Зверь в клетке

“Ты по гусевскую душу?” — уже даже не смеялась Инна, жена полузащитника ЦСКА. Перезванивались мы, наверное, месяца два. Раз пятнадцать собирались встретиться... Но интервью каждый раз срывалось. И всегда в последний момент. Ролан впал в депрессию, разговаривать не хотел:

— Слушай, ну давай через недельку, ладно? Хотя, черт, наверное, опять ничего не получится, я потом снова сажусь на сбор... 

Легче ему не стало даже после феерического матча с “Осером”. Даже после собственного гола! И все-таки поговорить наконец удалось.

— Я думала, ты победу отмечаешь, а у вас, кажется, тишина...

— Посидели немного с соседями — и все. Не в том я сейчас положении, чтобы праздновать.

— Счет 4:0 и твой гол — не повод для радости?

— А с чего мне радоваться? Всего 15 минут на поле провел...

— Зато каких!

— Я был так зол, что даже если б вышел на три минуты, я бы забил!

— На кого злишься — на себя, на тренера?

— На ситуацию. Я в прекрасной форме, чувствую себя уверенно, энергия внутри кипит — а выплеснуть ее некуда. Все время на нервах. На скамейке сидеть — достало! Не представляешь, какой удар для футболиста, когда его не ставят...

— Это как для журналиста, когда его материалы тухнут...

— ...И это при том, что отношения с руководством у меня хорошие. Все меня понимают.

— А с Газзаевым ты на эту тему говорил? Может, он выдерживает тебя, как хорошее вино...

— Мы очень долго все обсуждали. Валерий Георгиевич объясняет, что сезон длинный, что бережет меня. А после гола подбодрил: “Я знаю, когда тебя выпускать!” Я вижу, что тактика его работы правильная — она приносит результат. Но понимаю только умом, а не сердцем. Начинаю копаться в себе, а от этого становится еще хуже...
...От кого не ожидала такого пессимизма, так это от Гусева. Со стороны кажется: у него есть все. Прямо-таки российский Бекхэм: красивый, талантливый... Семья идеальная, любимая жена, двое детей — сын и дочка, хорошенькие, как немецкие куколки... Но он только хмурится: “Мы не звезды, а обычные люди”.
Впрочем — если верить Довлатову, — даже Байрон был пессимистом...

— Но во всем же можно найти положительные стороны. Вспомни, когда ты с Инной познакомился — если бы потом играл, а не лежал в больнице, у вас бы просто возможности не было так много времени проводить друг с другом. Может, и не поженились бы...

— Это да, но... А Инна сейчас даже на матчи не приезжает, видит, как мне плохо, и боится лишний раз задеть.

— Кажется, твоя дочка Анфиса всерьез занимается вокалом?

— Да, классическим. “Аве Мария” может спеть. Голос у нее — сильный.

— Ты кажешься строгим папой. Не будешь ей мешать, если задумает стать певицей?

— Не буду. Лишь бы у нее все получилось. Кстати, она еще и танцами бальными занимается.

— А сын как?

— Милан у нас — стильный парень. Такой же длинноволосый, как я: локоны до плеч. Мы специально ему такую прическу сделали.

— Хочешь сделать из него футболиста?

— Наоборот, не хочу! Чтобы это имело смысл, надо родиться как минимум Жирковым. 

— По-моему, Миланом Гусевым тоже неплохо... Признайся, у тебя хватает времени заботиться о малыше?

— Я всегда читаю ему на ночь сказки. Это — святое. Вообще для меня главное, чтобы дети получили хорошее образование.

— Ты можешь представить себя в какой-нибудь другой команде, а не в ЦСКА?

— Нет.

— А прошлогодние разговоры насчет “Динамо”?

— Шум на пустом месте. Я ни о чем таком не думал.

— За границей хотел бы поиграть?

— Зачем? По-моему, ЦСКА — не последний клуб в Европе. К тому же надо учитывать, что к нашим за границей относятся гораздо хуже, чем к иностранцам здесь. И надо быть на две головы сильнее, чтобы попадать в состав.

— С Сергеем Семаком общаетесь?

— Конечно, Сэм очень часто звонит, скучает по ЦСКА.

— Как ты воспринял перемены в РФС?

— Никак. Я сейчас могу думать только об одном: о том, что хочу играть! Постоянно...

• источник: mk.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают