Юрий Жирков «В ГАИ сказали, что я родился в рубашке»

Александр КРУЖКОВ из Кейсарии

С АНЮКОВЫМ СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ С ДЖОНСОНОМ И РОББЕНОМ

- Сильно волнуетесь? - поинтересовался у Жиркова, ставшего одним из главных открытий прошлого сезона, специальный корреспондент "СЭ" накануне его отъезда из Кейсарии.

Полузащитник ЦСКА, по обыкновению невозмутимый и малоразговорчивый, покачал в ответ головой:

- Нет, я в своих силах уверен. У меня вообще никогда на поле коленки не тряслись. Хотя от других футболистов слышал, что такие случаи - не редкость.

- Год назад в одном из первых интервью "СЭ" вы довольно скромно обозначили собственные планы на сезон: "Сыграю в основном составе половину матчей - уже хорошо". А вышло вон как! Сами-то в какой момент почувствовали, что в ЦСКА на вас всерьез рассчитывают?

- Когда отыграл в стартовом составе треть чемпионата. На сборах я и на замену выходил, и в резерве оставался. Так что если бы начал сезон в дубле, ничуть не удивился бы.

- Правда, что Артур Жорже относился к вам с большой симпатией?

- Да, он после каждого матча, особенно если у меня что-то не получалось, старался поддержать. "У тебя есть талант, - часто повторял Жорже. - Будешь усердно работать, вырастешь в классного игрока". Свой первый матч за ЦСКА - на Суперкубок против "Спартака" - я провел неважно. Сам это прекрасно понимал. Тем не менее Жорже не критиковал, а, наоборот, успокаивал: "Ничего-ничего, все идет нормально".

- От некоторых армейцев доводилось слышать, что индивидуальных бесед с игроками португальский тренер не проводил.

- Почему? Были беседы. После установки он подзывал кого-то из футболистов и общался через переводчика. Туров семь всего, кажется, сыграли, когда Жорже сказал мне: "Для тебя сезон уже можно назвать удачным. Это ведь твой дебют в премьер-лиге". Кстати, он сначала не поверил, что раньше я выступал только во втором дивизионе. Даже переспросил несколько раз.

- А как вам игралось на непривычном месте левого защитника, куда на старте чемпионата отряжал вас Жорже?

- Да, пару матчей занимал эту позицию. А в полузащите слева выпускали либо Карвалью, либо Феррейру. С непривычки, конечно, было сложновато. Навыков-то игры в обороне у меня никаких. К счастью, продолжалось это недолго.

- Феррейра, который и стал потом чаще играть в ЦСКА на левом фланге защиты, на днях признался мне, что просил Жорже вернуть его на любимую позицию левого хавбека. А вы к тренеру с подобным пожеланием не обращались?

- Феррейра... Он аргентинец, за миллионы куплен. Я же простой русский парень из второго дивизиона. Скажешь подобную фразу тренеру - и вовсе из состава вылетишь. В Тамбове я такого насмотрелся. Там на недовольство игроков - условиями ли контракта или своей позицией на поле - руководство всегда реагировало одинаково: "Тебя что-то не устраивает - скатертью дорога".

- Согласны, что физически на 90 минут вас пока не хватает?

- Отчасти. В каких-то матчах действительно не хватало, и меня меняли, а в иных хоть три тайма готов был отбегать.

- От чего же это зависело?

- От качества поля, от соперника. Вот с "Крыльями" осенью играли, так Анюков плотно меня опекал, не давая продыхнуть. Очень цепкий защитник. И намучился же я с ним! Как ни странно, противостоять Джонсону и смещавшемуся на этот же фланг Роббену из "Челси" было попроще. После матчей в Лиге чемпионов пришел к выводу, что с европейскими командами играть легче и приятнее, чем с нашими.

- Почему?

- Иностранцы позволяют принять мяч, не всегда встречают жестко. Сами играют и другим дают.

- В еврокубках для вас еще что-нибудь стало откровением?

- Удивило поведение зарубежных футболистов в тоннеле перед выходом на поле. Мы все стоим напряженные, с каменными лицами, настраиваемся на борьбу, а они в шаге от нас шутят, смеются. Причем с "Челси" играли, с "Порту", с "ПСЖ" - никакой разницы.

- А что в премьер-лиге вам не понравилось?

- Поле стадиона "Динамо". В первом круге оно было ужасным. Травы почти нет, пыль столбом. На похожих полях я играл в Тамбове на первенство области. Летом в Петровском парке газон поменяли, но непонятно, откуда там вдруг появились мелкие камешки. И при любом падении обдираешься о них прилично.

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ТАНКИСТ

- Сычев, Кержаков, Измайлов, примерно ваши ровесники, в высшем дивизионе заявили о себе уже в 18-летнем возрасте. А вы могли бы раньше заиграть на этом уровне?

- Считаю, что мог бы. Глядя по телевизору, как в "Спартаке" доверяли Павленко, Данишевскому, другим молодым, думал: а почему я там не играю? Вроде бы ничем не хуже. Нет-нет, я не завидовал. Лишь пытался найти для себя ответ.

- Нашли?

- Нет. Видимо, у каждого своя судьба.

- Сильно переживали неудачные смотрины в "Локомотиве", киевском "Арсенале", "Спартаке"?

- Забраковали меня только в "Локомотиве". В "Арсенале" Грозный хотел оставить, да и Киев меня очаровал. Однако клубам не удалось договориться. А в "Спартаке" Романцев собирался взять на сбор с основным составом, но у меня не оказалось загранпаспорта. Я остался тренироваться с дублем. И тут позвонил из Тамбова мой тренер Владимир Ковылин: "Возвращайся". Он считал, что перебираться в дубль мне смысла нет.

- А "Локомотиву" чем не приглянулись?

- Тренировался я с дублирующим составом, который возглавлял Семин-младший. В игровом плане проблем не возникало, но я сразу понял, что чем-то его раздражаю. Проявлялось это в различных мелочах. К примеру, нужно было выполнить какое-нибудь упражнение в два касания. Мне для этого было достаточно и одного, а тренер начинал на меня кричать: мол, не выпендривайся, делай, что велят. Поэтому не больно-то расстроился, что с дублем "Локомотива" ничего не вышло. Сам порывался оттуда уехать. Лучше дома играть, чем у такого тренера. Впрочем, теперь убедился: все, что ни происходит, - к лучшему.

- Вы готовы были бы всю карьеру тихо "пылить" во второй лиге или предпочли бы закончить с футболом и заняться чем-то другим?

- Нет, слишком я люблю футбол. Целыми днями с мячом пропадал - то во дворе, то на тренировках в спортшколе. Так что играл бы и во втором дивизионе лет до 30 точно. Больше все равно ничего не умею.

- И все-таки. Ваш нынешний одноклубник Ролан Гусев как-то сказал мне, что, если бы не футбол, он бы работал строителем или на заводе. А вы кем могли бы стать?

- В детстве мечтал стать танкистом. Но, скорее всего, тоже пошел бы на завод. По стопам отца и старшего брата.

- Казалось ли вам когда-нибудь, что толкового футболиста из вас не выйдет?

- Да. Нашей юношеской команде в Тамбове не было равных в своем возрасте. В 17 лет ребята стали разбредаться по второй лиге, по областным коллективам. И осталось нас человек шесть - тех, кого никуда не взяли. Какие уж тут тренировки... Думал, напрасно теряю время. Мысль еще прочнее засела в голове, когда мой первый тренер, Валерий Шарапов, пристроил меня в дубль тамбовского "Спартака", где поначалу я и в заявку на матч не попадал.

- Что же вас удержало?

- Любовь к футболу. В трудные минуты я вспоминал слова Шарапова, который нам, мальчишкам, не уставал твердить: "Как бы тебе тяжело ни было, пыхти, кряхти, но сцепи зубы и продолжай работать. И результат обязательно придет". Заметил, кстати: те, кто в детских командах выделялся, позже, как правило, пропадали из виду. Был у нас форвард - настоящий богатырь, скоростной, догнать его никто не мог. По десять мячей за игру заколачивал! И где он сейчас?

ОДНАЖДЫ ЧУТЬ НЕ УТОНУЛ

- Первую свою зарплату помните?

- Около 1000 рублей, в дубле тамбовского "Спартака". Когда в основной состав пробился, тысяч пять - семь начал зарабатывать.

- По-прежнему рублей или?..

- Конечно, рублей! Для нашего города и это не самые маленькие деньги. Родители получали раза в три меньше меня.

- Кто они по профессии?

- Мама - почтальон. Отец на заводе трудился, нынче - на пенсии.

- Правда, что вам вшестером приходилось ютиться в однокомнатной квартире?

- Да. Родители, два брата, сестра и я. Кто-то на кухне ложился, кто-то - в комнате, где стояли три большие кровати. Спали мы обычно по двое. Иногда я перебирался на раскладушку. Но все это уже в прошлом. Недавно купил родителям трехкомнатную квартиру.

- Весь отпуск вы решили провести в Тамбове. Хорошо отдохнули? А то Кержаков, который после сезона тоже не захотел никуда из родного Петербурга уезжать, скоро об этом, по собственному же признанию, пожалел.

- Я всем доволен. Правда, отдыхал уже не так спокойно, как прежде. Внимания прибавилось. То на местное телевидение приглашали, то в газету на интервью. Желанием идти совершенно не горишь, но и отказывать неудобно.

- А на зарубежных курортах вы бывали?

- Разве что на сборах. Ничего, курорты подождут. В теплые края не поехал, потому что хотелось побыть с родителями. Да и перелеты за год утомили порядком.

- Форму во время каникул поддерживали?

- А как же! Последние две недели бегал с младшим братом на стадионе, чтобы на итальянском сборе быть в тонусе. До этого с друзьями в мини-футбольном турнире поучаствовал, во дворе мячик погонял. Я каждый отпуск так провожу.

- Неужели за целый сезон не устаете от футбола?!

- Для меня лучше вот так поиграть в свое удовольствие, чем валяться на диване.

- В ходе чемпионата часто в Тамбов ездили?

- По возможности. Скучно одному в столице. Родные, друзья, любимая девушка Татьяна - все в Тамбове. Сел вечером в поезд - утром дома.

- Разве у вас нет машины?

- Есть. Но в Москве за рулем ни разу не сидел. В Тамбове после Нового года попал в аварию. Меня подрезали на скорости под сто километров в час, и я врезался в столб.

- Не пострадали?

- Слава богу, нет. Ни я, ни Дима Астахов - мой земляк из дубля ЦСКА, находившийся рядом. Спасли подушки безопасности. Был бы отечественный автомобиль - мы бы в этом столбе так и остались. Гаишники сказали, что я в рубашке родился. Машина-то восстановлению не подлежала.

- Она застрахована была?

- Не успел. Что уцелело от нее, продал на запчасти.

- Раньше в подобные экстремальные ситуации приходилось попадать?

- Лет в семь едва не утонул. Дело было в нашей деревне, на пруду. Плавать я не умел, бултыхался на резиновом круге. Неожиданно макушка зачесалась. Недолго думая, двумя руками потянулся к ней и через секунду камнем ушел под воду. Хорошо, отец с берега все видел, нырнул и вытащил меня.

"ПАПА" РАХИМИЧ

- В газетах писали: летом вы вместе с Сычевым приезжали на пятидесятилетие к главному тренеру тамбовского "Спартака" Владимиру Ковылину.

- Да, я в тот день заскочил на тренировку "Спартака", вскоре как раз и Сычев появился. Мы поболтали и решили вдвоем нашему тренеру за подарком съездить. Дима кавказский кинжал купил, а я - бочонок вина.

- В Тамбове с Сычевым вы ведь не были друзьями?

- Нет. Он в основном составе играл, а я - в дубле. Почти не пересекались.

- А в Москве общаетесь?

- Редко. Когда молодежка и первая сборная летели одним самолетом, поговорили чуть-чуть. У Сычева в "Локомотиве" своя компания, у меня в ЦСКА - своя.

- Изменила вас столица за год?

- Ничуть. Уверен на сто процентов. К сожалению, кое-кто из моих тамбовских друзей полагает иначе. А знаете, из-за чего? Скажем, приезжаю я в Тамбов, хочу спокойно провести вечер дома, а они зовут куда-нибудь погулять. Отказываюсь. И тотчас раздается: дескать, ну все, Юрка зазнался... Или придешь поздно, уставший, внезапно от кого-то из знакомых приходит на мобильный SMS-сообщение. Но нет уже сил писать ответ, думаешь, завтра созвонимся. И вновь звучат упреки. Самое же поразительное, что раньше я вел себя точно так же, но никто из друзей не придавал значения подобным пустякам. Сейчас же почему-то в этом пытаются углядеть с моей стороны какое-то высокомерие. Странно и обидно.

- Освоились уже в Москве?

- Вполне. Но свободное время предпочитаю проводить дома. Ночные клубы, дискотеки вообще не про меня. С Татьяной, правда, в нашем родном городе изредка выбираемся. Я музыку слушаю, она танцует.

- А вы?

- Исключительно медленные танцы. Быстрые не умею.

- Почему Татьяна к вам в Москву не переедет?

- Она еще учится в Тамбове на экономическом факультете.

- Как в одиночку с хозяйством справляетесь?

- Сам ничего не готовлю. Ем или на базе ЦСКА в Ватутинках, или, если выходной, - в кафе. Я человек неприхотливый.

- Первая сигарета, первая рюмка... Помните?

- Закурил я единственный раз в жизни, когда мне было лет десять. Не понравилось, и с тех пор к табаку равнодушен. К алкоголю - тоже. Ни пиво не люблю, ни шампанское. Могу тяпнуть стопку водки на Новый год. Много мне не надо. Чуть-чуть выпью - уже "тепленький".

- С кем в ЦСКА за год сдружились?

- С Чиди Одна. Как поселили нас, новичков, на первом сборе в одном номере, так вместе и живем. С Чиди не соскучишься. Год назад он уже неплохо русский освоил, но всех в команде уверял, что ничего не понимает. С Элвером Рахимичем у меня тоже добрые отношения. Мы с Одна в шутку его Папой называем.

- С чего вдруг?

- Элвер - хороший мужик. На правах ветерана команды помогал нам быстрее освоиться. И на поле, и в быту. Подбадривал, когда что-то не складывалось, подвозил на своей машине.

ВПРЕДЬ - НИКАКОГО ЛИХАЧЕСТВА

- В ЦСКА у вас репутация самого невезучего игрока - говорят, едва ли не в каждом матче достается вам больше всех. Не преувеличивают?

- Увы, нет. Это еще с Тамбова повелось. После каждой игры у меня что-нибудь болело. И в ЦСКА - аналогичная история. То Сейтаридис из "Порту" фингал под глазом поставил, то из "ПСЖ" кто-то локтем со всей силы в грудь заехал. Про удары по ногам и не говорю. Ума не приложу, чем я так соперников притягиваю.

- Сами ответить обидчику можете?

- Конечно. В тамбовском "Спартаке" у меня за сезон как-то 13 желтых карточек набралось. При том, что играл в нападении. То за разговоры с судьями наказывали, то за грубую игру против защитников, которые меня в наглую косили.

- Ну а матч с "Сатурном" в Раменском - отдельная история.

- Дома я внимательно просматривал эпизод на DVD, и мне показалось, что я этого Бастию все же не задел. Хотя подкат, не спорю, был грубый.

- В последовавшем побоище вы не участвовали?

- Меня судья в сторону оттащил.

- Не боялись, что после пятиматчевой дисквалификации потеряете место в составе?

- Нет. Газзаев обнадеживал, говорил: "Готовься, работай". К тому же в тот период я две игры за молодежную сборную провел. Если бы не эта вынужденная пауза, возможно, на концовку сезона у меня бы гораздо меньше сил осталось.

- Матчи свои часто по DVD смотрите? Или лишь эпизод в Раменском захотелось увидеть со стороны?

- У нашего оператора всегда можно взять диск с записью прошедшего матча. Я для родителей беру, но и сам нередко заново прокручиваю, анализирую свои ошибки.

- Вы доверчивы?

- Пожалуй.

- Обжигались на этом?

- Естественно. Когда у меня просят взаймы, язык не поворачивается отказать. Но возвращают деньги не все.

- Душой компании вас можно назвать?

- Нет, я человек достаточно замкнутый. Но и молчуном себя не считаю. Если постоянно сидеть, словно набрав в рот воды, в глазах окружающих совершенно тупым будешь выглядеть.

- Ваша самая большая ошибка в жизни?

- То, что сел за руль, не умея толком водить. Последствия этого легкомысленного поступка могли быть самые печальные.

- Отныне общественным транспортом начнете пользоваться?

- Этого я не говорил. Тем более что приобрел уже новую машину - "семерку" БМВ. Мечта детства. Не смог устоять. Но после аварии стал умнее. Пока БМВ не водил, но делать это буду предельно аккуратно. И никакого лихачества. Обещаю.

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают