Валерий Газзаев: России пора переходить на календарь «осень – весна»

Сергей Пряхин

Победа ЦСКА в Кубке УЕФА сделала каждого члена армейского коллектива, даже того, кто считанное количество раз выходил на поле, фантастически популярным. А что уж говорить о главном творце этого успеха?! Во вторник наставник ЦСКА Валерий Газзаев побывал на «Прямой линии» в редакции «Советского спорта», где больше двух часов отвечал на вопросы читателей и дал новое обещание журналистам – бросить курить в случае победы в Лиге чемпионов. Сегодня – вторая часть этой беседы.

ФУТБОЛ ВЫБРАЛ, КОГДА ИСПОЛНИЛСЯ ГОД

– Сейчас, спустя две недели после Лиссабона, успели уже осознать значение этой победы для российского футбола?

– Я и тогда говорил, и сейчас могу повторить: мы сделали большое и очень важное дело. Раньше мы глядели на игроков, поднимающих над головой эти кубки, как на небожителей. Казалось, что выиграть их может кто угодно, только не мы. А теперь посмотрите: Игнашевич, Жирков, Акинфеев, братья Березуцкие, Алдонин – русские ребята завоевали престижнейший европейский трофей. Для нашей страны это настоящий прорыв! Верю, что тем самым мы привлекли в спортивные школы тысячи мальчишек, у которых теперь появилась цель – повторить, а может, и превзойти этот успех. Мы доказали, что нет ничего невозможного.

Ознакомился тут недавно со словами Сергея Семака, который говорил о том, что чемпионат Франции сильнее, чем чемпионат России. Не могу согласиться. Мы играли в нынешнем цикле с «ПСЖ», «Осером» и оба раза выходили победителями. Да, во Франции есть «Лион», но он один. А у нас борьбу за золотые медали ведут четыре-пять клубов. Да, там прекрасные стадионы, но и мы движемся в правильном направлении. Мы не хуже Франции. Мы должны любить свой чемпионат, свой футбол, свою сборную. Если мы сами не будем себя уважать, то кто тогда будет это делать?

– Ваша победа в Кубке УЕФА уже обросла легендами. Одна из них гласит, что еще за минуту до финального свистка Газзаев держал у уха мобильный телефон и принимал поздравления. Так ли это на самом деле?

– На самом деле я его включил только часа через полтора после окончания матча, когда мы уже выезжали со стадиона в аэропорт. Одним из первых поздравил Сергей Степашин, многие близкие, родные.

– Мама звонила?

– Нет, я сам набрал ее номер. Знал, что она не дозвонится.

– Перед игрой наш корреспондент Вадим Тохсыров был у вашей мамы в гостях. Что удивило: она призналась, что ей нравятся два футболиста. Олич, у которого прическа красивая, и Акинфеев, самый молодой. Вы об этом знали?

– Нет, честно говоря. Придется теперь их все время в состав ставить. (Смех в зале.)

– Видно, что к мнению мамы вы прислушиваетесь. Профессиональных советов она вам не дает? Куда этого игрока ставить, куда того…

– Ну что вы! У меня мама понимает, что я делаю свою работу. Только поздравляет с победами и сопереживает в случае неудач. Сама она даже на футбол давно не ходит.

– Еще история от вашей мамы. То, что Валерий Газзаев станет футболистом, его родители узнали, когда ему был всего один год. По осетинскому обычаю из всех предметов, положенных тогда перед вами, вы выбрали футбольный мяч.

– Действительно, было такое. Положили передо мной различные вещи: ручку, ножницы, кусок сахара, хлебушка… Ну, в общем, все предметы обихода, которые могли быть в нашей семье в 1954 году. Был и мячик, только не футбольный, а маленький, несколько сантиметров в диаметре. Он закатился в самый угол, но я все равно его выбрал. Пополз, пополз, взял мяч и начал разглядывать. Только не думайте, что это я так хорошо все помню. Естественно, мне это уже потом рассказывали.

– У вас дети проходили через такой обычай?

– Проходили.

– И чем они сейчас занимаются?

– Что тогда взяли, тем теперь и занимаются.

ГОТОВ ПОМОГАТЬ КОЛЛЕГАМ

– После матча «Спартак» – ЦСКА главный тренер ваших соперников Александр Старков заявил, что хотел бы, чтобы его клуб играл как ЦСКА. Приятно было? Сами могли бы такое сказать?

– Когда «Спартак» в 1995-м, в 1996-м показывал выдающуюся игру, я тоже не скрывал к нему своих симпатий. Что касается Старкова, то у меня его поступок вызывает только уважение. Считаю, что нам всем не грех учиться друг у друга. Я тоже учусь. После матча с «ПСЖ» в декабре, например, полетел на игру «Челси» – «Арсенал», потом «Ювентус» – «Милан». Было интересно посмотреть на европейских грандов с профессиональной точки зрения. Да и с эстетической тоже.

Вопрос читателя под ником СПАРТАК в гостевой книге «Советского спорта»:

– В феврале 2005 года в израильской Кейсарии, где ЦСКА готовился к сезону, я попросил вас сфотографироваться. Вы согласились, но с условием, что я сниму спартаковский шарф. Для вас это было настолько принципиально?

– Думаю, это было сделано машинально – вокруг армейские игроки, армейский автобус, и фотографироваться со спартаковской символикой в такой ситуации было не слишком уместно. Но я уважаю болельщиков других клубов, и сам переживаю, когда какая-либо наша команда отстаивает честь России на европейской арене.

– Один из тренеров недавно, выступая на телевидении, заметил, обращаясь к коллегам: «Что вы все ездите в Европу учиться, поезжайте к Газзаеву в Ватутинки». Готовы делиться опытом?

– Конечно. Без всяких сомнений. Я очень тепло отношусь к молодым специалистам, которые только начинают свой тренерский путь, и любому, который обратится за помощью, буду рад помочь. Даже делаю это – недавно вот приезжал главный тренер сборной Казахстана Сергей Тимофеев. Единственная проблема – отсутствие свободного времени. Меня сейчас и в ВШТ (Высшая школа тренеров. – Прим. ред.) приглашают лекции читать, но пока не успеваю. Когда я учился, то нам преподавали Симонян, Бесков, Юрий Морозов, Анатолий Тарасов, гениальный хоккейный тренер… Это была настоящая школа.

Читатель с ником shyt интересуется:

– Как вы оцениваете работу Юрия Газзаева в ФК «КАМАЗ»? И состоите ли вы с ним в родственных отношениях?

– Фамилия у нас одна, значит, мы родственники. (Смеется.) Но дальние. Игру «КАМАЗа» я не видел. Но о работе наставника говорят результаты его команды. «КАМАЗ» среди лидеров первого дивизиона, так что Юра хорошо работает.

– Тренерский вопрос, очень волнующий питерских болельщиков. После игры с «Зенитом» вы пожали руку Властимилу Петржеле. Это была его инициатива?

– Да, его.

– То есть вопрос о вашей ссоре закрыт?

– Ну как закрыт? Я же не могу отвернуться! Все-таки считаю себя воспитанным человеком…

ВОЗЬМУ В КОМАНДУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ

Вопрос из Интернета от Василия:

– Оцените умение Президента России жонглировать футбольным мячом. На какую позицию в вашей команде он мог бы претендовать?

– Такой мастер обязательно играл бы в основном составе. (Смеется.) Очень благодарен я Президенту России за теплый прием, за внимание к нашему успеху. После этого возникло какое-то особое чувство ответственности, ощущение, что нам теперь вообще нельзя проигрывать. С тех пор три матча сыграли – три выиграли.

– Еще один политический вопрос. В Лиссабоне присутствовали Вячеслав Колосков и Александр Тукманов, при которых ЦСКА, собственно, и начинал свой славный путь в Кубке УЕФА. Но на «Жозе Алваладе» их не было видно. Были ли с их стороны поздравления?

– Александр Вячеславович меня поздравил. Вячеслав Иванович – нет. Почему – не знаю.

– Зато Виталий Мутко отмечал с вами победу даже в раздевалке…

– И я никогда не видел Виталия Леонтьевича таким счастливым! Хочу сказать, что с самой первой нашей минуты в Лиссабоне он был с нами, говорил с ребятами до игры, разделял нашу радость после нее… Пел песню про «День Победы». Я был тронут. Да и не только я – все игроки. Было видно, что человек делает это не по долгу службы, а искренне.

– Не жалеете, что перед выборами президента РФС сказали, что будете поддерживать Тукманова?

– Нет, абсолютно не жалею. С Тукмановым мы вместе работали год в сборной, и у меня остались о нем самые хорошие впечатления и как о профессионале, и как о человеке. Но и с Мутко у меня самые добрые отношения, я очень уважаю то, что он сделал в «Зените» и делает сейчас на благо российского футбола. А когда я говорил слова в поддержку Тукманова, то все равно отдавал себе отчет, что президентом Российского футбольного союза, скорее всего, станет Виталий Леонтьевич. Сейчас я чувствую себя честным и перед тем, и перед другим. Это – самое важное.

– К вопросу о честности и дружбе. Сейчас на каждом углу можно услышать: «Газзаев – великий! Газзаев – герой!» Не ощущаете, что после выигрыша Кубка УЕФА у вас вдруг стало как-то очень много новых друзей?

– Не скажу, что я человек старой формации, но придерживаюсь строгих правил и жизненных принципов. Я продолжаю дружить с теми, с кем дружил и раньше. Как я относился к своей семье, к своим близким, к своим друзьям, так и отношусь. Естественно, круг общения растет с годами, но не потому, что мы что-то выиграли.

Сейчас говорят и пишут: «Вот Газзаев стал другим». Да невозможно в 50 лет стать другим человеком! Вы тут спрашивали меня про молодых игроков, про «звездную болезнь». Вот для них ремарка: важно понимать – это сегодня ты на коне, к тебе сумасшедший интерес и ты каждому нужен. А завтра начнутся будни, и тебе нужно будет общаться с людьми так же, как ты это делал раньше, до триумфа. Нужно все время быть просто нормальным человеком. Вечная, неиссякаемая слава есть только у Господа Бога.

КАРВАЛЬО ОТКАЗАЛСЯ ВЫСТУПАТЬ ЗА РОССИЮ

– После победы вам присвоили звание «Заслуженный тренер России». Уже вроде бы не первый раз…

– Третий. (Улыбается.)

– Как же так получилось?

– Я даже не знаю. Первый раз это произошло еще в 1990 году, когда я вывел в высшую лигу «Спартак» из Орджоникидзе. Но тогда оно называлось «Заслуженный тренер Российской Федерации». Потом дали заслуженного за победу в чемпионате России с «Аланией». Теперь вот – после победы в Кубке УЕФА.

– Ваши подопечные тоже не остались без наград. Карвальо и Вагнер вообще поняли, что за значок им вручают? «Отличник физической культуры и спорта» он вроде бы называется…

– Единственное, что они поняли: им вручили маленький значок, а русским игрокам как заслуженным мастерам спорта – большой. Вот Карвальо и спросил: почему, мол, нас обижают? А я отвечаю: «Вот когда будешь играть за сборную России, тогда тебе вручат большой значок». Он: «Нет, лучше я буду играть за сборную Бразилии. Пусть будет маленький».

– Мы все к вашему пиджаку приглядываемся. Это не тот самый, который в Лиссабоне шампанским обливали?

– Нет. Другой.

– А тот еще можно носить или он годится уже только в качестве сувенира на стенку?

– Все победные пиджаки сдал в химчистку. (Смеется.) Что с ними будет дальше – пока непонятно.

Вопрос от читателя Виталия Андреевича:

– Сейчас не жалеете, что ушли два года назад из сборной России?

– Я себя считаю человеком честным и ответственным. Тогда я просто не представлял, как это тяжело – работать на два фронта, на клуб и сборную. Когда понял это, принял решение уйти. При этом верю, что оставил после себя не выжженный кусок земли, а хорошую молодую команду: братьев Березуцких, Кержакова, Алдонина, Игнашевича. Говорили, что у этой сборной не было шансов выйти в финальную часть Евро. Жизнь показала, что были, – в Португалию команда попала. И ЦСКА, перед которым стояла задача выиграть золотые медали, занял в чемпионате первое место. Значит, наверное, я был прав, что ушел из сборной.

НАМ НУЖЕН ЕВРОПЕЙСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

Вопрос от Антона из Интернета:

– Как вам все-таки удалось подготовить команду к еврокубковой весне? Ведь это головная боль всех наших команд. Все тренеры будут вам благодарны.

– Мы готовились месяц. Если быть точным – месяц и два дня. Для меня самого это было внове. Я изучил опыт ведущих команд Европы, как они готовились к квалификационным матчам, допустим, Лиги чемпионов, проанализировал динамику их результатов, обработал массу другой информации. И вы знаете, пришел к интересному выводу. Даже если бы мы не участвовали в Кубке УЕФА, то на подготовку к сезону нам бы хватило этого времени. Ну, может, не месяца, но максимум 45 дней. Больше готовить футболистов нельзя! Потом идет перенасыщение. Если во время предсезонной подготовки играть 20 игр, то потом нет уже ни сил, ни эмоций. Мы за время сборов сыграли всего три серьезные игры! И прекрасно себя чувствуем.

В этой связи было бы логично задуматься о переходе на европейский календарь «осень – весна». Скептики тут же возразят, что нам помешают погодные условия. Но посмотрите, на каких полях мы играем в начале и в конце сезона! Самые важные матчи! Не проще ли сделать большой зимний перерыв между кругами? Тогда на Плохих – раскисших и заснеженных – полях мы играли бы только в 13–16-м турах. А заканчивали бы чемпионат вместе со всей Европой на ровных и зеленых газонах. И потом спокойно ехали бы на чемпионат мира или Европы.

Недавно мы беседовали на эту тему с Виталием Мутко, он с интересом отнесся к идее. Думаю, эта тема еще наверняка будет подниматься и обсуждаться.

– Если вернуться в 2003 год, почему на самом деле отошли от команды? И как выстраиваются ваши отношения с президентом клуба Евгением Гинером: это коллега – коллега, начальник – подчиненный или друг – друг?

– Как бы они ни выстраивались, личные отношения и профессиональные – это разные вещи. У нас с Евгением Ленноровичем очень теплые отношения в жизни. Никаких проблем из-за той ситуации в 2003 году. И если я завтра не буду работать в ЦСКА, надеюсь, что они не изменятся.

– Обычно тренеров смещают за низкие результаты. Вы к тому времени работали в ЦСКА два года, и результат-то был. Сначала Кубок России, потом чемпионство…

– Конечно, мне было в какой-то степени неприятно: выиграть первое место и уйти, но я знаю, что президент хотел поступить так, как будет лучше клубу, за который он отвечает. Я знал себя, знал свои возможности и никуда из ЦСКА не уходил. Просто занимался другими вещами, решал вопросы, связанные с жизнедеятельностью команды. Может быть, эта пауза пошла на пользу. Не в том смысле, что она меня изменила, просто впервые за 16 лет моей тренерской деятельности у меня появилось время спокойно пожить, каждый день приходить домой, посмотреть на футбол со стороны.

Читатель Митрич из гостевой книги нашего сайта:

– Вы ни разу не позволяли себе публично обсуждать работу в ЦСКА Артура Жорже. Можете все-таки сказать, переняли лично вы хоть что-нибудь от тренера Жорже, общались ли вы с ним вообще и что именно пришлось корректировать вам после возвращения в команду?

– На мое тренерское видение наложила отпечаток исключительно советская школа. Такие люди, как Валерий Васильевич Лобановский, Константин Иванович Бесков или Александр Александрович Севидов, который, наверное, сыграл самую большую роль в том, что я стал тренером. Я даже не собирался им становиться, но, поговорив с ним в 1985 году в Австрии после полуфинала Кубка кубков «Рапид» – «Динамо» (Москва), впервые об этом задумался. Дальнейшее – я имею в виду Жорже – не обсуждается.

– Что же за разговор у вас случился с Севидовым после матча «Рапид» – «Динамо», который так изменил вашу жизнь?

– Пусть это останется нашей тайной. Севидов пригласил меня к себе в номер, откуда я вышел, можно сказать, совершенно другим человеком. Я решил, что стану тренером. И, думаю, не ошибся.

• источник: sovsport.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают