Иржи ЯРОШИК: Ваши тосты — просто кошмар

Возвращение чешского полузащитника Иржи Ярошика стало одним из главных событий прошлого межсезонья. Поначалу мало кто верил, что бывший армеец рискнет сменить благополучный «Селтик», штампующий титулы в Шотландии и играющий в Лиге чемпионов, на команду-загадку под названием «Крылья Советов». Тем не менее Ярошик поверил, что Леониду Слуцкому удастся создать в Самаре боеспособный коллектив, и переехал на берега Волги. Еженедельник «Футбол» встретился с Иржи по окончании сезона и нашел его в прекрасном настроении.

ГДЕ НАХОДИТСЯ ЦЕНТР САМАРЫ
В назначенный час телефон Ярошика молчал. Слушать монотонные длинные гудки было грустно. Подумалось: плакало наше интервью. Улетит сейчас Иржи в родную Чехию, не попрощавшись, и раньше весны в России не появится. Но через полтора часа Ярошик перезвонил сам. Долго извинялся: заснул после обеда и попустил звонок. И тут же сам организовал встречу.
- Иржи, год назад ты серьезно колебался, стоит ли ехать обратно в Россию. Оглядываясь назад, не жалеешь о принятом решении?
- В начале сезона я получил травму и месяца три-четыре не играл. Из-за этого немножко расстроился и был недоволен таким возвращением. Конечно, было жалко: болельщики в Самаре ждали, что я буду выходить на поле. Но так получилось, это футбол. Сейчас уже другие эмоции - заняли шестое место, в конце сезона команда играла все лучше и лучше. В следующем году, думаю, можно еще лучше сыграть.

- Как приняла тебя Самара? Это футбольный город, где болельщики очень любят команду.
- Конечно, Самару тяжело сравнивать с Москвой, где много команд, причем не только футбольных. В Самаре, думаю, только одна играет в высшей лиге и борется за попадание в еврокубки. Все видели, сколько болельщиков приходит на игры. Конечно, люди на улицах встречают, автографы просят. В этом году играли хорошо, поэтому все довольны.

- Учитывая твою популярность, фанаты, наверное, прохода не дают?
- (Улыбается). Ну нет. Я к этому привык уже. Тут все равно не так, как в Италии, где вообще не дают возможности ходить по улицам. А здесь, в Германии или в Англии все нормально. Болельщики, конечно, подходят, желают удачи. А если сыграли плохо - ругают, как и везде.

- В Самаре быстро освоился? Как тебе бытовые условия?
- Я снимаю квартиру. Выбрать было легко, проще, чем в Москве. Посмотрел всего несколько вариантов. Квартиры очень красивые, и я выбрал на второй же день. В центре города. (Задумывается). Хотя, наверное, тяжело сказать, что в центре, потому что я до сих пор не знаю, где в Самаре центр (смеется). Город я знал и раньше – приезжал туда еще с ЦСКА. Тогда он мне не очень понравился. Был грязный, шел снег, погода не очень. Но летом в Самаре – на реке, на набережных – все, конечно, лучше смотрится, чем сейчас. Хотя я в первую очередь приехал за футболом.

КОЛЛЕР СОВСЕМ МЕНЯ ЗАБЫЛ
Два чешских гиганта четко выделяются на фоне остальных игроков «Крыльев». Но рядом с Коллером даже почти двухметровый Ярошик выглядит скромнее. Они постоянно вместе – болтают о чем-то вполголоса на чешском, шутят, смеются. С появлением в Самаре Яна Иржи окончательно перестал скучать.

- Жизнь в Самаре сильно отличается от московской?
- Конечно, я хотел вернуться только в Москву. Я знал город, у меня там много друзей. Не только футболисты. Хоккеисты, друзья, которые живут в чешском доме. Они всегда мне помогали, и я не хотел в другой город. Зато в Самаре нет пробок, воздух чище и лучше, чем в Москве, на реке летом было прекрасно. Летом вообще было супер. Знаешь, можно заехать после тренировки на пляж – отдохнуть, почитать, поиграть в волейбол.

- С кем играл в волейбол?
- Кто придет, с тем и играл. У нас всегда был хороший коллектив – шесть-семь игроков, иногда больше. Многие приходили с женами.

- Свою чешскую подругу тоже приводил?
- Нет, она в этом году еще ни разу не была (вздыхает).

- Как же так? Получается, ты к ней в гости ездишь?
- У нас, скажем так, небольшая пауза.

- Ясно, лучше эту тему не поднимать. Но ведь без подруги скучно, наверное, в чужом городе?
- Знаешь, этот год быстро прошел. Я пришел в «Крылья», получил травму. Потом месяц лечился в Москве, месяц - в Германии. Приехал – прошла чуть ли не половина чемпионата. Затем знакомство с коллективом - найти друзей, квартиру, рестораны, где можно поесть. Летом домой я только спать приходил (улыбается). Погода хорошая, одному дома сидеть не хочется. А сейчас такая погода… Хорошо, что чемпионат закончился. В Самару мы уже в марте вернемся.

- Когда в «Крылья» перебрался второй чех, Ян Коллер, тебе, наверное, стало веселее? Сразу взял над ним шефство?
- Все, что я делал поначалу для себя, надо было и Яну. К тому же он не очень хорошо говорит по-русски. Конечно, в школе он учил русский, но совсем забыл (смеется). Я ему во всем помогал. Мы давно знакомы – вместе в сборной играли, а я его помню еще по «Спарте». Поначалу в Самаре он со мной постоянно проводил время, но потом перевез семью, у него родился ребенок. После тренировки он уже всегда шел домой, выключал телефон и мне не звонил. Забыл про меня совсем (улыбается). Но у меня и с другими ребятами нет проблем. Я понимаю все, говорю по-русски и чувствую себя хорошо. В Самаре отличный коллектив.


СМЕРТИН -- ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК
В отличие от друга Коллера, Ярошик достаточно бегло говорит по-русски, с забавным чешским акцентом. Как и многие соотечественники, Иржи очень любит слова «немножко», «вообще» и «конечно». Видимо, их чехи учат в первую очередь.

- Язык для тебя в России - давно не проблема. Школьные навыки помогли так быстро русский освоить?
- Я застал те времена, когда в школе еще учили русский. Но, если честно, я не хотел учить русский. Не скажу, что плохо учился, но русский – не хотел, и все. И не только я. Мы ходили на уроки, но толком не занимались, и никто ничего не помнил потом.

- А с другими иностранными языками как дело обстояло?
- Тогда в Чехии два года все обязательно учили только русский. А потом могли выбирать другие языки. Многие выбрали английский, а я учил немецкий. Я ведь родился всего в двадцати километрах от Германии. В итоге, когда приехал в ЦСКА, немецкий знал гораздо лучше русского.

- Потом, когда перебрался в «Челси», пришлось осваивать английский?
- Конечно, это был большой шаг. Когда человек ничего не понимает, ему очень тяжело в команде. Когда уходил из «Селтика», у меня было предложение из «Монако». Но французский учить уже не захотел.

- Когда-то от болельщиков ЦСКА ты получил сначала бронзовую подкову, а потом – серебряную. И как-то сказал, что до золотой немного не «дослужился». Понятно, что это шутка, тем не менее не жалеешь, что уехал тогда в «Челси»?
- Да, шутка. И хорошая шутка (смеется). Конечно, жалко. Ведь потом ЦСКА выиграл Кубок УЕФА. Но я всегда мечтал играть в Англии. Тяжело уходить из такого клуба, как ЦСКА. Это большая команда в Европе, постоянно играет в еврокубках. Я там был одним из лидеров. Но надо было попробовать этот шанс. Особенно если тебя хочет тренер, а меня ведь Мауриньо специально приглашал. И я с теплотой вспоминаю тот период карьеры. Конечно, я пришел, когда «Челси» набирала ход. До тех пор никто не знал, кто такие Лэмпард или Терри, а я пришел - и все начали играть. Что они творили! Никто не получал ни травмы, ни карточки. Думаю, тогда был их лучший год. Именно в тот год я туда попал.

- Что тебе дало пребывание в «Челси»? Все-таки с такими ребятами играл…
- Они не ребята, а большие мастера (улыбается). Конечно, это огромный опыт, и я очень рад, что был там полгода. Тяжело все-таки в такой команде играть.

- В то же самое время в «Челси» пришел Смертин. Как вы общались?
- На русском (улыбается). Он мне там больше всех помогал, и я очень рад, что он там был. Он молодец. Хороший человек. И футболист хороший.

- После «Челси» ты оказался в «Бирмингеме». Можно сравнивать эти клубы?
- Я тогда мог выбирать, потому что, когда играешь в «Челси», думаю, на тебя большой спрос. Менеджер посоветовал мне «Бирмингем Сити». Мне говорили, что он всегда - в середине таблицы. Когда я пришел, там был лучший за 25 лет коллектив. И мы при этом не остались в Премьер-лиге. Было тяжело. С другой стороны, у «Бирмингема» - одни из лучших фанатов. Всегда полный стадион, болели прекрасно. Команда тоже неплохая, но результата не было. Я был лучшим бомбардиром, играл постоянно и был доволен этим. Не остался только потому, что хотел играть в Премьер-лиге.

- Какое впечатление произвел город? До Бирмингема ты долгое время играл в столицах - Прага, Москва, Лондон… А тут в провинции оказался.
- Бирмингем - второй город в Англии. Знаешь, Лондон – прекрасный город, но в центре, например, там тяжело жить. Это как Москва. Ехать на тренировку – пробки постоянные. А если ты играешь в «Челси», у тебя нет времени даже на прогулки по городу. Матчи - по средам и субботам. В «Бирмингеме» играли раз в неделю. Я жил в центре, но на тренировку доезжал за десять минут. Поэтому я там себя чувствовал хорошо. Все примерно как в Самаре.

- Приходилось давать интервью на английском?
- В «Челси» было тяжело. Язык почти не знал, и мне помогал переводчик. Раза два-три сам пробовал, но получалось плохо. Хотя лучше, чем мои первые интервью на русском (улыбается). Но я в «Челси» не был такой звездой, чтобы за мной очень следили журналисты. А в Бирмингеме не хотел общаться с прессой. Я там немножко поругался, потому что не был доволен игрой команды.

- В Москве был чешский дом, где ты мог общаться с соотечественниками, есть любимые блюда. В Британии этого сильно не хватало?
- Конечно, я был всегда один. В Англии мне помогали Смертин и немного Петр Чех, но все было по-другому. Здесь, в России, вам во всем помогают. Не только на футболе, а, допустим, с квартирой, машиной. В Англии такого нет. Я думал, что в таком клубе, как «Челси», главное, чтобы игрок чувствовал себя комфортно и думал только о футболе. Один человек на всю команду решал общие вопросы. Поэтому в России ребята могут чувствовать себя комфортно. Здесь у команды много администраторов, которые помогают не только игрокам, но и их семьям: встретить в аэропорте, например, билеты купить.

ЖЕЛАЮ УДАЧИ ПАВЛЮЧЕНКО
С чувством юмора у Ярошика все в порядке. Каждые пять минут он выдает очередную точную остроту и скромно улыбается. Только воспоминания об Англии получаются невеселыми. Иржи перестает смеяться и честно признается, что в Британии ему было «не очень».

- По твоим стопам не так давно отправился Роман Павлюченко. Как думаешь, тяжело ему будет раскрыться в Англии?
- Честно скажу, мне удивительно, что из такой команды, как нынешний «Спартак», «Тоттенхэм», который я считаю одним из больших клубов, мог купить игрока. «Спартак» в последние два-три года ничего особенного собой не представляет. Там нет ярких звезд.

- Павлюченко, наверное, впечатлил англичан игрой за сборную…
- Конечно. Но я следил за Павлюченко давно. Его сначала отправили в дубль. Потом был в блестящей форме этот, из Питера… Погребняк. Если бы он был здоров, Павлюченко не играл бы на Евро. Стопроцентно. Мне не нравилось, как Павлюченко в «Спартаке» играл. Особенно то, что один матч он играл, а три стоял на месте. В Англии ему будет тяжело. Но, конечно, слежу сейчас за ним в «Тоттенхэме» и желаю всего наилучшего. Он молодец - начал забивать. Ему как нападающему это очень важно.

- Какой период адаптации в Англии самый сложный?
- Тут многое важно. Если клуб за тобой давно следил, тебя хотел видеть тренер – это одно. Я много раз видел и в Чехии, и в России, и в Англии, как в команду приходит футболист, которого тренер в глаза не видел – его президент купил. Важно, чтобы любого футболиста вначале немножко поддержал тренер. Даже если две-три игры что-то не получается.

- Насколько большую роль играют болельщики?
- Я всегда говорю, что в Англии не надо никакого настроя от тренера или от других ребят. Выходишь – а там сорок тысяч болеют, кричат. Если не готов, можно идти домой. Потому что фанаты… не знаю, как по-русски сказать, в общем, делают так, что ты еще больше стараешься. Думаю, многие футболисты играют там только из-за этой атмосферы.

- На стадионе какого клуба самая впечатляющая атмосфера?
- «Ньюкасл», «Манчестер Юнайтед». «Ливерпуль» - вообще супер, одни из лучших. На «Челси» тоже всегда полный стадион. Но там приходят в основном богатые. И просто сидят.

- Как в Англии обстояли дела с кухней?
- Мне нравится кухня в России. Посмотри, какие тут девушки худые. В Англии любят фаст-фуд, и многие очень толстые. Жалко, что это происходит в такой стране. Она считается богатой, поэтому, наверное, там много едят.

- Нашел там чешские рестораны?
- В Лондоне был один, но до него было далеко ехать, поэтому ни разу не выбрался. Ходил преимущественно в итальянские рестораны.

- Сам готовил?
- Когда жил с подругой, готовила она. А я не люблю. Час готовить, за пять минут съесть, потом час убирать. Если есть время, готовлю, конечно, но очень редко.

- Как относишься к пиву?
- Это лучше с Коллером обсудить. Я, хотя из Чехии, пиво не очень люблю. Не нравится оно мне, слишком тяжелое. Алкоголя пью мало, особенно во время сезона. Но, конечно, если праздник какой-то или день рождения, надо выпить. В России тяжело без этого, особенно если идешь в гости. А там эти тосты ваши русские – кошмар. Один-два, это нормально. Но не через каждые же пять минут! Потом все мертвые лежат (улыбается).

В ШОТЛАНДИИ ИГРАЮТ БЫСТРЕЕ
Несколько лет пребывания на Британских островах, похоже, не изменили Ярошика. Он так и не купил себе шотландский килт, хотя собирался. «Забыл», - признается честно, но сразу видно, что об этом не жалеет. Иржи признает все плюсы жизни «там», но «здесь» ему явно приятнее находиться.

- Чем запомнилось пребывание в «Селтике»?
- Там на стадионе лучшая атмосфера из всех, где я играл. Конечно, есть большая разница между матчами Лиги чемпионов и чемпионатом Шотландии. Хотя стадион всегда полный. Он вмещает 60 тысяч, и при этом продается 50 тысяч абонементов. Сложно попасть на любой футбол, и это классно.

- Дерби «Селтик» - «Глазго Рейнджерс» многие считают самым-самым в Европе. Согласен?
- Мне всегда говорили о том, что это большое дерби. Но я и в Праге играл в дерби, и в Москве, и в Лондоне, и в Бирмингеме. В первые полгода или год я ничего особенного не чувствовал, хотя Глазго во время этих матчей делится на две половины. Но последнее дерби, в котором мы проиграли, вспоминаю особенно. Когда ушел из «Селтика», почувствовал, какое это было большое дерби.

- Как ведут себя болельщики «Глазго», если встречают на улице игрока «Селтика»?
- Может, раньше было как-то по-другому. Но когда я жил в гостинице в Глазго, там рабочий был фанатом «Рейнджерс». И мы спокойно общались. Нормальное было отношение. К тому же в «Рейнджерс» играл чех – Либор Сьонко. Мы встречались, вместе ходили по городу, и все, конечно, нас видели. Подходили фанаты и «Рейнджерс», и «Селтика», брали автографы.

- Как воспринял шотландский климат?
- В Лондоне теплее, чем в Глазго, на три-четыре градуса, больше солнца. Но мне там было очень неудобно играть, потому что чемпионат и в Англии, и в Шотландии начинается в сентябре, а заканчивается в мае. Получается, только два-три месяца в году играешь в хорошую для футбола погоду. Тяжело разминаться и тренироваться, когда температура постоянно - около нуля и снег падает.

- В России в этом плане привычнее?
- Да, здесь я себя лучше чувствую. Начинаешь в марте, когда погода еще не очень. Но потом играешь летом – для футбола погода - просто супер. Думаю, в футбол летом надо играть, а не зимой.

- Из-за гегемонии клубов из Глазго чемпионат Шотландии котируется не очень высоко. Он действительно слабый?
- Я бы так не сказал. Скорости там, по-моему, даже выше, чем в Англии. Просто в Англии много игроков из Европы, и они принесли свой стиль. Там есть и европейские тренеры, которые хотят играть в пас, хотят, чтобы футболисты думали на поле. А в Шотландии очень мало иностранцев, но темп игры очень высокий. И этот чемпионат я считаю неплохим.

- Мы могли сравнить шотландский чемпионат и российский, когда «Селтик» в квалификации Лиги чемпионов играл с московским «Спартаком». Помнишь эти матчи?
- Ну конечно. Так, как «Спартак», на «Селтик-парке» нас никто не «возил» в Лиге чемпионов. Мы играли с «Миланом», с другими командами, но «Спартак» играл в Глазго лучше всех. Мы не забили пенальти, потом - вы, то есть «Спартак». Получился хороший матч.

- Второй сезон в «Селтике» у тебя своеобразный получился. В Лиге чемпионов постоянно на поле выходил, а чемпионате – очень редко…
- Да, не знаю, почему, пропустил десять игр. Я хотел уходить, а в таком клубе, как «Селтик», наверное, о таких вещах не надо рассказывать журналистам. Болельщики и тренеры этого не любят. И это было моей ошибкой, что раньше времени сказал. Меня немножко отодвинули в сторону, и играли те, кто хотел остаться.

- Ты хотел уйти из-за того, что мало играл?
- Ну да. Я уже в первый сезон чувствовал, что могу больше играть. Но тренер ставил других.

ВЕРНУЛСЯ ИЗ-ЗА СЛУЦКОГО
Ярошика в «Крыльях», кажется, устраивает все – руководство, тренеры, партнеры, быт. Но, как только речь заходит о ЦСКА, он вмиг грустнеет. Иржи не скрывает, что когда-то рассчитывал вернуться в стан армейцев, но не дождался звонка из клуба. Повздыхав немного, он как будто сбрасывает пелену ностальгии, и его взгляд снова проясняется. Он еще не сказал последнего слова.

- Вернувшись в Россию, чувствуешь себя как дома? Все-таки все знакомо, язык учить не надо.
- Поэтому я и вернулся в Россию. Знаешь, мне уже 31 год. Если бы мне было 25, конечно, я бы хотел где-то еще в Европе поиграть. А сейчас я себя очень хорошо чувствую в «Крыльях». Очень быстро привык. Тренеры тоже очень хорошие, и они помогли сделать такой коллектив. Не надо учить язык, и это самое важное. Я себя чувствовал не очень в Англии. В «Селтике» в первый сезон пришел на тренировку, сказал всем в раздевалке «доброе утро». Занятие закончилось – «до завтра». Так прошел целый год: «до завтра – доброе утро». А я коллективный игрок и человек, люблю пошутить, поговорить. Мне было скучно. Знаю, что русские люди более дружные, чем в Англии или Шотландии, поэтому сейчас чувствую себя хорошо.

- Почему все-таки «Крылья Советов»?
- Главной причиной были люди – Леонид Слуцкий и Герман Ткаченко. Если бы их не было, я бы, конечно, сюда не приехал. Слуцкий меня уже приглашал в «Москву». Я тогда был в «Бирмингеме», у нас была встреча. Поговорили часа два-три, и не только о футболе. Очень симпатичный тренер. Я потом следил за результатами, как он выступал.

- В Москву часто удается выбраться?
- Нет, нечасто. В последний раз был на свой день рождения, который мы в чешском доме отмечали. Были Ковач, Йиранек, Якубко, Семак и Чижек.

- А как же армейцы? С ЦСКА поддерживаешь связь?
- Нет. Я всегда следил за этой командой, за ее результатами. Но потом мне тяжело было звонить и спрашивать, как они выиграли Кубок УЕФА, чемпионат. Очень сильно скучал и чувствовал, что эта команда мне помогла не только на футбольном поле. Меня и русскому там научили, и помогали много. Я чувствовал, что если могу уехать в Россию, то меня всегда возьмут обратно в ЦСКА. Через год или два было такое предложение, но я хотел остаться еще в Англии. А потом ни звонка, ничего, хотя они, наверное, тоже читали о том, что я могу уехать в Россию. Не знаю политику клуба и почему так произошло. Слежу за ЦСКА и сейчас, но это уже другая команда, честно скажу. Раньше было больно, что не звонили. А сейчас там есть друзья, с которыми рад увидеться на поле. И все. Прошло это.

Спонсоры проекта музыкальное сопровождение свадьбы и презентаций.

• источник: futbol-1960.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают