Алан ДЗАГОЕВ: «Так хочется сыграть с Германией!»

Совсем недавно, всего-то несколько месяцев назад, его называли не более чем подающим надежды. А вчера он в составе российской сборной прилетел в Германию и, вполне вероятно, выйдет на поле в матче с немцами. Этот 18-летний парень сумел сжать время, как пружину: еще недавно он был в своем ЦСКА новичком, а теперь - лучший футболист стран СНГ и Балтии по итогам сентября.

- Прежде вы что-нибудь слышали о призе "Звезда"?

- Ну, конечно, слышал. Попасть в одну компанию с Аршавиным, Тимощуком, Глебом, Семшовым, побеждавшими в разные месяцы этого года, - для меня очень большая честь. А уж о главных триумфаторах - Шевченко, Аршавине, Акинфееве и говорить не приходится!

- Если вы продолжите в том же духе, то наверняка попадете в их число.

- Ну, до этого мне пока очень далеко - работать еще и работать.

ЛУЧШЕ ИГРАТЬ, ЧЕМ РАССКАЗЫВАТЬ ОБ ЭТОМ

- Внимание журналистов к вашей персоне растет, как снежный ком. Как переносите эту составляющую футбольной жизни?

- Стараюсь давать интервью как можно реже - лучше играть, чем рассказывать об этом.

- Внимание прессы для вас тяжело? Или все-таки приятно?

- Есть в нем и то и другое. Конечно, мы играем для болельщиков, а они хотят знать о нас как можно больше, но я ведь ничего еще не выиграл, чтобы раздавать интервью налево и направо. Рано мне это делать.

- Как передвигаетесь по такому большому городу, как Москва?

- В основном на метро.

- Но теперь это, наверное, делать все труднее - популярность-то растет?

- Нет, узнают не так часто, чтобы это доставляло сложности. Когда спрашивают, я ли это, не отпираюсь - зачем врать? После чего обычно просят автограф или иногда - сфотографироваться на память. Стараюсь не отказывать.

- Какой из забитых вами на сегодня мячей - самый дорогой?

- Дайте подумать... (После паузы). Наверное, все-таки первый - "Химкам".

- Он запомнился даже больше, чем те два, что вы записали на свой счет в принципиальной игре с "Зенитом"?

- Те идут сразу после. Но первый - самый дорогой, его ни с чем не сравнить. Во всяком случае - пока. Хотя именно после игры с "Зенитом" я почувствовал гораздо большую уверенность в своих силах. Мне кажется, что именно в том матче удалось наконец полностью избавиться от дерганых движений.

- Вы наверняка следили в июне за игрой российской сборной на чемпионате Европы...

- Конечно.

- Могли себе представить, что через три месяца...

- Окажусь в этой команде? Нет, ни в коем случае. Даже в самых смелых мечтах.

- Но тем не менее уже после первой тренировки на нынешнем сборе Хиддинк вас похвалил и сказал, что в ритм сборной вы вписались быстрее остальных новичков...

- Это очень приятно, но вывод из таких слов может быть только один - надо работать еще больше, чтобы вписаться в эту отличную команду полностью.

- Коллеги-журналисты отметили, что вы с первого же занятия взаимодействовали с Аршавиным так, словно играете вместе в одном клубе.

- Вы знаете, мой тренер, Игорь Витальевич Осинькин, с которым я разговаривал перед отъездом в сборную, сразу сказал, что такие мастера, как Аршавин, Семак, Семшов, всегда найдут с тобой общий язык на поле. Главное - им соответствовать. Будем стараться. И еще очень хочется не только тренироваться, но и сыграть с ними как можно быстрее.

НИ СТРАХА, НИ ВОЛНЕНИЯ

- Какие мечты появились теперь, в связи с вызовом в сборную?

- Самые высокие.

- То есть хочется сыграть уже с Германией?

- Конечно!

- И нет ни страха, ни волнения?

- Нет. Я слышал, что в Дортмунде особый стадион, на котором гостям приходится очень тяжело, но даже это не смущает.

- А вам не жалко, что пришлось расстаться со своей юношеской сборной, которая сейчас пробивается на европейский чемпионат?

- Очень надеюсь, что расстался с ней не до конца. Гус Хиддинк сказал, что меня имеет смысл отпускать только на финальную стадию юношеского чемпионата Европы - так вот, верю, что команда туда попадет. И сейчас от всей души хочу поздравить ребят с тремя победами в первом групповом отборочном этапе. Молодцы! Очень за них рад.

- Вы успеваете осмыслить те перемены, которые происходят с вами в последние полгода? Новые нагрузки не кажутся чрезмерными?

- Нагрузки, конечно, непростые и иногда хочется отдохнуть, съездить на два-три дня домой, чтобы разгрузиться. Но понимание важности того, что происходит, помогает находить новые силы.

- Что еще есть в вашей жизни, кроме футбола?

- Пока ничего. Только футбол. Он для меня - и работа, и отдых.

- Даже на девушек времени не остается?

- Пока не до них. Сейчас жизнь складывается так, что все силы нужно отдавать футболу. Когда хочешь закрепиться на новом уровне - не до развлечений.

- В футболе есть понятие "второго года"...

- То, что он гораздо тяжелее первого? Я слышал об этом.

- Тревожные мысли в этой связи не посещали?

- Немного было.

- Тем более что объявлено уже об уходе из ЦСКА Валерия Газзаева...

- Это, конечно, меня никак не радует.

- Да еще может вернуться такой опасный конкурент на место в составе, как Карвалью, если наберет форму...

- А вот это было бы очень хорошо - конкуренция еще никому не мешала, а такой мастер поможет любой команде. Что же касается "второго года" - что я могу сейчас сказать по этому поводу? Наверное, только то, что работать надо будет еще больше. Но я это прекрасно понимаю.

ФУТБОЛЬНЫЕ ГЕНЫ ОТ... МАМЫ

- Какие сказки вы любили в детстве?

- Сказки? Интересный вопрос... Вы знаете, я с самого детства, с детсадовского возраста, все свое свободное время проводил на полянке с мячом - футбол был интереснее любых сказок (Алан во время интервью несколько раз употреблял это милое слово "полянка". Не поле или поляна, а именно "полянка", что, на мой взгляд, очень точно демонстрирует его любовь ко всему, что связано с футболом. - Прим. Б.Л.). Даже если не было партнеров для игры, брал мяч, сетку, надевал ее на ворота и устраивал "двусторонки" в одиночку. Удержать дома меня было невозможно - возвращался только с наступлением темноты.

- А я было уже хотел спросить, героем какой сказки вы сами себе сейчас кажетесь...

- Даже если б знал их много - на этот вопрос не ответил бы. Потому что пока никакой я не герой.

- Но события-то вокруг идут в сказочном темпе! Такой взлет за несколько месяцев...

- Да уж - событий хватает. Представить себе что-нибудь подобное еще несколько месяцев назад я просто не мог - даже в мечтах. Приходя в ЦСКА, рассчитывал, что к концу сезона смогу выходить на замену минут на пятнадцать - это и были самые смелые фантазии.

- К ЦСКА мы еще вернемся. А пока давайте попытаемся понять, откуда что берется - возможно, во всем виноваты фамильные дзагоевские гены?

- Если вы имеете в виду отца, то он всегда футболом интересовался, можно даже сказать - был фанатом, однако сам не играл. А вот мама играла. Не очень, правда, долго, однако "почеканить" мяч может и сейчас. Некоторые мои родственники по этому поводу как раз говорят, что, еще не родившись, я был обречен на знакомство с мячом. Но никаких особых генов все-таки, наверное, не было.

- Как же вы попали именно в футбольную секцию?

- Играть-то я любил с самого детства, как вам уже рассказал, но в секцию пошел только вслед за братом. Он был старше на два года, поэтому я выступал в качестве "прицепа" - брат поначалу отправился на кикбоксинг, и я за ним. Он разочаровался и перешел в футбольную секцию, я - следом.

- Слава богу, что кикбоксинг вашего брата не увлек! Он, кстати, уже от футбола отошел?

- Нет. И я уверен, что еще заиграет - ему всего двадцать!

- Но если вы пришли с братом, то и набор был его возраста?

- Так и было. Первое время занимался с ребятами, которые были на два года старше.

- В младшем школьном возрасте это огромная пропасть!

- Ничего, так было даже интереснее. Помню, мне было лет восемь или девять, когда сыграл в отборе к чемпионату России среди юношей 1986 года рождения. В финальную часть, мы, правда, так и не прошли.

ОТ РОНАЛДО К АЛДОНИНУ

- Школьные учителя, наверное, подобную вашу страсть не поощряли?

- Не поощряли - это вы мягко выразились. Учился я, честно скажем, с куда меньшим усердием, чем занимался футболом. Хотя некоторые предметы, в частности, историю, любил, и давались они мне легко. Учителя, естественно, претензии к моему усердию предъявляли и родителям их высказывали. Но папа с мамой меня всегда поддерживали. Мама, помню, говорила, что если получается на футбольном поле, то бросать это ни в коем случае нельзя. И когда после тренировки вместо выполнения домашних заданий я уходил на полянку, она не перечила. Хотя за учебу, бывало, и ругала.

- Откуда у маленького мальчика такая всепоглощающая страсть?

- Не знаю. Наверное, от природы. Всегда любил смотреть футбол, но еще больше нравилось играть самому.

- Среди школьных товарищей были такие, что разделяли вашу привязанность хотя бы в сравнимой степени?

- Пожалуй, что нет. На полянку они приходили, однако до конца со мной не оставались.

- А какой первый турнир вы помните в качестве зрителя?

- Смотрел матчи с раннего детства, но воспоминания, да и то смутные, остались только от чемпионата мира 1998 года. Помню голы финального матча, как забивал Зидан.

- Первые впечатления обычно самые яркие. Кто из игроков того чемпионата поразил вас больше всех?

- Роналдо. Я очень его любил. И сильно расстроился, когда бразилец после нескольких травм ушел с первых ролей. Какой был игрок!

- Между тем в одном из ваших, немногочисленных пока, интервью я прочел, что примером для подражания юный футболист Дзагоев считал Лэмпарда и Алдонина...

- Это было уже гораздо позже - году в 2005-м.

- Но от бомбардира Роналдо до опорного полузащитника Алдонина - дистанция громадного размера?

- Алдонин приносил огромную пользу команде, что тогда, да и сейчас тоже, казалось мне самым главным. К тому же пусть и забивал он не так часто, как Роналдо, но все эти голы были обычно ключевыми, приносившими победу или ничью.

- Первым вашим тренером был Юрий Наниев?

- Да, он жил с нами в Беслане по соседству. И стал именно тем человеком, который подарил мне первый настоящий футбольный мяч - как сейчас помню, это был Select. Он знал, как я люблю футбол. И когда я однажды пришел к нему на занятия группы мальчишек 1986 года рождения, посмотрел так хитро и спросил: "Что, тоже хочешь сыграть?" "Хочу". "Ну тогда снимай кепку и иди в поле!" А потом взял к себе.

- Были у него в любимчиках?

- Если считать повышенные требования проявлением особой любви, то да. Гонял меня он прилично, но это же хорошо!

КРУГЛОСУТОЧНЫЙ ФУТБОЛ

- Потом вы ездили заниматься во Владикавказ и тренировались у Игоря Осинькина?

- Да.

- И именно за ним уехали в Тольятти, в юношескую футбольную академию?

- Мы должны были уезжать вместе, но так получилось, что я немного задержался - надо было закончить учебный год.

- Родители легко отпустили?

- В принципе - да, хотя мама слегка возражала, потому что у нее перед глазами был пример старшего брата, который в пятнадцать лет уехал в "Торпедо", но так до конца там и не раскрылся. Ему пришлось вернуться, вот мама и боялась, что со мной произойдет что-нибудь подобное.

- Вам в момент отъезда тоже было пятнадцать?

- Да, как раз исполнилось перед самым отъездом.

- Не тяжело было уезжать от родителей, из дома, где налажен быт и где тебя все любят и оберегают?

- По родителям я, конечно, скучал, но бытовые проблемы никакой роли не играли - важно ведь было прогрессировать в футболе.

- То, что тренер поначалу был своим, хорошо знакомым, помогало?

- Конечно. Он отлично меня знал и давал много советов - особенно по поводу того, чем заниматься во внеурочное время.

- То есть, вы продолжали выходить "на полянку" и после тренировок, самостоятельно?

- Естественно. Ведь футбол - такое занятие, которым можно заниматься круглосуточно.

- Именно этими "круглосуточными" занятиями объясняется ваша бразильская техника?

- Никакая она не бразильская!

- А чья?

- Своя. Какая есть, такая есть. Но я действительно всегда любил работать с мячом. И значительно меньше - бегать.

- Тренеры юношеской сборной рассказывали: у Дзагоева такой характер, что после проигрыша к нему лучше не подходить. И о том, что за победу на поле вы готовы умереть. Откуда такой максимализм?

- Проигрывать я действительно не люблю. Но разве кто-то это любит? Злюсь даже после проигрыша в двусторонке. И был таким всегда, сколько себя помню. Наверное, это тоже от природы.

- Слышал, что соперникам, которые вас обыгрывали, хорошенько доставалось.

- Бился, конечно, как мог. А как иначе, если проигрываешь?

- А с виду вы мягкий и скромный.

- Ну вы же не хотите сейчас меня обыграть!

- Когда вы с родителями решили, что можно и нужно становиться профессиональным футболистом?

- Такого конкретного момента не было. Родители всегда давали мне добро на занятия футболом, а дальше все зависело от того, чего я сам добьюсь. Футбол был в моей жизни всегда, и, естественно, хотелось достичь в нем как можно больше. А стать профессионалом - это уже производное от роста мастерства.

КЛУБ, С КОТОРЫМ ОЧЕНЬ ПОВЕЗЛО

- С какими чувствами ехали в ЦСКА? И почему именно в ЦСКА?

- Тут совпали моя любовь к этому клубу и то обстоятельство, что именно ЦСКА проявил интерес к футболисту Дзагоеву. Плюс во главе команды был Валерий Георгиевич Газзаев, который для Осетии - легенда. Он мне очень помогал с самых первых минут в армейском клубе - и на поле, и вне его.

- Ехать в Москву, в такой клуб было страшно?

- Определенная тревога, естественно, была. Если честно, предполагал, что все будет гораздо хуже. Но нас с Рыжовым и Власовым сразу восприняли как своих. Коллектив в ЦСКА просто замечательный. Думал, что он вообще один такой, но вот теперь попал в сборную и убедился, что здесь - не хуже.

- Вы хотите сказать, что в клубе вас хорошо приняли с самого первого дня?

- Даже, я бы сказал, с нулевого: с тех двух дней, когда мы приезжали в первый раз - на просмотр. У нас-то глаза были квадратными - даже когда меня отправили выполнять упражнение с Рахимичем, Алдониным и еще кем-то, это сразу в сознании не уложилось - пришлось тренеру еще раз повторить команду. Но вокруг понимали наше состояние и делали все, чтобы новички освоились как можно быстрее.

- С какими чувствами вы в первый раз подошли к своему кумиру Алдонину?

- Со смешанными. До тех пор видел его и других игроков ЦСКА только по телевизору, а тут они вдруг стали партнерами. Но быстро перестроился.

- А сам Алдонин знал, что вы восхищались его игрой?

- Нет, что вы, я ему это не рассказывал. Сейчас, может, уже и знает - после моих интервью, но ничего на эту тему не говорил.

- Никто в команде не брал вас под персональную опеку?

- Помогали все - Рахимич, Игнашевич, Красич, тот же Алдонин.

- Рахимич, как рассказал "СЭ" Евгений Гинер, опекает всех молодых игроков ЦСКА.

- Да, Элвер уделяет нам очень много внимания. Но не только он. Весь ЦСКА - это, по сути, большая семья. Мне, честно скажу, очень повезло с клубом.

- Что чувствовали, когда выходили на поле в премьер-лиге в первый раз?

- Очень старался не волноваться. Меня все подбадривали, особенно Вагнер, и после стартового свистка действительно получилось войти в игру сразу. Это был матч с "Химками" - дебют в игре во Владивостоке, где я вышел на замену на 90-й минуте, не в счет. Но потом забил гол, и это, как ни странно, выбило меня из колеи. Казалось бы, должен был совсем успокоиться, почувствовать уверенность в своих силах, а я, наоборот, разволновался. И потом, до замены, играл уже явно хуже.

- Как удалось так быстро наладить взаимопонимание с Вагнером и Жирковым? Такое ощущение, что вы играете вместе не один год...

- Не знаю, это получается само собой - видимо, мы примерно одинаково понимаем футбол. Хотя, естественно, совместная работа на тренировках тоже очень помогает.

- Вы чувствуете уже себя в ЦСКА равным среди равных?

- Пока нет. Мне еще надо много работать, чтобы не ошибаться в простых ситуациях и соответствовать уровню команды - обладателя Кубка УЕФА на все сто процентов.

- По-моему, вы предъявляете к себе слишком уж высокие требования.

- Нормальные.

- В Москве живете с братом?

- Да, с братом и с дядей. Клуб снял нам квартиру.

- Родители навещают?

- Не очень часто. Но, когда приезжают и мама делает мои любимые осетинские пироги - это настоящий праздник.

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают