою волну». При этом Слуцкий был приглашен на работу в не самый простой для армейцев период жизни. Как, почему, по каким причинам клуб остановился именно на этой кандидатуре?
Честное слово, даже не хочется вспоминать тот период, когда из ЦСКА ушел Валерий Георгиевич. Это был как раз канун Нового года. Врагу не пожелаешь того, что мы испытали тогда. Не готовы мы были к такому повороту событий – оказаться без главного тренера. Варианты, которые имелись в ближайшем резерве, к сожалению, по разным причинам не срослись, и мы помчались галопом по Европам. Испробовали все, что можно. Разве только на сайт job.ru не заходили. В общем, по сути, выбирали из того, что было. А было на тот момент общение с бразильским специалистом Зико, который провел замечательный сезон с «Фенербахче»: четвертьфинал Лиги чемпионов, титул чемпиона Турции… Но в России у Зико, к сожалению, не заладилось. Потом был приглашен испанский тренер Хуанде Рамос: мы очень оперативно провели переговоры и смогли привлечь к работе классного специалиста, как говорится, без шума и пыли. Рамос – очень сильный тренер и очень порядочный человек, но в России далеко не каждый способен реализоваться и обрести себя. Это не новость.

С: Особенная страна, чего уж там…
Да, Россия требует особого подхода. Проблема языкового барьера, безусловно, присутствует, совершенно эксклюзивный менталитет, климатические условия – все в совокупности. Требовать от Рамоса быстрых успехов было неразумно, и мы отдавали себе в этом отчет. Поэтому в итоге было принято стратегическое решение, на перспективу. Да, Леонид Слуцкий – молодой специалист, не имеющий опыта работы в топ-командах, но его профессиональный уровень не вызывает никаких сомнений. С ним, пожертвовав, возможно, сиюминутным результатом, ЦСКА в дальнейшем добьется успехов – примерно в таком русле мы размышляли. К счастью, все прошло даже по более оптимистичному сценарию: практически сразу был выдан феноменальный, на мой взгляд, результат – участие в четвертьфинале Лиги чемпионов. Считаю, выбор себя оправдал. И очень надеюсь, что с Леонидом Слуцким у ЦСКА будут очень серьезные успехи.

С: Вот любопытно: когда сразу два подряд серьезных иностранных тренера не прижились, не возникло желания вернуть Газзаева? Или это было нереально?
В жизни нет ничего нереального. Но когда что-то делаешь, нужно четко понимать, для чего ты это делаешь. С Валерием Георгиевичем связаны золотые страницы в истории армейского клуба. Никто не будет спорить, что он был и остается сильнейшим российским тренером – это даже не обсуждается. Но очень сложно входить в одну реку дважды. А трижды – тем более. Газзаев один раз уже уходил из команды. Потом вернулся, и вернулся феерично, выиграв Кубок УЕФА. В третий раз, наверное, повторить такой путь всем нам было бы очень сложно. Потому этот вариант мы практически не рассматривали.

Государственные клубы обречены

С: В прошлом году эксперты в один голос поставили ЦСКА пятерку за селекцию. Вас можно позд­равить…
Спасибо. Меня часто спрашивают, в чем секрет ЦСКА. Ответ прост: в отношении к делу. Евгений Гинер не раз говорил о том, что клубы, ориентированные на государственные дотации, к сожалению, обречены. В этом вопросе президент ЦСКА оказался провидцем, это видно на примере все тех же «Амкара» и «Сатурна». Бюджетные деньги – путь в никуда. И дело не в том, что кто-то кого-то обвиняет в пустой трате народных денег. Просто российский футбол в чистом виде – отнюдь не бизнес, поэтому никаких финансовых задач перед руководством так называемых «государственных» клубов никто не ставит. Ставят спортивные. Но понятно ведь, что за первые три места в чемпионате России могут бороться шесть-семь команд, не больше, а остальные просто идут по пути осваивания бюджетных средств. Деньги выделены, их нужно потратить, а как – вопрос десятый. К частному же капиталу совершенно другое отношение. Это свое, не чужое. Это ежедневный контроль, ежедневный учет. Вот и весь секрет успеха: мы стараемся предельно внимательно относиться к любой сделке, а уж к трансферной – вдвойне и втройне. Мы в свое время определили стратегию, которой уж скоро десять лет исполнится. Имя ей – ставка на молодых, нераскрученных, талантливых игроков. Таких, как Карвальо, Вагнер, Жирков, Красич, Жо, Думбия, Тошич. Когда мы их находили, возможно, узкому кругу специалистов они и были знакомы, но болельщикам их имена ни о чем не говорили. Мы же следили за ними во все глаза, учитывая не только спортивную составляющую, но и характер, ментальность, семейное положение и так далее. И ошибки у нас тоже, конечно, были. Например, Маазу – прекрасный игрок, но мы, к сожалению, не учли определенные черты его характера, что не позволило парню в полной мере раскрыться в России.

С: Нельзя ли поподробнее: как именно происходит процесс поиска подходящего игрока?
Да я ведь уже сказал, никакого секрета здесь нет. Только работа. Могу добавить, что и президент, и акционеры клуба лично участвуют в трансферных вопросах, причем в ежедневном режиме. Нет такого, что некий селекционер, условный Вася Петров, который с утра до вечера занимается поиском нужных людей, приносит нам профайл и все тут же говорят: «Ну ладно, давайте попробуем взять». Существует определенная система работы, которую мы стараемся делать ответственно. Клуб располагает базой данных на игроков от 14 лет и старше. Как правило, ЦСКА не рассматривает кандидатуры футболистов старше 23–24 лет – за редкими исключениями. Все футболисты разделены на категории A, B и C – по одаренности, по спортивным результатам и так далее. Селекционеры эту базу регулярно обновляют, а в случае необходимости мы, обратившись к списку, вступаем в переговоры. Они, разумеется, далеко не всегда бывают простыми и успешными, потому что рынок тесен. Например, Думбия сразу несколько клубов из России интересовались. И предлагали парню гораздо более выгодные условия.

С: Почему же Думбия оказался именно в ЦСКА?
Пришлось поискать дополнительные аргументы... Так вот, я продолжу. Когда возникает необходимость в приобретении того или иного игрока, как, например, в ситуации, когда мы знали, что уйдет Красич, мы смотрим, кто у нас фигурирует в списке на нужной позиции. В случае с Красичем одним из альтернативных вариантов был Тошич. Мы взвесили все за и против, в том числе и тот факт, что сербы адаптируются в России, пожалуй, лучше других иностранцев, и при­няли коллегиальное решение. А дальше пошла уже техническая работа – звонки, поездки, переговоры. При этом ЦСКА предпочитает вести переговоры напрямую с клубами, сторонясь всех этих околофутбольных товарищей.

С: По имени агенты?
Да. Хотя агент агенту рознь, конечно. Но, по моему опыту, большинство из них появляется только в тот момент, когда игрок переходит из команды в команду, что, разумеется, сулит определенные барыши. А на весь остальной период, когда футболисту бывает нужна помощь, агенты куда-то пропадают.

С: Планируете укрепляться к предстоящему длинному сезону?
Команда, по объективным профессиональным оценкам, на сегодняшний день укомплектована вполне прилично. Если ЦСКА никто не покинет, в приобретении новых игроков совершенно нет необходимости: конкуренция за место в составе очень высока, не все люди получают достаточную игровую практику и, конечно, остаются этим обстоятельством недовольны. Наши футболисты – народ очень амбициозный, большинство из них играют за национальные сборные своих стран, причем далеко не последних в футбольном мире. Так что если и будем приобретать новых игроков, это, скорее всего, будет молодежь. На перспективу.

С: Вы сказали, что кто-то может покинуть команду. Кто именно?
Это всего лишь необходимая оговорка. Такое обстоятельство всегда нужно иметь в виду. Это футбол, это жизнь. ЦСКА – не тот клуб, который пытается при первой же возможности «наварить» на игроке прибыль. Многие футболисты, которые приходят в ЦСКА, через некоторое время ощутимо вырастают в цене. Если говорить о последних приобретениях – чуть ли не в десять раз, как Секу, например, которого мы разглядели, можно сказать, на ровном месте. И если поступят предложения от топ-клубов, достойные и самих футболистов, и бренда ЦСКА, мы их обязательно рассмотрим. Конечно же, не отпускать людей в «Ювентус» или в «Челси» нельзя, но приоритетом все равно остается сохранение команды в том виде, в котором она есть сейчас.
Мало кто не боится Гинера

С: На собраниях РФПЛ от армейского клуба неизменно присутствуют два человека – вы и Евгений Гинер. Почему?
Это как раз к вопросу об ответственности и небезразличии. Очень важно совершенствовать работу клуба во всех направлениях, а премьер-лига на сегодняшний день уполномочена развивать коммерческую составляющую, продвигать бренд российского футбола. Поэтому присутствие на собраниях двух представителей клуба – вопрос принципиальный. Как говорится, одна голова хорошо, а две – лучше. Естественно, все серьезные решения в ЦСКА принимаются на уровне президента клуба, который прямо участвует во всех без исключения процессах. Но поскольку мне тоже необходимо быть в курсе событий и я вхожу в ряд рабочих групп премьер-лиги, мое присутствие на собраниях РФПЛ оправданно и целесо­образно.

С: А как давно вы знакомы с Евгением Гинером?
С 2001 года.

С: Кем он стал для вас за это время? Другом, старшим товарищем? Или так и остается прямым начальником?
Во-первых, конечно, Евгений Леннорович – мой руководитель и учитель. За эти десять лет я очень многому у него научился. И не только я: практически все люди, которые с ним по жизни сталкиваются, отзываются об этом человеке исключительно положительно. Думаю, не зря он ежегодно номинируется на звание лучшего спортивного менеджера России. Абсолютно по праву.

С: Чему лично вы научились у Гинера?
В первую очередь тому, что слова «невозможно» нет в его лексиконе. Предостаточно примеров, когда я был уверен в том, что тот или иной проект нереален, но потом убеждался в обратном: если очень сильно постараться, все получится. Как говорит Евгений Леннорович, человек, который хочет сделать дело, найдет десять способов, как этого добиться, а тот, кто не хочет, найдет тысячу способов, почему этого сделать нельзя. Дай бог каждому такого учителя. Успехи ЦСКА – во многом успехи президента клуба.

С: Для вас, значит, теперь тоже ничего невозможного нет?
Просто, знаете, много раз невозможное действительно оказывалось возможным. В качестве примера могу вспомнить разбирательство, когда игроков ЦСКА обвинили в применении допинга. Все вокруг в один голос твердили, что никто с нами церемониться не станет, а ребята получат как минимум год дисквалификации, хотя мы знали, что ни в чем не виноваты. Клуб тогда буквально стоял на ушах, мы провели очень большую работу, и в итоге справедливость восторжествовала. А ведь можно было направить в соответствующие инстанции два-три письма и этим ограничиться... Так что мы тут, в ЦСКА, часто идем поперек течения, стараясь достичь результата. Не всегда, правда, все зависит от нас, как, например, было осенью на футбольном поле, когда мы в трех матчах не могли забить пенальти. Просто какой-то несчастный случай, фантастический результат со знаком минус...

С: Судя по всему, работоспособностью Гинер вас тоже заразил?
Да, я уже научился обходиться без сна, когда это необходи­мо. В тех же трансферных вопросах иногда каждый час бывает на счету.

С: Побаиваетесь, наверное, своего начальника?
Знаете, я думаю, что в России – да и не только в России – людей, которые не побаивались бы Гинера, не так много. Не потому, что он страшный и суровый. Просто это человек, который всегда говорит то, что думает. Может, и резко, но зато всегда честно и, как правило, по делу. И это, конечно же, многим не нравится. Нет, я не могу сказать, что побаиваюсь Евгения Ленноровича, но его авторитет, безусловно, очень ощутимая величина.
Все друзья родом из детства

С: Есть у вас настоящие друзья в футбольном мире?
Нет, потому что друзья, на мой взгляд, – категория штучная. Есть приятели. Например, у меня очень хорошие отношения с Игорем Акинфеевым. Могу сказать, что его мало кто знает с чисто человеческой точки зрения. Игорь не только замечательный футболист, но и человек редкий. Дай бог каждому, кто достиг таких успехов, оставаться самим собой, как это смог сделать Игорь. Но сказать, что у меня в футболе есть настоящие друзья, я не могу.

С: Сложно строить близкие отношения с людьми, с которыми работаешь…
Да, наверное. Мои друзья – в основном из школьных и университетских времен.

С: Видимо, и должность не позволяет особенно расслабиться.
Да, конечно. Чтобы нормально работать, приходится идти на определенные жертвы. Но с друзьями я поддерживаю отношения.

С: А с другими клубными менеджерами? Они-то уж вас, наверное, как никто другой понимают…
Отношения исключительно приятельские. Общаемся регулярно с Максимом Митрофановым из «Зенита», с Евгением Смоленцевым, который недавно перешел из «Спартака» в «Жемчужину».

С: А с игроками?
Как я уже сказал, хорошие отношения с Акинфеевым. Еще с Рахимичем, с Шемберасом, с братьями Березуцкими. Сейчас очень модно дружить с футболистами, особенно когда они добиваются успехов. Еще вчера их не знал никто, а сегодня парни вдруг обрастают доброжелателями. Это не мой случай. Я не сторонник использовать возможности, которые дает моя должность, для того чтобы дружить со звездами на публику.
В ЦСКА пришел в смутное время

С: За ЦСКА, наверное, с детства болели?
Врать не буду, не болел. Вот за баскетбольный ЦСКА – да, переживал, а в футболе, честно говоря, приоритетов не было. С самого детства моя любимая команда – «Барселона». Так и есть по сей день. Но теперь на первом месте, конечно, ЦСКА, а «Барса» ушла на второе.

С: В детстве чьи плакаты над кроватью висели?
Ничьи. У меня никогда не было кумиров. А над кроватью висели семейные фотографии.

С: Сами в футбол играли?
Да, играл – и в школе, и за команду юрфака в МГУ, которая считалась далеко не самой сильной в университете. Футбол с детства был очень близок, поэтому, считаю, мне страшно повезло в том, что с ним работа связана.

С: То, что вы оказались востребованы именно в этой сфере, – случайность? Или сознательно к этому шли?
Жизнь, конечно, удивительная штука. Все было как в кино. Когда учился на четвертом курсе, совершенно случайно возникла возможность поработать в ЦСКА. Я не рассматривал ее серьезно, передо мной стояла задача закончить университет и, по возможности, обеспечить себя дополнительным заработком. Это был 1999 год – настоящие смутные времена. А все, что имело отношение к ЦСКА, выглядело совсем печально. Я, как простой обыватель, черпал информацию исключительно из прессы. И узнавал, что ЦСКА каким-то образом связан с финансированием чеченских боевиков, с вещевым рынком… Репутация, конечно, у клуба была та еще. Но мне предложили поработать юрисконсультом, а я подумал: почему бы и нет? Потом в клубе сменилось руководство, в 2001 году в ЦСКА пришел Евгений Гинер. Я к тому времени уже собирался увольняться, потому что ничего хорошего тогда не происходило. Были энтузиасты, которые пытались каким-то образом навести правовой порядок в футболе. Но то было время абсолютного законодательного вакуума, никто не имел представления о каких бы то ни было нормах, регулирующих профессиональный спорт. Был только пустой «Закон о физической культуре и спорте», который не отвечал ни на один вопрос. Те времена иначе как смутными и не назовешь – не только для футбола, но и для всей страны, которая только-только пыталась встать с колен. Даже само наличие в штате организации юриста казалось нонсенсом. Помню, позвонил в один московский клуб, попросил связать меня с юристом, а мне в ответ: «Куда вы звоните? Это футбольный клуб!»

С: Гинер убедил, значит, остаться?
Когда я уже, как говорится, навострил лыжи в адвокатуру по уголовным делам, – честно скажу, меня очень интересовала эта область юриспруденции – и со­бирался было писать заявление, Евгению Ленноровичу хватило буквально пары слов, чтобы я снова загорелся. Я согласился остаться и, как нетрудно догадаться, ни о чем сегодня не жалею. И дело не только в карьерном росте. Мы создавали новый ЦСКА, мы, можно сказать, творили историю, а уж насколько все это интересно – сложно передать. Каждый день – новый вызов. Я очень горд и очень счастлив, что оказался в нужное время в нужном месте.

Экстрима не хватает

С: В праздники генеральному директору большого футбольного клуба, видимо, отдохнуть, как простым смертным, не удается?
Нет, к сожалению. А может быть, и к счастью. В праздники я стараюсь проводить свободное время с семьей – это и есть, в сущности, настоящий праздник. Конечно, хочется куда-нибудь в теплые страны, но пока не получается.

С: А вообще можете отнести себя к любителям активного отдыха?
Когда есть возможность – да, конечно. Очень люблю виндсерфинг, например. Отправляясь куда-нибудь, всегда выбираю места, где можно это свое хобби реализовать. Просто лежать на пляже и загорать я не умею.

С: Россия недавно вышла из новогоднего полузабытья. Что можете пожелать болельщикам ЦСКА – да и всех остальных клубов – в предстоящем году, году Кролика?
В год Кролика? Размножаться! Демографическую ситуацию нужно улучшать! Ну а если серьезно, самое, на мой взгляд, главное – мир и благополучие в семье. К сожалению, в последнее время вокруг очень много агрессии. Люди просто разучились ценить то, что имеют. Мы перестали радоваться простым благам, уж извините за банальность, – возможности смотреть и видеть, наслаждаться солнцем, небом, морем. Нужно понимать, насколько это важно и насколько хрупко, как легко все это можно потерять. Хочется, конечно, чтобы было побольше гармонии, тепла и любви. Ну а болельщикам ЦСКА персонально – чтобы были с нами. И побольше побед! У нас юбилей, 100 лет, поэтому, конечно, ЦСКА постарается народ порадовать.

С: А что пожелаете лично для себя, если забыть о работе? Скажем, собрать коллекцию бабочек или смастерить корабль в бутылке…
Знаете, я в свое время прыгал с парашютом, мне было тогда 19 лет. С тех пор мечтаю повторить этот подвиг, но как-то не получается. То не хватает времени, то какие-то фобии возникают, не буду скрывать. Так что уж если говорить о желаниях, не связанных с работой, – хочется экстрима, острых ощущений, чувства полной свободы. Хочется иметь побольше времени на то, чтобы получать от жизни новый кайф.

С: Неужели острых ощущений на работе не хватает?
Еще как хватает! Адреналин иногда так зашкаливает! Но это совсем другое, природа у этих ощущений разная. И сами они разные.

С: С детства такая страсть к экст­риму?
Да, с детства. Головной боли своим родителям и школьным учителям, конечно, я доставлял немало.

С: Ну-ка, ну-ка?
Нет, это тема для отдельного разговора. Давайте в другой раз, хорошо?

С: Последний вопрос: когда ЦСКА выиграет Лигу чемпионов?
Это к предсказателям, не ко мне. Не буду заниматься прогнозами. ЦСКА всех давно приучил к тому, что здесь говорят только о состоявшихся делах. Могу только сказать, что мы этого очень хотим и работаем в заданном направлении. Участие в четвертьфинале Лиги – хорошее тому подтверждение, разве нет? Мы проиграли будущему победителю, причем, на мой взгляд, «Интер» в том состоянии, в котором он играл против нас, был практически непобедим.

• источник: sportsdaily.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают