Леонид Слуцкий: «Мы летали на другую планету»

Леониду Слуцкому выпал любопытный жребий. Не эксклюзивный, конечно, но все же достаточно редкий: в рамках одного цикла тренер руководил двумя разными командами в двух европейских клубных турнирах. Его «Крылья» летом прошлого года уступили ирландскому «Сент-Патриксу» (третий отборочный раунд Лиги Европы), а ЦСКА, который Слуцкий возглавил в конце сезона, добрался до четвертьфинала Лиги чемпионов.

Разные сюжеты

— Вы, человек вдумчивый, любознательный и обучаемый, находите ли какие-то аналогии между двумя этими мероприятиями?

— Конечно, нет. Случай с «Крыльями» — он был, как бы это сказать, совершенно особенный. Мы могли играть с «Сент-Патриксом», с командой ЖЭУ №42 или даже сами с собой — с кем бы мы ни играли в том состоянии, в котором находились, добиться осязаемого успеха «Крылья Советов» не могли. Всем и каждому понятно, что даже в том варианте мы были на десять голов сильнее «Сент-Патрикса». Однако мы проиграли, и значит, можно говорить о невероятном стечении обстоятельств. Но я в такие вещи не верю. Я верю в логику, а она подсказывает, что «Крылья Советов» летом 2009-го проиграли бы даже сами себе. В команде и в клубе сложилась ситуация, никак не связанная именно с еврокубками, но сегодня я не готов на эту тему распространяться. И не уверен, что когда-нибудь вообще окажусь готов. Это ни к чему.
В Лиге чемпионов все было совершенно по-другому, и дело не только в статусе турнира или в содержании того пути, который прошел ЦСКА. В Лиге мы вели честную, интересную, содержательную спортивную борьбу, поставив во главу угла достижение результата.

— Вы дали оценку, имея в виду, прежде всего, команды. А сами по себе турниры —  они хоть как-то параллелятся между собой? Пусть даже в самой минимальной степени?

— Вообще никак. В рамках тех сюжетов, которые довелось прожить мне, —  никак. Лига Европы —  захудалый стадион, плохое поле, полторы тысячи болельщиков, раздевалка два на два. Матч в Ирландии, скорее, вызывает ассоциацию с Кубком России на ранней стадии, с выездом в гости к команде даже не первого, а второго дивизиона. Лига же чемпионов —  суперполя, полные стадионы, четкий и ясный регламент, который соблюдается от и до, высочайшие эмоции, запредельная мотивация и так далее.

— Вам можно по-доброму позавидовать: на таком контрасте поработали…

— Знаете, я совершенно не думал о контрасте. Так вышло, что события минувшего лета просто не отложились в памяти. То есть они, вероятно, в содержательном плане ничего не стоили.

Магия вуду

— Примерно это я и ожидал услышать, если честно. Тогда давайте перейдем от прошлого к настоящему. Сумма оценок по итогам дуэли ЦСКА с «Интером» выглядит как «проиграли, но достойно». Вам этого достаточно на данный момент?

— Ну а если даже и недостаточно, что изменится? Два поражения от «Интера» со счетом 0:1 —  факт. Это, очевидно, тот максимум, на который мы были способны на данном этапе —  без привлечения фортуны и прочих явлений, которые находятся вне пределов игровой логики, но часто играют в футболе важные роли. Однако если мы пытаемся анализировать ситуацию, от них следует абстрагироваться, потому что уровень отсутствия или наличия фарта не может служить предметом для серьезного анализа. Мы сумели оказать «Интеру» достойное сопротивление и уступили ему в тяжелой борьбе, проходившей на фоне достаточно устойчивого преимущества конкурента. Наверное, осознание вот этого своего потолка — да, мы можем играть с сильным соперником, но пока не в состоянии выиграть у него, —  не очень приятная штука. Зато объективная.

— Фарт, говорите… Не призываю вас использовать в дальнейшем магию вуду, Леонид Викторович, но скажите: в принципе, присутствует сожаление, что фарта не было? Ведь могло же что-то такое состояться — нетривиальное, интригующее. Могло залететь что-то с 30 метров, как у «Рубина» в Барселоне, например…

— Могло, разумеется. Но ровно так же мы могли не выиграть в Стамбуле, потому что у соперника при счете 0:0 был выход один на один. Могли не обыграть «Вольфсбург», потому что Джеко не так поставил ногу, и было зафиксировано положение «вне игры». Могли не пройти «Севилью», забей Луис Фабиану на 3-й минуте. К удаче нужно относиться очень трепетно. Где-то она была с нами, где-то —  против, и это нормально. Удача —  очень капризная дама. Она не любит, когда к ней предъявляются претензии. Поэтому, если вернуться к «Интеру», я рассуждаю так: здорово было бы не пропустить гол от Снайдера под «стенкой» на 6-й минуте, ибо этот гол смертельно ранил интригу. Но произошло так, как произошло. Значит, так тому и быть.

Команда и пустота

— Ваша позиция понятна. А команда и руководство —  какие у них оценки евросезона в целом?

— То, что президент клуба говорит прессе, он сказал и команде. Он нас искренне поблагодарил за пройденный путь, который начался в сентябре прошлого года и завершился в апреле нынешнего. Что касается команды, то присутствует некая эмоциональная выхолощенность, поскольку матчи такого уровня отнимают огромное количество энергии. Гораздо большее, чем игры внутреннего чемпионата, при всем к нему огромном уважении. Есть ощущение, что закончено какое-то большое, ответственное, важное дело, и возникшая пустота, вероятно, неизбежна. Футболисты говорят, что нечто похожее они испытывали после выигрыша Кубка УЕФА весной 2005-го.

— Нет опасений, что эта самая выхолощенность скажется на ближайших матчах чемпионата?

— Нет. Это будет называться непрофессионализмом. А если мы столкнемся с непрофессионализмом, придется признать, что в команде есть проблемы —  и у тренеров, и у футболистов. Наша совместная задача в том и состоит: ни в коем случае не допустить выраженного психологического спада. Участие в Лиге не снимает с команды ответственности, а внутренняя пустота —  это всего лишь ощущение, оно нематериально. Оно есть сегодня, но завтра его быть не должно.

— А если вдруг останется, будете считать это своей персональной недоработкой?

— И не только своей. Буду считать, что это непрофессионально по сути.

— Между тем руководители и игроки западных топ-клубов постоянно твердят, что матчи внутреннего чемпионата всегда стоят на первом месте. Вот «Бенфика» недавно как раз по этой теме подробно высказалась.

— Думаю, если бы «Бенфика» играла в четвертьфинале Лиги чемпионов, мнение было бы другое.

— Значит, «Бавария» сейчас так не скажет?

— Конечно, не скажет. И «Интер» не скажет. Более того, я уверен, что «Интер» растерял свое преимущество в чемпионате Италии именно потому, что концентрировался на Лиге. Зато если у «Барселоны» спросить перед «классико» с «Реалом», что важнее: этот матч или полуфинал Лиги чемпионов с «Интером», «Барселона», конечно, выберет «Реал». И это тоже понятно, объяснимо и совершенно четко вписывается в логику происходящего...
Я, поймите правильно, не утверждаю, что европейские интересы ЦСКА стоят выше внутренних. Тут другое. Ведь даже со «Спартаком» ЦСКА играет минимум два раза в год, это гарантированный минимум. А сыграет ли ЦСКА с «Интером», «Севильей» или «Манчестером», гарантировать невозможно. Вот и вся разница. Топовые клубы, которые выступают в плей-офф Лиги каждый год, относятся к проблеме несколько иначе. У них есть такая возможность — быть вариативными. Мы же, при всем огромном уважении к внутреннему первенству, не можем поставить эти турниры в один ряд.

Человек-протокол

— Не знаю доподлинно, как вы относитесь к сравнениям с Жозе Моуринью…

— С иронией.

— И правильно, на мой взгляд. Моуринью не только успешный тренер, но и человек любопытный. Получилось с ним поговорить о футбольном житье-бытье за чашечкой кофе?

— Видите ли, это была не первая наша встреча. И даже не вторая. Впервые мы общались, когда он работал в «Челси», а я в «Москве». После этого была короткая встреча в процессе получения лицензии Pro. А в прошлом году удался самый длительный контакт, когда «Крылья Советов» заключали с «Интером» договор о сотрудничестве. Но, видите ли, Моуринью — человек-протокол. Он контактирует с внешним миром такими, знаете ли, штампами: на вопросы отвечает сухо и сжато, выражает мнения в коротких, отрывистых фразах и лаконичных формулировках, соблюдая правила игры и отдавая дань приличиям, только и всего. У меня нет повода говорить о дружбе с Жозе или хотя бы о приятельских с ним отношениях. Даже о таком уровне общения, как коллега с коллегой, я не могу говорить. Впрочем, в отношениях со мной никто Моуринью к иной манере поведения и не обязывает. Полагаю, это и есть его стиль.

— Он ведь у нас Special One. У них, вернее. Вы разве чего-то другого от него ожидали?

— Как сказать? Не то чтобы ожидал, но когда мы в свое время знакомились, мне было очень интересно, потому что предстояло общение с топ-тренером, работающим в одном из лучших клубов Европы. Но вышло так, что гораздо более интересной, полезной и информативной оказалась встреча с его помощником, с которым мы разговаривали три часа. К сожалению, не вспомню сейчас, как зовут этого человека. Знаю, что он португалец и что сейчас рядом с Моуринью его нет.

— Другая сторона вопроса. Можете сказать, что у вас с Моуринью состоялась тактическая дуэль? Дуэль, которую еще называют тренерской?

— Здесь, с моей точки зрения, несколько логик и подходов к теме. Если принять за факт, что любой матч любых соперников есть тактическая дуэль, — да, безусловно, состоялась, и была мною проиграна, ибо итоги дуэли можно оценить только по конечному результату. Но правильно ли говорить только о соперничестве тренеров, когда встречаются команды несколько, будем откровенны, разного уровня? Так что истина, как обычно, лежит где-то посередине. Было противостояние клубов: имен, титулов, амбиций, бюджетов, мастерства футболистов и тренеров. А чьи роли оказались первыми и вторыми, сказать невозможно. Зато совершенно понятно, что соперничать с «Интером» по сумме всех этих составляющих, включая тренерское мастерство, нам пока тяжеловато.

А потом выходит Месси…

— Тогда скажите: вы удовлетворены уровнем собственной прозорливости?

— Прозорливость — вещь в себе, в отрыве от жизненных реалий она не имеет стоимости. Ею нужно уметь пользоваться. Можно ведь угадать состав противника, но не извлечь из этого никакой пользы, правильно? Да, мы были уверены, что и в первой игре, и во второй «Интер» сыграет в три форварда, и что ими будут Пандев, Милито и Это’О, хотя далеко не всегда «Интер» играет именно так. Да, мы понимали, как должны действовать против этой команды. Но извлечь из суммы пониманий конкретную пользу, нарисованную на табло, нам не удалось. Может быть, в числе прочего, и потому, что тренеру не до конца удалось донести до команды свои идеи, не вышло правильно смоделировать их в тренировочной работе. Может быть, и так. Но, видимо, на то и есть в этом мире великие клубы и великие футболисты, чтобы все предматчевые гадания не имели решающего значения. Ты изучаешь соперника, ты знаешь, как он играет в той или иной ситуации, ты расписываешь его сильные и слабые стороны, ты искренне надеешься, что размышления верны, а выводы логичны. Но потом на поле выходит Месси, забивает четыре —  и все на этом заканчивается. Неужели, ответьте мне, футболисты «Арсенала» не понимали, что нужно тщательно опекать Месси? Или Арсен Венгер не догадывался, что этот парень индивидуально силен, и, следовательно, необходимо позаботиться о взаимостраховке?

— У «Баварии» против МЮ было больше шансов, чем у ЦСКА против «Интера», как полагаете?

— Не уверен, что это правомерная постановка вопроса. Но коль скоро «Бавария» прошла МЮ, а мы проиграли «Интеру», —  наверное, да. А вообще, в какой валюте следует определять шансы, в чем правильнее их измерять? В бюджетах, в рейтинге, в звездности игроков, в квалификации тренеров, в раскладах букмекеров? Что является критерием для оценки шансов в изначальном варианте?

— Видимо, сумма всех этих факторов. Сумма мнений.

— Да? А вот Ловчев и Бубнов считают, что ЦСКА —  дворовая команда, которая недостойна самого факта игры с «Интером». Но что их мнение может определить, на что в состоянии повлиять? Профессиональные предматчевые оценки, уверен, не могут опираться на субъективизм. У них должны быть четкие, ясные критерии.

— Но ведь футбол по сути своей иррационален, Леонид Викторович, и вы не раз об этом говорили…

— Футбол может быть иррационален на короткой дистанции, в рамках отдельно взятого матча, например. Но в масштабах цикла он, безусловно, предельно рационален. Невозможно выиграть чемпионат или еврокубок, уповая на случайности и сенсации. Этого никогда не было в футболе и никогда, слава богу, не будет.

Это было незабываемо

— Вы уже получили информацию по еврокубковой кампании — цифры, факты, комментарии технико-тактического характера, которые подлежат анализу?

— Я не готов твердой рукой разделить свой текущий творческий багаж. Сказать, что в этом вот чемоданчике лежат знания о Лиге чемпионов и его нужно срочно разбирать, а здесь у меня чемпионатовские залежи, я не готов. Накопление информации и ее анализ — системный процесс, у которого есть начало, но нет конца. Сегодня могу лишь сказать, что Лига чемпионов —  это было незабываемо. Это был невероятный опыт. Ощущение, что ты летал на другую планету и возвращался домой. Потрясающие внутренние эмоции, которые очень сложно передать словами. Может ли все это пригодиться в будущем? Не могу знать. В футболе все возможно. На sports.ru была опубликована статья, в которой журналист искренне удивлялся: ну и толку, что молодые футболисты ЦСКА получили еврокубковый опыт? Что с ним делать, с этим опытом, куда его теперь девать? Да ничего с ним делать не надо! Он просто есть. Ребята все это прожили, и я прожил. Я счастлив, что у меня была Лига. И я прекрасно понимаю, что такое счастье может больше никогда не повториться. Но при этом, как мне кажется, я уже не зря учился профессии тренера. То же самое касается игроков. Спросите сегодня у Щенникова, не считает ли он, что напрасно много-много лет занимался в школе ЦСКА? Неужели всего лишь для того, чтобы сыграть в четвертьфинале Лиги чемпионов? Щенников так и ответит, уверен: «Именно для этого». А пригодится ли Жоре полученный опыт — ну кто может это сегодня знать наверняка? Вдруг Жора завтра бутсы на гвоздь повесит и скажет, что полностью реализовал себя, сыграв в плей-офф Лиги?

— Давайте не будем пессимистами.

— Нет-нет, я в другом смысле. Полученный опыт совершенно не обязательно преломлять, ибо футбол —  это жизнь. Ты прожил день — и что? Да ничего особенного, ты просто его прожил, и это замечательно. Завтра будет рассвет, наступит новый день, и он тоже пройдет.

— Я понял вашу философию, но позволю себе дополнение. Как бы от себя, но все-таки за вас: уверен на сто процентов, что опыт еврокубковой кампании — 2009/10 и вам, и Жоре, и Евгению Гинеру, и всем остальным, кто имел к ней отношение, вне всяких сомнений, здорово пригодится.

— Ну вот и хорошо.

— Вопрос, имеющий прикладное значение. Президент ЦСКА является одним из самых активных и последовательных сторонников перехода на систему «осень—весна». Вы, как тренер, получили предметный опыт еще и в этом смысле. Ваша точка зрения на проблему претерпела изменения?

— Моя позиция давно сформирована. Она состоит в следующем. Если мы говорим о клубах, которые представляют страну на европейской арене, а также об интересах национальной сборной, — бесспорно, такой переход необходим. Если же мы берем во внимание весь футбол России, всю его структуру в полном объеме, то вопрос представляется как минимум спорным. Большинству клубов, в том числе и премьер-лиги, такой переход не нужен, невыгоден и неинтересен. Поэтому руководители нашего футбола для начала должны, видимо, выбрать генеральную линию. О чем мы говорим? О массовости, о социальной значимости великой игры? Или о результате, о рейтинге? Дилемму я вижу именно в этом разрезе: не что лучше, а для кого, для чего лучше? Надеюсь, в России найдутся компетентные люди, которым по плечу найти точное решение.

— Общаясь с Евгением Гинером, именно такую позицию излагаете?

— Мы ни разу не говорили с президентом на эту тему. Смысл? У Евгения Ленноровича свое видение проблемы, и он прилагает очень серьезные усилия к тому, чтобы решить ее так, как считает правильным.

Узнать результаты футбольных матчей

• источник: www.sportsdaily.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают