Виктор Онопко: «Если решил, надо бросаться в омут с головой»

ПОЗДРАВЛЕНИЯ КОНЬКОВУ

- Давайте начнем с мечты. Правда ли, что ею для вас в последнее время была как раз тренерская деятельность?

- Не только в последнее время. Еще заканчивая играть, думал о том, как остаться в футболе. И тогда уже пришел к выводу: интереснее всего сделать это в качестве тренера. Естественно, понимал, что стать им невозможно без определенного багажа знаний, без диплома. Поэтому мотал на ус все, что мог почерпнуть у тех специалистов, с которыми работал. Поэтому поступил в ВШТ. Много дала и работа в РФС: она ведь была не только кабинетной - я много общался с тренерами разных сборных, часто находился на сборах, иногда даже принимал участие в занятиях. Наблюдал за тренировками Хиддинка, анализировал их, запоминал что-то.

- Кого из тех тренеров, у которых довелось играть, вспоминаете чаще всего?

- Мне повезло: я работал с огромным количеством отличных специалистов, и от каждого, наверное, что-то в голове осталось. Хотя в любом случае нужно искать свой путь, а не подражать кому-либо. Если же говорить об эмоциональной стороне дела, то навсегда отложились воспоминания о тех, кто давал мне путевку в жизнь. Прекрасно помню своего первого тренера в Ворошиловграде Олега Григорьевича Пилипенко, которого, к сожалению, уже нет с нами. Евгения Григорьевича Короля, тренера дубля "Шахтера", сделавшего все для того, чтобы я освоился в команде высшей лиги. Анатолия Дмитриевича Конькова, не побоявшегося выпустить 18-летнего пацана сразу на матч против "Спартака" - при 42 тысячах зрителей! Кстати, 19 сентября Анатолию Дмитриевичу исполняется 60 лет, и я хотел бы через вашу газету поздравить его с юбилеем.

Всего год в дубле киевского "Динамо" проработал с Валерием Васильевичем Лобановским, но впечатлений хватает до сих пор. Вот это была глыба! Не знаю даже, кого можно рядом поставить. И, конечно, не забуду годы с Олегом Ивановичем Романцевым, благодаря которому я и стал в футболе тем, кем стал. Так что учителей у меня хватало - и каких!

- Испанцы среди них тоже значатся?

- Испания значительно расширила мой футбольный кругозор. Там обязанности тренера во многом отличались от принятых в Советском Союзе. Если у нас всех требовалось собрать на базе за два дня до матча, хотя бы для того, чтобы накормить как следует, восстановить и оградить от бытовых забот, то там отношения были построены на доверии. Все для соблюдения правильного режима у игроков было и дома, а если они не хотели вдруг этот режим соблюдать, то просто сами создавали себе проблемы. А методики, кстати, там во многом заимствованы у наших тренеров - того же Лобановского в первую очередь.

САМЫЙ ДЛИННЫЙ ДЕНЬ

- Вернемся в день сегодняшний. Насколько я знаю, первым поработать в тренерской должности вас пригласил Станислав Черчесов.

- Да, в прошлом году, когда Стас возглавлял "Спартак". Он предложил мне на выбор: возглавить дубль или поработать у него помощником. От дубля я отказался сразу, а вот второй вариант пришлось отложить - все происходило перед чемпионатом Европы, куда попала наша сборная, и я очень хотел поехать на этот турнир с первой командой страны. А после Euro разговор с Черчесовым возобновлен не был: у него уже были помощники, да и ситуация несколько изменилась - вскоре Стас и сам покинул "Спартак".

- Следующим вас позвал Рашид Рахимов?

- Если говорить о конкретных предложениях, то да. Случилось это совсем недавно, когда Рашид вновь возглавил "Амкар". Он позвонил мне, и я дал предварительное согласие помочь, оговорившись, что мне надо обсудить вопрос с Виталием Мутко. Виталий Леонтьевич и до этого одобрял мое желание стать тренером, но теперь оно переходило в конкретную плоскость. Звонок Рахимова застал меня на сборе национальной команды в Питере, и окончательное решение мы отложили до разговора с Мутко в Уэльсе. Но уже в Кардифф позвонил Евгений Гинер и сказал, что у ЦСКА есть ко мне предложение. Догадывался, какого оно будет рода, но подробности узнал только в Москве. Прилетели мы, как вы помните, 10 сентября рано утром, в полдень я перезвонил Евгению Ленноровичу и уже через час был в офисе ЦСКА. Там мне и рассказали: приезжает Хуанде Рамос и меня хотят видеть его помощником. Итогом нашей сорокаминутной беседы стало мое согласие, на которое пошел без всяких раздумий. Все происходило в ураганном темпе: на четыре часа дня была назначена тренировка в Ватутинках, где команде и должны были представить новых тренеров.

- Контракт подписали сразу?

- Нет, было не до этого. Приехали на базу, Рамос провел первое занятие, я ему помогал, в том числе и переводил, потом мы долго обсуждали с Хуанде сложившуюся ситуацию, подробно знакомились с базой. Уже где-то в девять вечера перезвонил Гинер и настоял на том, чтобы я приехал в клуб прямо сейчас - для подписания контракта. Так что бумаги мы оформили только в одиннадцать вечера. И день 10 сентября получился для меня едва ли не самым долгим и напряженным в жизни.

- Как на такое развитие событий отреагировали в РФС?

- Ночью я звонить никому не стал, а утром связался с Мутко и генеральным директором РФС Алексеем Сорокиным. Виталий Леонтьевич был в курсе того, что я собираюсь уходить в "Амкар", а когда узнал, что вместо Перми возник вариант с ЦСКА, поздравил меня, сказал, что это большой клуб, и пожелал удачи.

ДАВАЙТЕ БОЛЕТЬ КРАСИВО

- Вы соглашались работать либо с бывшими спартаковцами, либо с испанцем. Это принципиальный момент?

- Принципиальный момент в том, что я хотел тренировать и понимал: чем дольше тянуть, тем сложнее будет это осуществить. А уж шанс с ЦСКА и Хуанде Рамосом упустить было просто нельзя.

- Вам раньше доводилось пересекаться с Рамосом?

- Только на футбольном поле, когда я был игроком, а он тренером соперников. Лично знакомы не были.

- Тем не менее у вас ведь был шанс оказаться с ним вместе в одной команде еще полгода назад?

- Да, тогда у Хуанде возникли варианты в России и на Украине, и он хотел меня видеть в качестве помощника.

- Российским вариантом, как я понимаю, был ЦСКА. А украинским?

- Это уже в прошлом, поэтому называть не хочу.

- Предложение о сотрудничестве шло от самого Рамоса или от клубных руководителей?

- От Рамоса. Он спрашивал у Гинера, возможен ли такой вариант, и тот пообещал переговорить со мной и убедить. А если Гинер пообещал, то обязательно сделает. Я, кстати, очень рад, что попал в клуб с такой отлаженной организацией процесса - до мелочей все продумано.

- Контракт с Рамосом ЦСКА пока подписал только до конца сезона. Вас не тревожит, что у испанца может не заладиться или ему последует более интересное приглашение - и тогда в ваших услугах тоже не будет нужды?

- Я оптимист и надеюсь только на лучшее. Тренерская судьба такова, что многие и четырех месяцев продержаться не могут. Главное - у меня появилась возможность осуществить мечту.

- Может быть, стоило договориться с РФС, скажем, об отпуске за свой счет на ближайшие 4 месяца?

- Мне такого никто не предлагал, а с моей стороны подобная просьба была бы некорректной. РФС дал мне очень многое, и я доволен временем, проведенным в союзе, но занимать должность, не работая, не в моих правилах. Да и потом, если решил, надо бросаться в омут с головой, не думая о подстраховке.

- На ваше новое назначение остро отреагировали спартаковские фанаты, считавшие вас красно-белым до мозга костей. Что можете им сказать?

- Реакции спартаковских болельщиков еще не слышал, зато армейские встретили меня на матче с "Крыльями Советов" по полной программе. Наверное, это нормальное явление, но со временем они должны понять: главное - то, насколько человек отдается своей работе и сколько пользы он приносит клубу. Все надо мерить исключительно профессиональными критериями.

- Тем не менее спартаковцы вам свое отношение еще наверняка продемонстрируют.

- Надеюсь, они все-таки поймут ситуацию правильно. У меня всегда были нормальные отношения с фанатами, в каком бы клубе ни играл. Причем владикавказские болельщики, к примеру, находились "в контрах" со спартаковскими, но меня восприняли очень хорошо, и от Владикавказа остались только самые теплые воспоминания. Я хочу тренировать, а не вступать в препирательства с болельщиками, которые этого не понимают. Они, конечно, предпримут какие-то шаги, но пусть вспомнят, как ведущий футболист ЦСКА Владимир Федотов тренировал "Спартак" - да мало ли таких примеров! Даже из "Барселоны" в "Реал" люди переходят - такова футбольная жизнь.

А уж оскорблять тренеров или игроков, как происходило на последнем матче "Динамо" - "Спартак", на мой взгляд, недопустимо. Давайте болеть красиво.

КАК В ИГРОВЫЕ ГОДЫ

- Насколько тяжело дались первые дни на новом поприще?

- Очень тяжело! Сразу две игры подряд, с "Крыльями" и "Вольфсбургом", никакого времени на передышку. Практически не спал, причем не очень и хотелось - таким было нервное возбуждение. Но усталость-то накапливалась, что в какой-то момент и почувствовал. Сейчас, слава богу, все уже более-менее устоялось, и я вошел в нужный рабочий ритм.

- Какие эмоции были острее - от первой победы или от первого поражения?

- От первого матча. То, что нам удалось его выиграть, очень важно. Хотя, конечно, и проиграть в Вольфсбурге было крайне обидно. Мы сами ведь привезли себе все опасные моменты - и те, когда соперник забил, и те, когда Игорь Акинфеев спасал команду. А играли-то неплохо. Во втором тайме игроки "Вольфсбурга" в какой-то момент не знали, куда бежать. Они нас боялись, а мы, к сожалению, этим не воспользовались. В Лиге чемпионов так ошибаться нельзя.

- Футбол со скамейки и с трибуны воспринимается по-разному?

- Безусловно. На трибуне ты зритель, а здесь живешь игрой, чувствуешь ребят, лавочку. Словно сам на поле.

- В ЦСКА вы хорошо знаете тех, кто постоянно приглашается в сборную. Это помогло на первых порах?

- Конечно. Опираться на кого-то надо ведь в любом случае. Но в принципе я знаком практически со всеми ребятами в ЦСКА, за исключением новичков и дублеров.

- 10 октября утром вы расстались со сборниками в качестве руководителя делегации РФС в Уэльсе, а уже в четыре часа дня им представили вас в качестве нового тренера. Какова была их первая реакция?

- Сказали: "Могли бы и в самолете предупредить!" Но в том-то и дело, что не мог, - сам еще ничего на 100 процентов не знал.

- От многих привычек приходится теперь отказываться?

- Да, режим дня совсем другой - больше похожий на тот, который был в игровые годы. С одной стороны, привычно, с другой - за два года все уже подзабылось. Впрочем, много времени на то, чтобы "вкатиться", не потребовалось. Другое дело, что навещать семью в Испании теперь, до окончания сезона, станет намного сложнее. Что ж, значит, жена будет сюда чаще приезжать. Непросто, но ради исполнения мечты чем-то жертвовать приходится.

- Вот мы опять и вернулись к мечте. Какова она сейчас?

- Мечта одна - добиться с ЦСКА как можно больше побед. И не только в ближайшие четыре месяца.

Борис ЛЕВИН

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают