Полузащитник ЦСКА Алан Дзагоев: «Надо прислушиваться к старшим»

Договориться с Аланом Дзагоевым об интервью сложно по одной простой причине — у молодого армейского дарования совершенно нет свободного времени. Вот и сейчас мы встречаемся вечером накануне заезда команды на сбор.

— Еду с тренировки, давайте в метро в центре зала, — говорит по телефону Алан.

— В метро?!
— У меня всего полчаса есть. Мы переезжаем, надо помочь дома вещи собрать. Я же не могу, чтоб все работали, а я не участвовал.

Через несколько минут встречаемся, как и договаривались. В центре зала. В метро.

— Теперь к автобусу, отходящему от офиса клуба, можно будет ходить пешком, — делится Алан. — Новая квартира — на Ленинградке.

Удивительный он все-таки парень, Алан Дзагоев — восходящая звезда. По-детски распахнут и наивен, по-взрослому спокоен и рассудителен.

На тренировки — на метро

— Получается, вы все это время, пока вас журналисты днем с огнем ищут, на метро ездили домой и на работу?
— Ну да. А что в этом такого? Так быстрее, чем на такси, в пробке не застрянешь. Очень удобно.

— А не узнают соседи по вагону?
— Несколько раз бывало такое, что узнавали. Спрашивали, я это или нет. Отвечал честно. Зачем обманывать? Удивлялись ли? Может, кто-то и удивлялся, но не показывал этого. Автографы у меня просили, сфотографироваться.

— Рады переезду на новую квартиру?
— Рад тому, что теперь быстрее буду добираться. И еще тому, что мама наконец ко мне вырвалась. Приехала на две недели. Теперь домой вечером почти бегу, знаю, что она пироги сделает осетин­ские. Мои любимые — с картошкой. Очень по ней соскучился. По маме, не по картошке, — смеется Алан. — Сейчас стараюсь больше быть рядом.

— У вас футбольная семья? Кто-то из старших увлекался спортом?
— Моего папу зовут Тариэл, он совсем нефутбольный человек. А вот мама — Ляна — футбол всегда очень любила. Она и сейчас без труда на одной ноге десять раз мяч набивает. Именно мама хотела, чтобы мы с братом занимались в футбольной школе. Хотя начинали мы, конечно, играть во дворе. Я родился в Беслане, и вот там, еще когда с братом в детский сад ходили, вместе с двоюродными братьями гоняли мяч целыми днями. Потом двоюродных отдали в секцию джиу-джитсу, а нас — в футбольную.

— Помните своего первого тренера?
— Конечно. Это замечательный человек — Юрий Наниев. Я недавно обрадовался, узнав, что под его руководством наш бесланский «Терек» выиграл «Кожаный мяч». А когда я занимался, удавалось только до зоны «Юг» доходить. Там мы и останавливались (смеется). Серьезно я начал заниматься футболом со второго класса. Времени на то, чтобы учить уроки, почти не оставалось: бывало так, что в день играл по два матча за разные команды. Но родители все понимали, и в средней школе № 4, где я учился, тоже всегда шли мне навстречу.

Автограф Егора Титова

— Помните свою первую футбольную экипировку?
— Даже день, когда ее получил, до мелочей помню. Я тогда так ждал утра, что не мог уснуть. Потом мы поехали с дядей во Владикавказ и в магазине «Спорттовары» на проспекте Мира, тогда единственном, где все для футбола продавалось, купили мне и моему старшему брату Геле и форму, и гетры, и мяч, и бутсы. Я был настолько рад именно бутсам, что еще несколько дней их не снимал — так и ходил в них в школу на уроки, в гости, просто по улице.

— Потом была уже детско-юноше­ская спортивная школа «Юность» во Владикавказе…
— В «Юность» я попал уже в 2002 году, к тренеру Игорю Осинькину. Четыре года мы под его руковод­ством тренировались, играли в разных турнирах, учились всему интересному. Тогда мы всей школой ходили на игры «Алании», обсуждали их потом, переживали сильно за команду. Помню, у папы был абонемент на футбол, и когда он вдруг меня не брал с собой, я даже плакал от досады. Вообще, те годы очень тепло вспоминаются. Я тогда первый автограф у футболиста взял. Знаешь, у кого? У Маркуса Анжело, бразильского легионера, который в «Алании» играл. Помню, мы после тренировки вышли из школы (а она внутри стадиона находится), смотрим — он стоит вместе с женой прямо возле здания клуба. Ну мы и попросили его расписаться. Мне он написал какое-то пожелание на руке. И еще один сильно запомнившийся мне момент. Это после трагедии в первой бесланской школе было. Тогда вся Осетия переживала это очень тяжело, больно, и хотя моей семьи горе не коснулось, но я чувствовал, что это и моя беда. И вот после того, как мы начали немного отходить от всего этого, к нам в школу приехали Бахва Тедеев и Егор Титов. Я просто не мог поверить своим глазам и своему счастью! Увидеть двух таких футболистов вот так, рядом — это для меня было… Не могу передать словами, что я тогда чувствовал. В общем, когда немного пришел в себя, оказалось, что чуть не опоздал взять автограф на память. Все-таки взял.

Газзаев в Осетии — легенда

— К тому времени вы уже наверняка не раз и не два слышали фамилию Газзаев.
— Конечно. Валерий Георгиевич в Осетии — это… Это легенда. Любой мальчишка, занимается он футболом, вольной борьбой или каким-то другим видом спорта, обязательно все знает про Газзаева. Вот и у нас в футбольной школе очень много было разговоров о том, какой это тренер. Мы обсуждали между собой то, что слышали от старших: «Он очень строгий, всегда дисциплинированный, и только он смог так работать с «Аланией», что она стала чемпионом». Валерий Георгиевич — это для меня был… Ну я не могу подобрать подходящее слово. Не кумир, это банально… Недостижимый.

— А вообще кумиры в футболе у вас были?
— Конечно, как, наверное, и у любого футболиста. Мне всегда нравилось, как играли и вели себя в жизни Фрэнк Лэмпард и Евгений Алдонин.

— Сам Алдонин знает об этом?
— Я ему не говорил, как-то неудобно. Но было интервью, в котором писали про это. Возможно, Евгений его прочитал.

— За свою жизнь вы много интервью дали? Не считали?
— Как мне кажется, уже много. Несколько раз потом перечитывал свои интервью или пересматривал. Скажу честно: мне не нравится пока, как у меня получается отвечать на вопросы. Но, думаю, этому тоже надо учиться. Буду стараться. Хотя… Уже вроде не так теряюсь перед камерой, как в первый раз. А в первый раз это было, когда в тольяттинском интернате учился.

— А как там оказались?
— Наш тренер Осинькин как раз переехал туда работать, а мы остались под началом Инала Гагиева. И спустя пять месяцев после переезда Игорь Витальевич позвал нас к себе. Поехали втроем — я, Олег Тигиев и Арсен Хубулов. Прошли просмотр и оказались в интернате. Сначала я занимался под его руководством, потом попал к Игорю Родькину. А чуть позже меня перевели в команду 1989 года рождения, к тем ребятам, которые на год старше. Они играли тогда во второй лиге, и я с ними. Переломным был 2007 год. Говорят, я очень прибавил в тот период.

Вагнер сказал, что поможет

— Можете общую черту своих тренеров назвать?
— Общую… Не знаю. Все они говорили, что самое главное — быть хорошим человеком. И постоянно работать, что-то новое узнавать. Я стараюсь. Мы в школе знаешь по сколько часов тренировались? Одна тренировка три часа продолжалась. И время незаметно летело, потому что нам все время показывали какие-то финты, приемы обработки мяча. Вообще, всегда в пример ставили бразильцев и испанцев. Я и сейчас считаю, что в плане работы с мячом у них надо учиться.

— Говорят, осетины по темпераменту очень похожи на бразильцев. Правда?
— Сейчас уже могу сказать, что это так. Наверное, поэтому у меня так просто получается найти общий язык с Вагнером. Я бы хотел немного о нем сказать: он мне очень сильно помогает. До моего дебютного матча с «Химками» Вагнер через переводчика сказал слова, которые меня очень поддержали: «Ничего не бойся, знай, что везде, где только можно, я тебе помогу. Просто играй так, как умеешь». Это было в тот момент для меня очень важно.

— Помните свою первую встречу с армейцами?
— Конечно. Я всегда болел за две команды — «Аланию» и ЦСКА. И досконально помню все, что происходило в финальном матче кубка УЕФА, когда армейцы выиграли. Вот радость была! Поэтому для меня попасть в эту команду было огромным счастьем. Помню, когда летом нас с Рыжовым привезли на просмотр, я настолько растерялся, что когда объявили квадрат «ГусевРахимичАлдонинДзагоев», даже не пошел сначала. Просто ушам не поверил. Потом, когда тренировался с дублем, все наблюдал за тем, как занимается основной состав (у нас в Ватутинках поля рядом). В ЦСКА дубль и «основа» занимаются по одной методике, но у основного состава интенсивность выше. Я, конечно, мечтал заниматься с «основой».

Счастье — работать с таким тренером

— Думали, что все так скоро получится?
— Конечно, нет. Играл за дубль, сам чувствовал, что способен на большее, но что все так повернется… Максимальная моя мечта была выйти в двух-трех играх сезона на замену за «основу». Мне очень помогли все игроки «основы», даже не могу кого-то особо выделить, потому что каждый совет какой-то давал, поддерживал, помогал во всем. У нас на самом деле очень хороший и дружный коллектив. Особенно это чувствуется перед игрой. Это такой сумасшедший настрой! Валерий Георгиевич воспитал команду, где в действительности один за всех и все за одного. Никогда не думал, что такое четкое воплощение этой фразы встречу. Повезло.

— Все футболисты из Осетии, попадавшие в свое время к Газзаеву, в шутку сетовали, что с них спрос больше. Правда?
— Да, я это чувствую. Валерий Георгиевич очень пристально следит за мной, делает замечания, если где-то недорабатываю или что-то не так делаю. Я очень ему благодарен за все, что он мне уже дал. Я бы каждому футболисту мог от чистого сердца пожелать, чтобы жизнь подарила ему счастье работать с таким тренером, какой сейчас у меня.

— Из всех игр, которые удалось уже сыграть за ЦСКА, какая больше всего запомнилась?
— Игра с «Локомотивом». Тут у меня такие странные ощущения: когда я был на поле, мне казалось, что все идет идеально просто и мой внутренний настрой полностью соответствует тому, что делаю. А потом посмотрел запись игры, и очень многое в том, что делал, не понравилось. Вообще, может быть, и хорошо, что не успеваю просматривать наши матчи: за все время застал только игру с «Локо» и с нальчикским «Спартаком».

— А какой из соперников, против которых пришлось играть, показался наиболее сложным?
— «Зенит». Другого мнения быть не может. Конечно, может показаться, что счет в этом матче говорящий и можно не смотреть и не разбирать. Но на самом деле это была та редкая игра, когда красота и напряжение видны были не только с трибун, но и мы на самом поле чувствовали каждый опасный момент. Такие девяносто минут я никогда не забуду. А еще не забуду, что после матча мне Гия Базаев из «Алании» позвонил, по­здравил. Чувство было — супер. Два-три года назад я за него до хрипоты болел, теперь он за меня болеет!

На игру Дрогба готов смотреть часами

— Кто из игроков нашего чемпионата вам импонирует? Разумеется, кроме коллег из ЦСКА.
— Аршавин, Данни и Тимощук. А что удивляешься? Мне на самом деле нравится следить за тем, как хорошо играют наши соперники. Конечно, когда не против нас.

— В европейском футболе есть команды, ради просмотра матчей которых пожертвовал бы драгоценными часами сна?
— «Челси». Но это, скорее, относится к тому «Челси», что был при Жозе Моуринью. Хотя за Дидье Дрогба и сейчас готов часами следить. И «Арсенал» мне всегда нравился. Вообще, мне ближе британский футбол.

— Если не секрет, есть у вас на данный момент в нашем чемпионате программа-минимум и программа-максимум?
— У всех есть, что бы там ни говорили. Каждый мечтает стать лучшим бомбардиром, отдать больше голевых передач, как можно полезнее сыграть. Я не исключение и тоже всего этого хочу. А программа-максимум… Если мы станем чемпионами в этом году — это будет здорово!

— И свои приметы футбольные уже есть?
— Есть. Как и у всех. Но это раньше меня могла с полдороги развернуть черная кошка. Сейчас по-другому к этому отношусь. Хотя в приметы по-прежнему верю. Есть у меня одна — никогда не подводит. Но можно я не расскажу? Чтобы секрет был. И еще есть слова, которые сам себе всегда перед матчем говорю. Но я их тоже никогда никому не расскажу. Тоже секрет.

— Есть что-то, о чем бы вы еще хотели сказать?
— Я бы очень хотел сказать огромное спасибо всем своим тренерам. И Андрею Талалаеву, и Юрию Наниеву, и Игорю Осинькину, и Валерию Георгиевичу, и всем-всем, кто мне помогал. И еще мальчишкам, которые занимаются футболом, хотел бы сказать, что надо стараться тренироваться целыми днями, какие бы болячки ни набивал, прислушиваться ко всем советам старших (это очень важно!). И тогда все получится.

Москва

Кстати. Непростое желание

Он и правда удивительный парень. Перед тем как попрощаться, задаю последний вопрос.

— Алан, как вы думаете, что в этой жизни способно вас изменить? Сделать иным? И вообще, каким бы вы хотели стать?
— (Смеется.) А почему вы спрашиваете? Как бы ответить?... ммм… У Моуринью в интервью прочитал как-то: «Не старайся быть похожим на кого-то. Будь самим собой». Я очень хочу остаться таким, какой я есть. Непростое желание. Ну… вот такое.

• источник: www.sportsdaily.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают