Опасные связки

Мало кто из молодых людей в 22 года достиг того, чего добился вратарь сборной России по футболу Игорь Акинфеев – обладатель Кубка УЕФА, трёхкратный чемпион России и обладатель бронзовых медалей чемпионата Европы. На пути к своему успеху он оступился только один раз. Но этот случай едва не стоил ему всей карьеры: в начале 2007 года он получил тяжёлую травму.

Я с четырёх лет занимался в футбольной школе ЦСКА. Но за клуб постоянно начал играть с 2003 года и сразу стал чемпионом России. В 2005-м мы выиграли второй по значимости в Европе кубок – Кубок УЕФА и вновь стали чемпионами страны, а в 2006-м выиграли первенство России в третий раз. Я закрепился в сборной и выходил в каждом матче. На меня надеялись, на меня рассчитывали. Не могу сказать, что делал для этого что-то особенное. Просто хорошо выполнял свою работу. И чемпионат России 2007 года был просто рядовым сезоном, который едва начался.

Помню, что в день игры с "Ростовом" я сидел в номере и думал: почему же все сыграли, а мы остались последними (наш матч начинался позже всех остальных игр в восьмом туре чемпионата России)? Это была не то что тревога, а скорее, нетерпение. Может, в тот момент и правда внутри меня что-то ёкнуло, но я не обратил на это внимания.

Из газет: "...восьмой тур чемпионата России по футболу (2007 года. – Прим. ред.), возможно, стал последним в этом сезоне для основного вратаря ЦСКА и сборной России Игоря Акинфеева..."

Самое обидное, что травму я получил в ситуации, которая этого никак не предвещала. Обычно, когда игроки идут на столкновение, они успевают сгруппироваться, укрыться, убрать ногу. А тут – рядовая ситуация: обычный навес, я выпрыгнул, отбил мяч и... неудачно приземлился. Колено вылетело.

Удивительно, что в тот момент я вообще ничего не почувствовал. Думаю, что это был просто шок. Ко мне тут же подбежал наш врач, начал крутить ногу туда-сюда, но мне даже не было больно. И от носилок я отказался, сам ушел с поля, чуть прихрамывая. И уже утром увидел, как распухло и затекло колено. Стало понятно, что всё очень серьёзно. Вот тогда у меня мелькнула мысль: блин, мое колено! Для футболиста это самый жизненно важный орган! Там же все крестообразные связки – зад-ние, боковые, которые ногу "держат".

Из газет: "Травма колена, которую вратарь ЦСКА и сборной России Игорь Акинфеев получил во вчерашнем матче... оказалась серьезной..."

Уже в Москве мне сделали рентгеновский снимок, тогда и поставили диагноз: разрыв связок. Слов не было ни у кого. Да и что тут можно было сказать? Так, какие-то общие фразы для поддержки. Все постарались меня особо не грузить в этот момент. И практически сразу меня отправили в Германию на операцию. Там врачи сказали, что мне очень сильно повезло. Если бы кроме передних связок я порвал еще и задние или боковые, мое восстановление заняло бы год-полтора, а не несколько месяцев. К тому же я настоял, чтобы в Германию меня потом еще несколько раз отправляли на реабилитацию. Потому что травма колена – разрыв связок или повреждение мениска – это та вещь, которая может поставить крест на карьере любого футболиста. Таких примеров в современном футболе, да и в нашей премьер-лиге можно вспомнить очень много. Некоторые футболисты оперировали колени по нескольку раз и всё равно не играли после этого на прежнем уровне.

Первый месяц дома я вообще спал только на спине. Врачи запретили мне даже переворачиваться. Можно было делать только лимфодренажный массаж, чтобы влага не застаивалась в организме. И вот я месяц тупо лежал на кровати. Меня мама с папой на себе затаскивали в ванную, а я там кое-как стоял, кое-как мылся. Ощущения просто чудовищные. Я даже не хочу их вспоминать. Лежишь и видишь, как прооперированная нога, как все мышцы начинают уменьшаться в объеме, атрофироваться. В такие моменты главное – на этом не сосредотачиваться, а то можно и психом стать. Спасибо родным, которые в этот момент обеспечили мне уход на высочайшем уровне: поили, кормили, таскали на себе, старались вывозить куда-то. И папа, и мама, и её сестры, и брат – все тогда бегали вокруг меня. И я видел, чувствовал всю их искренность и любовь, все их переживания. Думаю, что во многом благодаря их заботам я спокойно перенес это время.
Ещё один человек очень сильно меня поддержал в этот период. Когда я улетал в Германию, мне позвонил кто-то от Сергея Жукова ("Руки вверх!") и сказал, что он очень хочет со мной познакомиться. А я давно мечтал, именно что мечтал, с ним пообщаться. Так что когда я вернулся после операции в Москву, у нас состоялась первая встреча. Оказалось, что мы 10 лет жили практически рядом, но так ни разу и не пересеклись. Тогда он сказал, что надо просто пережить все это, что у каждого человека бывают в жизни какие-то полосы. Может, это банальные слова, но было все равно очень приятно. Потом мы выбрались в гости к нему на дачу. И когда мы там общались, я видел, что он за меня переживает. Искренне, всей душой. По нему было видно, что ему нелегко со мной говорить об этой травме. Он переживал за меня так же, как я за него переживал, когда была группа "Руки вверх!". Сергей и моя семья – вот мой круг общения в то время. Я его сознательно тогда сильно ограничил.

Из газет: "…за матчем с "Зенитом" вратарь ЦСКА Игорь Акинфеев наблюдал с трибуны "Лужников". Голкипер впервые увидел игру своей команды после операции…"

Да, тогда мне было обидно всякий раз, когда я видел матчи ЦСКА. ЦСКА мой родной клуб, в котором я занимаюсь с 4 лет! И я, как и любой человек футбола, хотел играть, хотел радовать поклонников, болельщиков и себя самого в первую очередь. А возможностей не было. Поэтому я немного отошел в сторону: смотрел игру – и тут же забывал её. Не сосредотачивался, не зацикливался. Понимал: от того, что я буду переживать, ничего не изменится. Я просто отдыхал.

А ещё я ходил в церковь. Мне было (да и сейчас) все равно, что про меня подумают окружающие. Я шел туда не зачем-то конкретным, а просто набраться сил. Брал костыли и ходил на службу прямо на костылях. Меня узнавали, но я ни на кого не обращал внимания, я был слишком погружен в себя. Раз так повелось испокон веков, то почему бы мне не поступать так? Я и сейчас хожу в церковь, получаю там небывалый заряд энергии. И я уверен, что моя игра и мое призвание – они во многом от Бога. Нельзя просто щелкнуть пальцами и сказать: я буду играть в футбол или я буду играть на скрипке – и за-играть.

Из газет: "Вчера вратарь ЦСКА и сборной России Игорь Акинфеев… провел легкую тренировку. Игорь даже занял место в воротах и отразил несколько ударов…"

Я постепенно поправлялся. Врачи были довольны моим коленом, а главный тренер ЦСКА Валерий Георгиевич Газзаев вообще постоянно меня поддерживал. При этом на меня никто не давил: давай быстрее! От этого ведь ничего не изменится, выйду я игрой раньше или игрой позже. Здоровье важнее. Поэтому на поле я вышел только тогда, когда понял, что здоров.

На первой тренировке в сентябре мне разрешили немного побегать, дали упражнения на растяжку на те мышцы, которые были "растренированы". А перед игрой с "Кубанью" (Краснодар) в предпоследнем туре чемпионата России 2007 года Валерий Георгиевич спросил меня: "Игорь, сможешь сыграть?" Я ответил: смогу. Сказал, что не знаю, насколько я готов, но сыграть смогу. Вышел – и сыграл. Получилось удачно. Мы выиграли 1:0. И кайф я испытал даже не от того, что ЦСКА победил, а от того, что снова вышел на поле.

Из газет: "Возвращение Игоря Акинфеева помогло ЦСКА выйти на третье место в чемпионате России по футболу после выездной победы над краснодарской "Кубанью"…"

Игра любого футболиста после травмы сильно зависит от психологии. Врачи говорят, что игрок думает о вылеченной травме до первого серьёзного столкновения на поле. Как только оно случилось – в мозгу что-то переключается, и ты перестаешь думать о своей болячке. Но если ты будешь бояться, убирать ноги, то обязательно второй раз получишь такую же травму. Поэтому я забыл о колене практически с первой игры после болезни.

Кроме того, я не хотел давать повода завистникам. Думаю, что очень многие тогда хотели, чтобы я больше не вернулся к своей прежней форме, не заиграл так, как играл до травмы. Футбол, к сожалению, это второй шоу-бизнес. И если ты дашь слабину, то тебя выживут. Поэтому, даже если я чувствую, что не очень готов, всегда делаю вид на людях, что все хорошо. И всегда говорил и буду говорить, что чувствую себя отлично.

Из газет: "Акинфеев на чемпионате Европы убедительно доказал, что по праву входит в число наиболее перспективных молодых голкиперов на континенте. Хотя армейцу всего 22 года, он уже успел добиться заметных успехов и на клубном уровне, и в сборной. …У него есть все – причем, что немаловажно, помимо вратарского мастерства, правильный склад характера".

• источник: championat.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают