ЦСКА на земле и в воздухе. Как это было на самом деле

Илья КАЗАКОВ, комментатор телеканала «Спорт», был ТАМ (!), в гуще событий. Он вместе с армейцами выходил на предшествующую финалу разминку, вместе с ними феерически праздновал успех в автобусе, обсуждал перипетии победы в самолете и продирался в Шереметьевском аэропорту сквозь многотысячную толпу счастливых лиц. Его заметки – зеркало исторического триумфа российского футбола.

Вторник, 17 мая. Накануне матча

ЖИРКОВ – НИКУЛИН ОТ ФУТБОЛА

О предстоящем финале своим гостям Лиссабон напоминает сразу. Еще перед зоной таможенного досмотра начинают попадаться плакаты, флажки с символикой УЕФА. Все, кстати, предельно политкорректно: если не знать, что «Спортингу» повезло сыграть решающий матч дома, ни за что не догадаешься – надписи непременно нейтральные. Как нарочно, первые встречные португальцы на поверку оказываются болельщиками «Бенфики». Грузчик, катящий тележки, доставшийся тебе таксист, слыша вопрос о финале, презрительно морщатся. На днях их красно-белые орлы раздели в дерби бело-зеленых львов, отодвинув их с дороги к титулу. На вопрос, почему их «Бенфика» выиграла, отвечают одинаково кратко: Рикарду. Соглашаешься, вратарь «Спортинга» в той игре действительно начудил. 

Из аэропорта сразу мчишься на пресс-конференцию ЦСКА. Газзаев приходит на нее вместе с главными, пожалуй, молчунами команды Игнашевичем и Жирковым. Однако зарубежные коллеги им рады – молодые армейцы действительно раскрылись в этом турнире как звезды. Капитан говорит, что руководство убедило игроков, что им по силам выиграть любой трофей. Произносится это предельно серьезно и убедительно. Жирков, напротив, заставляет присутствующих рассмеяться. Как только тамбовец появился в ЦСКА, Ролан Гусев прозвал его за внешнее сходство Юрием Никулиным, и полузащитник с интонацией нашего великого клоуна уверяет, что перед интервью он волнуется гораздо сильнее, чем перед любым матчем, даже финальным. 

Остальные вопросы Газзаеву. Иностранную прессу, помимо стандартного набора, конечно же, интересует Абрамович, которого называют главным болельщиком ЦСКА. Будет ли он на финале? Газзаев шутит, мол, если господин Абрамович купил билет, значит, будет на стадионе. Словом, держится перед прессой армейское трио максимально раскованно. 

ГАЗЗАЕВ СПЛАНИРОВАЛ ГОЛ ВАГНЕРА

Вечером на «Жозе Алваладе» открытые тренировки. «Спортинг», едва размявшись, гоняет двусторонку на полполя. Рикарду играет в атаке, даже не сняв перчаток. Стелется в подкатах, пытается забить через себя. После каждого гола лиссабонцы обнимаются, вопят – словно дело происходит в финале. Проигрывает команда Рошембака. Злющий как черт бразилец умышленно бьет что есть силы по лежащей за воротами бутылке с водой в сторону стоящих неподалеку репортеров. Кричит что-то грозное напоследок и удаляется в сторону раздевалки. Хорошо, что журналистов в этом момент осталось у поля немного – только что чилийский форвард «Спортинга» порвал на занятии крестообразные связки колена, и врач «львов» дает экстренную пресс-конференцию.
Тренировка ЦСКА смотрится гораздо осмысленнее. Долгая растяжка, разминка, квадраты, несколько упражнений с мячом, удары. Пока с командой занимаются помощники, главный тренер не спеша двигается с мячом к противоположным воротам. Входит в штрафную, бьет, и так же невозмутимо совершает обратный путь. Ритуал, не иначе. Забегая вперед, скажем – сработает.

Среда, 19 мая. До матч

ПРЕЗИДЕНТУ УЕФА УТЕРЛИ НОС

Своей штаб-квартирой в Лиссабоне УЕФА выбрала отель «Меридиан». Самый центр города, буквально в двух шагах от главной его площади Маркеш Помбаль. Места, трагического для российского футбола – здесь попал в аварию Сергей Щербаков, выступавший в начале девяностых именно за «Спортинг».

Виталий Мутко делится впечатлениями от общения со своими зарубежными коллегами, с представителями УЕФА. Восхищается тем, насколько в Европейском футбольном союзе отлажен механизм работы аппарата. Рассказывает о своих планах, которых громадье. Мутко бодр, энергичен, напорист. Пока организаторы ищут машину, на которой можно будет добраться до гостиницы «Пештана Палас», принявшей под своими сводами ЦСКА, успеваю подойти к одиноко сидящему в уголке Леннарту Юханссону. Прошу автограф, интересуюсь прогнозом на финал. Президент УЕФА величаво медлителен, но демократичен: 

– Это очень сложно – пытаться предугадать счет в таком матче. Но «Спортинг» играет дома, поэтому рискну сказать: 3:1 в его пользу. 

Предлагаю пари – 3:1 выиграет ЦСКА. Счет здесь вторичен, главное чувство патриотизма. Юханссон смеется: «Я давно уже не спорю на деньги». 

В машине рассказываю Мутко и своему напарнику по репортажу Константину Сарсании прогноз шведа. Президент РФС возмущается: 

– И ты это ему спустил? 

– Как можно!

«Пештана Палас» – самый дорогой отель Португалии. Понятно почему: это не отель, а настоящий замок. Физиотерапевт ЦСКА Михаил Насибов, знающий все на свете, рассказывает, что в девятнадцатом веке королева Португалии отдала распоряжение одному маркизу на выделенном участке земли построить ее резиденцию. Позже это поместье стало отелем. Здороваемся с Валерием Газзаевым, у которого настроение бодрое, оставляем его наедине с Мутко и идем смотреть на разминку команды.

ЗАЧЕМ МУТКО ПИЛ ВОДКУ?

Вслед за игроками на лужайке появляются главный тренер и первое лицо отечественного футбола. Виталий Леонтьевич напутствует ЦСКА перед финалом, говоря, что будет означать победа для всей страны. После чего Мутко и Газзаев продолжают свой разговор, начинается тренировка.

Бразильцы с Феррейрой разлеглись прямо под солнцем, европейцы и Одиа сумели найти тень. Владимир Шевчук, ведущий занятие, демонстрирует чудеса гибкости. 

Неожиданно из двери выходит гендиректор «Динамо» Юрий Заварзин. Молча здоровается с присутствующими и идет куда-то в сторону пышной растительности. После этого разговор перескакивает на тему «Динамо». Александр Стельмах с любопытством вглядывается в табличку с ценами на игроков «Спортинга». Что особенно интересно, в ней цифры, которые просит за футболистов клуб, а не предложения покупателей. Лиедсон и Моутинью оценены в десять миллионов евро, Рошембак – в половину их стоимости. Есть игроки и по сто пятьдесят тысяч. И тут же, как по взмаху волшебной палочки, во внутренний двор отеля выходит главный ньюсмейкер этого сезона Алексей Федорычев. Газзаев знакомит его с Мутко, после чего у этой троицы завязывается беседа. В нашу сторону долетают отдельные фразы: «деньги – это еще и колоссальная ответственность; игроки у вас, в целом, хорошие». Вновь из кустов показывается Юрий Заварзин, но к разговору присоединиться не решается, держится в стороне. 

Из отеля едем на берег широченной реки Тежу. Вид – потрясающий. Огромный подвесной мост длиной шесть километров, ставший одним из символов Лиссабона, приводит Мутко в восторг. По набережной прохаживаются люди в символике «Спортинга», попадаются и болельщики из России. Президента РФС узнают, здороваются. Мутко каждому из встречных соотечественников желает удачи, благодарит за поддержку нашей команды. Напоминаю ему историю, рассказанную мне друзьями из Санкт-Петербурга, как Виталию Леонтьевичу пришлось пить с фанатами «Зенита» водку из горлышка бутылки после поражения от «Динамо» 1:7. Мутко оживляется: 
– Надо было идти к людям, которые стояли у стадиона. Я вышел, сразу сказал, что мы в …, но дайте возможность и время ребятам исправиться. Когда напрямую разговариваешь с болельщиками, между вами не остается ничего недосказанного. Все в открытую, начистоту. Поговорили, успокоились, мне сунули бутылку: «Леонтьич, выпей за «Зенит». Как было не выпить. А на следующий матч стадион битком. Надо работать с болельщиками, я это делал в клубе, я это буду делать и в РФС, без зрителя – это не футбол.

Среда, 19 мая. Фина

УДАР БЕРЕЗУЦКОГО БЫЛ ОТРЕПЕТИРОВАН

У комментаторов телеканала «Спорт» португало-российское противостояние получилось своим. Еще за пару минут до начала матча уровень и качество звука, приходящего из Лиссабона в Москву, были вполне нормальными, но только прозвучал стартовый свисток Грэма Полла, как стадион взревел и стало ясно, что сигнал приходит в браке. Весь первый тайм пришлось сидеть как на иголках, наблюдая за возней местных техников с лабораторное оборудование.

В перерыве монтеры продолжали разбираться с возникшими проблемами, а технический монитор беспощадно высвечивал жуткую для ЦСКА статистику стартовой сорокапятиминутки. 10:2 – удары по воротам, 8:1 – угловые. 
Но только начался второй тайм, как былое превосходство хозяев стало сходить на нет. Армейцы перекрыли фланги, повнимательнее заиграли в середине, и мало-помалу принялись делать партизанские вылазки на чужую половину. И после одного из штрафных, назначенных у самой боковой линии, Карвалью сделал адресную передачу на голову Алексея Березуцкого – 1:1! Чанов после матча скажет: «основной вратарь сборной Португалии обязан был не допустить нашего первого и третьего голов», но в тот момент думалось не об игре Рикарду, а том, как сутки назад на предматчевой тренировке Газзаев как раз подсказывал Алексею, что по мячу надо бить головой, а не подставлять ее. Урок пошел впрок.

Пропустив, «Спортинг» не дрогнул – засомневался. Беснующиеся трибуны гнали своих вперед, что в итоге оборачивалось контратаками ЦСКА. В одной из них Жирков перехватил мяч, отдал его Карвалью и рванул вперед в свободную зону. Мгновенная передача на ход реактивному хавбеку – и 2:1. Стадион замолк в недоумении, и были слышны лишь уже порядком охрипшие голоса армейских болельщиков. После третьего гола, не заставившего себя ждать, на «Жозе Алваладе» раздавалось не только «ЦСКА», но и «Россия». Вагнер Лав, кстати, забил его точно так же, как и Валерий Газзаев сутки назад – в эти самые ворота, в которых не было вратаря, да и абсолютно одинаковым ударом. 

Финальный свисток Грэма Полла зафиксировал историческое событие. 18 мая 2005 года российский клуб выиграл первый футбольный еврокубок. 

18 мая. После игры

ИГРОКИ КРИЧАЛИ: «Б/О» 
– В России нет еще пока команды лучше ЦСКА!
Группа людей в армейской символике, собравшаяся неподалеку от пресс-центра «Жозе Алваладе» недовольно шикает на своего же товарища, будоражащего мигом опустевший после финального свистка север португальской столицы.

– В какой России! В Европе! 

Сотрудники армейского клуба тратят остаток эмоций, поджидая команду. Руководство ЦСКА решило: такой матч пропустить нельзя и вывезло в Лиссабон весь рабочий коллектив вице-чемпионов России. Снова убеждаешься в полновесности каждого слова президента красно-синих, сказавшего после упущенного на финише прошлого чемпионата золота: «в этом виноваты все люди, работающие в ЦСКА, включая уборщицу». К выходу в финал Кубка УЕФА Евгений Гинер отнесся аналогичным образом – это общая победа. Уборщица стоит сейчас вместе со всеми, и ее радость ничем не отличается от счастья, к примеру, бухгалтера.

Появляется пресс-атташе ЦСКА Сергей Аксенов. Значит, пресс-конференция закончилась, можно ехать в аэропорт вслед за автобусом с командой. Сергей Павлович поднимается в салон, гордо выпячивая грудь: «Дорогу самому титулованному пресс-атташе в российском футболе». Общий хохот… 

Машины подруливают к служебному выходу, граничащему с рулежной полосой. Пока футболисты пересаживаются в автобус, который должен подвести их к самолету, Валерия Газзаева поливают тем, что осталось от победного душа из шампанского в раздевалке. Главный триумфатор еврокубковой кампании армейцев смеется громче своих подопечных – что с ними поделаешь, большинство же еще мальчишки, которым чуть-чуть за двадцать. 
Журналисты, сотрудники клуба, небольшая группа поддержки, летевшая в Москву вместе с командой, коротали незапланированную паузу как могли. Большая часть присутствующих заблаговременно выстроилась по обе стороны от трапа, образуя коридор для лауреатов. Но те на борт не спешили, и к армейскому автобусу стали потихоньку подтягиваться представители спортивной прессы. Заметив их, игроки начали выкрикивать чуждый для постороннего уха набор звуков: Б-О, Б-О, Б-О!!!

Б/о – значит «без оценки». Именно так пишут во всем мире напротив фамилии футболиста в газетах, когда тот ничем на поле не выделялся. Что хотели этим сказать армейцы, неясно. То ли подчеркивали, что в финале была единая команда, а не набор ярких индивидуальностей, то ли просто вышучивали репортеров. Те, впрочем, были не в обиде. 

НА БОРТУ С УМОЙ ТУРМАН

Наконец, под овации присутствующих ЦСКА начал заходить в самолет. Вслед за тренерами и игроками персонал нес по трапу пятнадцатикилограммовый Кубок в большом деревянном ящике. Экипаж приветствовал победителей загодя припасенной музыкой: по местам команда рассаживалась под звуки «Дня победы». 
У этого ТУ-154 два салона. Игроки сидят во втором. Сразу видно, кто больше устал – на втором часу полета дремать будут четверо. Все защитники – Березуцкие, Игнашевич, Одиа. Жирков разглядывает в экране ДВД-проигрывателя Уму Турман в ее последнем фильме. Алдонину, сидящему напротив, не до кино.

– Тяжело? – Нормально. – Знаешь, что Прокопенко про матч сказал? 

Алдонин оживляется.

– Что? – С такими опорными хавами можно и в три защитника играть.

Женя смеется. Рахимич, сидящий в следующем ряду, только улыбается. Рядом остальные члены балканской диаспоры – Красич и Олич. У последнего огромные синяки под глазами: отек после перелома носа. Врач ЦСКА Олег Ипатенко рассуждает о степени риска:

– В жесткой защитной маске Оличу играть запретили. Тогда он сказал, что будет играть в любой другой. А ведь у него после любого контакта с лицом нос мог внутрь уйти – догадываетесь, чем это грозило? Но он вышел и сыграл как надо. Да и португальцы – молодцы. Джентльмены. Я специально следил за Оличем во время единоборств: они ни разу даже не попытались напугать нашего хорвата, имитируя движение в лицо. Это достойно уважения.

Акинфеев – без тени усталости на лице и с медалью на шее – пробирается по самолету навстречу комментатору матча. У голкипера «претензии».

– Ты комментировал? – Угадал. – А почему я из ворот не слышал «Гоооол!», когда мы забивали?

НИКАКОГО СЛУЖЕБНОГО ВЫХОДА!

В первом салоне радостная суета. Все столпились около Газзаева. Одна стюардесса обреченно застряла в проходе с подносом в руках, другая держит в руках камеру, фиксируя происходящее для семейного архива. Администратор достал из ящика Кубок, отнес его главному тренеру – фотографии, объятья, смех. Газзаев поднимает бокал:

– За всех, кто болел за нас, за новые победы российского футбола! Даст Бог, и в других областях жизни все в нашей стране скоро будет так же хорошо! 

Из угла в угол по салону мечутся новости. Болельщики в Москве остановили движение на Тверской, высыпав после матча на главную улицу столицы. Кто-то говорит: «в воскресенье играть со «Спартаком» – эмоций может не хватить». Тут же слышится в ответ: «а ты знаешь, что еще до финала было продано пятьдесят тысяч билетов в Лужники»? Все слегка немеют. Ночь чудес, что тут говорить. Волшебная ночь. 

В Шереметьеве самолет садится, как планировалось, в восемь утра. Газзаеву предлагают на выбор – уйти команде через служебный выход или последовать обычным путем? Первый вариант тренер отметает сразу: «там же сотни людей, они всю ночь не спали, приехали встречать ЦСКА в аэропорт, как можно к ним не выйти»! 
У зоны прилета слегка ошалевшие милиционеры и красно-синее море болельщиков. Команду почему-то сначала направляют не к тому выходу, и ЦСКА оказывается в окружении фанатов. Качают Газзаева, обнимают игроков – всюду вспышки фотокамер, цветы, восторженный рев. Многим удается дотронуться до Кубка. Остальным его чуть позже покажет Игнашевич, пройдя с трофеем в руках мимо забора, облепленного болельщиками.

Газзаев садится в машину, та едет со скоростью 5 км/ч, не больше – нет свободного пространства. Опять цветы, овации. Автобус ЦСКА обливают шампанским, а когда позже он выезжает на трассу, вокруг него несется кавалькада неистово гудящих машин. Встречная полоса стоит в пробке, словно взяв на караул при виде такой процессии.

Празднества продолжаться и в следующие дни. Поздравлять армейцев будет вся страна, начиная с президента. В Южной Осетии в честь Газзаева будет названа улица, председатель Счетной палаты Сергей Степашин подарит тренеру уникальную шашку, получив взамен мяч, которым игрался финал, депутаты Госдумы намерены превратить 18-е мая в ежегодный праздник – день российского футбола. А у одного из лидеров ЛДПР Алексея Митрофанова настолько закружится голова, что он превзойдет первое лицо своей партии в оригинальности, предложив ввести уголовную ответственность для игроков и тренеров в случае поражений на международной арене. 

Это Россия-то не футбольная страна? 

ВИТАЛИЙ МУТКО: АРМЕЙЦЕВ ПРИГЛАСЯТ В КРЕМЛЬ

– Футболисты ЦСКА вписали свои имена в историю отечественного футбола. Я горд за армейцев, они сделали очень большое дело для всей страны. Недаром наши болельщики на стадионе скандировали кроме «ЦСКА» еще и «Россия». Победа в Кубке УЕФА – огромный шаг вперед. Не удивлюсь, если армейцы будут приглашены в Кремль на встречу с Президентом. У нас в стране футбол любят не меньше, чем в остальном мире. Недаром вся страна празднует эту победу. Теперь уж точно вниманием клуб обойден не будет.

ДАНИЭЛЬ КАРВАЛЬЮ: Я САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК НА СВЕТЕ

– Мои мечты воплотились в жизнь! Этот матч навсегда останется в моей памяти. Я сегодня наверняка самый счастливый человек на свете, потому что оказался причастен ко всем четырем забитым голам. Я ни на секунду не сомневался, что мы победим. Даже когда мы уходили на перерыв, проигрывая 1:0, знал, что Кубок достанется нам. Мы просто были сильнее всех конкурентов. 

ЕВГЕНИЙ ГИНЕР: МЫ ВЫИГРАЛИ КУБОК ДЛЯ ВСЕЙ РОССИИ

– Эта победа – для всей России. Мы доказали, что не напрасно претендуем на звание европейской футбольной державы. И ЦСКА доказал свое право называться клубом европейского уровня. Теперь уже никто в мире не сможет сказать, что он ничего не слышал про российский футбол. Я нисколько не сомневался, что мы победим в финале. Нам противостоял хороший соперник, но мы все равно были готовы лучше.

Спортинг
Лиссабон
18 мая,
Лиссабон
ЦСКА
Москва
• источник: www.football-hockey.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают