«Из моей конюшни вышли Жирков, Березуцкий и Алдонин»

Наверное, нет ничего, что Михаил Николаевич Насибов, физиотерапевт и массажист нашей сборной по футболу и ЦСКА, сын гениального советского жокея, не знает о психологии футболистов и о скачках. Мы встретились с ним на сборах национальной команды России и проговорили несколько часов.

— У меня тяжелая работа. Но она мне нравится. Работаю уже тридцать четыре года — и ни разу не пожалел. Сам, как и футболисты, всегда находишься в ожидании игры, от тебя самого, пусть и косвенно, зависит исход встречи. Проще говоря — живешь футболом.

В Ватутинках, на тренировочной базе ЦСКА, порой приходится работать без выходных. Все наши мысли о том, как помочь игрокам быстро восстановиться после травм и подготовиться к играм.

— Некоторые игроки боятся получить травму, поэтому с некоей опаской выходят на игры.

— Травмы вычеркивают из жизни спортсмена недели, месяцы, даже годы. Но в любом случае спортсмену нельзя бояться травмы. Даже думать об этом нельзя. По своему опыту знаю: мысль — весьма материальная штука.

Помнится, был у меня в «клиентах» один футболист, так он, скажем так, не горел особым желанием выступать за сборную. Говорил: «Хотя бы небольшую травму получить — и тогда не надо будет никуда ехать». И что вы думаете, под самый конец сезона он получил такую травму, после которой лечился целых полгода.

Перед игрой многие ребята нервничают. Зато когда выходят на поле, у них страх исчезает — нужно только играть. Когда футболисты начинают говорить о предстоящем матче,  мы также стараемся настроить парней. Фразы обычные, вроде «слабых команд здесь нет»  или «не говорите, что вы их завтра «съедите».

— Есть какие-то предпочтения ребят на сборах?

— Мы давно знаем их предпочтения. Жить все в основном хотят по одному. Как, в принципе, и я.Мне в массажной комнате, где кушетки стоят, не нравится работать. Игрок не расслабится в атмосфере больницы, поэтому я обычно делаю массаж в номере. В кабинете опять же есть другие люди — это мешает игроку говорить откровенно, если он хочет поделиться своими проблемами.

— Вы работаете только со взрослыми игроками?

— Иногда малыши приходят на тренировки. Сидят на траве и смотрят на взрослых. Я говорю:  что сидите без толку? Возьмите пресс покачайте. Привожу им пример: был такой игрок Андрей Канчельскис, пресс и стрейчинг целыми днями делал. Это правильно: чем больше растягиваешь мышцы и качаешь пресс, тем сил больше и меньше шансов «порваться» на игре.

— Вам приходилось играть на поле?

— Один раз у Лобановского вратарь Виктор Чанов приболел, и на тренировке срочно нужно было его заменить — я встал на ворота. В тот день была двухразовая тренировка. Утром я был резвым, активным, а вечером вышел — все болит. Но пришлось марку держать. (Смеется.) С друзьями раньше играл в футбол. Всегда нападающим был. Теперь некогда.

— Какие футболисты вам особенно запомнились?

— Олег Блохин. Мы близко общались — и на массаже, и после, разговаривали подолгу о спорте, о жизни. Он много читал. Каждый день по вечерам писал дневник. Был нормальный советский человек, интеллектуально и физически развитый.

— А сейчас ребята читают?

— Читают. Но мало, в основном предпочитают компьютерные развлечения — игры, интернет.

—  Каким вы помните Льва Яшина?

— Это исключительный человек. Когда люди с ним общались, не могли ему отказать ни в чем — такой энергетикой и обаянием он обладал. Яшин часто выезжал с командами в качестве руководителя делегаций. Жили с ним в соседних номерах, постоянно общались. Его знают на всей нашей необъятной Земле. «ЯшИн» иностранцы произносят, ударение на второй слог ставят. Более известного отечественного футболиста в мире нет.

— С кем вам из сборной нравится работать?

— У нас единая семья, и ко всем относишься одинаково с любовью. Иногда за границей ребятам хочется сделать что-то приятное — принести любимое блюдо, например. Так же и они к нам относятся. Вот Аршавин — перешел в «Арсенал». Знает, что я коллекционирую футболки. Только приехали на сборы — слышу, кто-то в дверь стучит. «Николаевич, — Аршавин с футболкой пришел, — это тебе». Мне было очень приятно!

— Многие говорят, что Андрей Аршавин очень заносчив.

— Его право быть закрытым для посторонних людей или прессы. Это аккуратный во всех отношениях парень, очень ответственный, настоящий капитан сборной. Он никогда не падает духом, вырабатывается полностью. К игрокам, массажистам, всей делегации РФС он относится очень хорошо.

— Теперь давайте поговорим непосредственно о специфике вашей работы.

— Я запоминаю мышцы игроков руками и наблюдаю, как они меняются. В ЦСКА три массажиста, футболисты сами решают, к кому идти. Своих «клиентов» я выучил уже наизусть.Для меня по мышцам идеальным был Олег Блохин.

— Кого массажируете, если не секрет? Отличаются ли мышцы в зависимости от позиции игрока?

— Как правило, первым  приходит Сережа Игнашевич. Мышцы игроков в принципе ничем не отличаются. Единственное, у вратарей верхний пояс более развит, спина мощнее. Игорь Акинфеев, например, любит специфический массаж — руки, кисти, стопы ног, шейный отдел. К тому же это не все процедуры, еще есть физиотерапия. Сейчас очень популярная процедура — после тренировки игроки до десяти минут сидят во льду.

— В чем преимущество русской школы массажа?

— Наша школа массажа лучше всех, без преувеличений. За рубежом, жалуются наши игроки, массаж нежный, поверхностный — для легкого тонуса. У нас же каждую клеточку руками прощупают, проработают.

— Ваш отец — знаменитый советский жокей. У вас есть лошади?

— У меня есть производитель на конном заводе «Восход» — самом лучшем в СНГ. Я имею каждый год от моего коня по жеребенку. Сейчас есть у меня жеребец Жирков. Сильный, возраст — два годика. В этом году он ни разу не выступал. Я его жалею, он развивается не резко, а по восходящей, как и сам Юра Жирков, который медленно приходил к сегодняшней славе. Все-таки это материально: как назовешь лошадь, такой она и вырастет. (Cмеется.) Этот жеребец у нас с Юрой пополам в собственности, и, если будет хорошо выступать в России, Жирков заберет его к себе в Англию. Еще был у меня конь Алдонин, сейчас Березуцкий.

— Вася или Леша?

— Собирательный образ. (Cмеется.)Если бы были лошади-двойняшки, назвал бы Васей и Лешей.

— Я слышала, что вы собирались продавать лошадь, названную в честь Смертина.

— Да, ее у меня купили в качестве производителя и увезли в Казахстан. Он вышел из строя, его постигла неудача:  перевернулся через заграждение и повредил позвоночник. Стал тянуть заднюю левую ногу — ягодичная мышца атрофировалась. И то он, бедненький, на трех ногах старался бегать — и с травмой последним ни разу не был на скачках.

— У игроков есть свои лошади?

— У Игнашевича были две лошади — спортивные, не скаковые. У английских футболистов много лошадей. В Англии в этом хорошо разбираются: для скачек годятся только верховые лошади местной породы  — самые быстрые лошади на планете.

— Кто-нибудь из игроков ходит на ипподром?

—  Помню, мы проводили приз в честь Кубка УЕФА, который ЦСКА выиграл в 2005-м, и вся команда в полном составе была на ипподроме. Я был очень благодарен им за то, что пришли и поддержали российское коневодство, сделали ставки, пообедали, посмотрели скачки.  Некоторым футболистам устроил экскурсию, показал всю кухню жокейскую, как седлают и взвешивают лошадей. В России этот вид спорта не очень развит. За границей на ипподром ходят все: считается дурным тоном, если нормальный обеспеченный француз не пойдет на приз Триумфальной арки. А в Англии считается дурным тоном, если ты богат и не имеешь своей скаковой лошади.

— Какие проблемы у этого вида спорта в России?

— Огромные. Российское коневодство угасает. И вот по какой причине: жокеи практически полностью перешли на лошадей, рожденных не на территории России. Нужно покупать за границей лучших производителей, маток с жеребятами, привозить их в Россию . А то лошадей возят за космические деньги, а потом они бесследно исчезают, не оставляя потомства. Никто в других странах уже давно так не делает. Турки, например, вообще закрыли свой рынок, покупают только производителей. За сезон всего три приза, в которых могут участвовать лошади, рожденные не на территории Турции. Нам нужно срочно решать эти проблемы, иначе через год-два вообще не будет российского коневодства — потеряем отрасль и рабочие места, а люди и так тяжело переживают кризис. У нас очень хорошие конные заводы, но их уничтожают. Я надеюсь, чиновники и бизнесмены, которые соприкасаются с этим видом спорта, не допустят его гибели.

Справка «Новой»

Михаил Насибов — сын Николая Насибова, гениального советского жокея, которому удалось трижды завоевать Приз Европы, выиграть 654 скачки в России и 175 — за рубежом. Михаил Николаевич всю жизнь проработал физиотерапевтом и массажистом команды по многоборью «Динамо», затем перешел в футбол — в сборную России по футболу и ЦСКА. Кроме того, он принимает участие в конном спорте как организатор кубков, в том числе кубка имени своего отца.

• источник: novayagazeta.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают