Все та же команда

Все та же команда

Когда-то, в 2003 г. была попытка сделать некий армейский журнал. По просьбе редакции, я встретился тогда с Валентином Николаевым. Журнал не пошел, а интервью осталось. Офигест; матрасник (№ 1002100)

Валентин Александрович Николаев родился 16 августа 1921 года в деревне Еросово, тогдашней Владимирской губернии. С 1939 г. по 1953 г. выступал за футбольную команду ЦДКА. Пятикратный чемпион СССР в составе «команды лейтенантов». Нападающий, правый полусредний. Пятикратный чемпион СССР, трехкратный обладатель Кубка СССР в составе ЦДКА. Перестал играть в футбол из-за расформирования футбольной команды ЦДКА. В 1970 г. привел футбольную команду ЦСКА к золотым медалям Чемпионата СССР. Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР. Автор книги «Я — из ЦДКА!». «Николаев обладает громадной трудоспособностью, сочетая это качество с очень тонким умением игры в пас. Общий стиль наступательной игры команды в большой мере определяется игрой Николаева». (Борис Аркадьев, легендарный тренер ЦДКА). «Правый инсайд ЦДКА не только в объеме работы, как ныне принято выражаться, был равен современным игрокам середины поля, что уже само по себе удивительно, ибо тогда никто его к этому не принуждал, но он еще не мыслил для себя футбола без завершения атаки. Николаев был игроком предельно конкретным. В какой-то мере и его партнер справа Гринин, и Федотов с Бобровым, считавшиеся сдвоенным центром нападения, зависели от Николаева — он их разгружал от так называемой черновой работы. Зрелищно он проигрывал остальным четверым. От тех ждали чудес, а он возле этих чудес хлопотал как ассистент, сам обычно забивая голы как бы только для счета. Но без Николаева и вся игра ЦДКА не так бы складно шла, и многие из чудес не состоялись бы». (Лев Филатов, спортивный журналист).

— Валентин Александрович, сейчас, с одной стороны, много говорят о традициях, а с другой стороны, само это слово становится непонятным. Мне кажется, что традиции Футбольного Клуба ЦСКА тесно связаны с его историей. А как думаете Вы?

— Я тоже считаю, что славные армейские традиции в нашем футболе начались с 1938 года. До этого в 1936 и 1937 г. армейская команда ЦДКА выступала слабо, в ней была большая текучесть игроков. До 1938 г. команда не была офицерской. Поэтому солдат, отслуживший 2 года, мог уйти в любой другой клуб. Вот уже и текучка. Из-за этого мы не могли стабилизировать состав и начать выступать должным образом. И вот в 1938 г. генерал Снегов (начальник боевой подготовки Советской армии), бывший большим поклонником футбола, решил сделать команду офицерской. Чтобы стать офицером тогда, надо было закончить военное училище и т. д. И на первых порах был придуман выход — закрепить и дать офицерское звание лидеру команды. Нашим лидером был тогда Григорий Иванович Федотов. Ему Наркомат обороны первому и присвоил звание лейтенанта. И он должен был служить в армии и играть в футбол в армейской команде. Григорий Иванович очень переживал после присвоения звания, что его выделили таким образом и просил других футболистов: Гринина, Щербатенко, Капелькина, Лясковского, Лозового, Смычкова, Виноградова, нашего вратаря Леонова подписать заявление, чтобы тоже стать офицерами: «Подавайте заявление о том, что вы тоже остаетесь в армии». И в конце концов он уговорил большинство ребят, и им присвоили звание техник — интендант 2 ранга, это звание относилось к вещевой службе. Так и носил офицерское звание Григорий Иванович — строевое, а мы — нестроевые. Но всем нам дали одинаково по два кубика. Такие были тогда обозначения офицерских званий, как теперь погоны. И состав команды с 1938 года стал стабильным. Футболисты никуда не уходили, да и не могли уйти, т. к. приписаны были к армии. Приказ мог быть другой — за плохую игру куда-то отчислить, например. Вот после этого и появился результат, в 1938 г. команда заняла II место в Чемпионате СССР. Вот так и начинались наши традиции.

— Валентин Александрович, а как Вы оказались в ЦСКА?

— Меня призвали в 1939 г. в армию, а уже в 1940 г. взяли из 1-го полка связи на сбор футбольной команды в Батуми. Меня и 18-летнего Сергея Черникова. Но Сергей долго в команде не продержался, поскольку из-за него начали спорить Динамо и ЦСКА, дескать, в ЦСКА его неправильно призвали. И его были вынуждены отдать «Динамо». Так вот, моя жизнь в ЦСКА началась с марта 1940 г., я был солдатом и играл в основном составе. А основной состав был тогда уже стабилен. А дальше началась война. В 1941 г. на самом высоком уровне было принято решение: команду решили сохранить. Но в футбол тогда, естественно, играть было нельзя. И большинство ребят, которые к этому времени стали техниками-интендантами 2 ранга, участвовало в различных делах: эвакуации театра Советской Армии, Дома Красной Армии в Казань, т. е. служили в одном из подразделений, занимающимся эвакуацией армейских клубов. Нас же, кто был солдатами (таких было 16 человек, включая будущего хоккейного тренера Тарасова, Боголюбова, Леонова, Прохорова), в августе 1941 г. отправили в охрану Наркомата обороны на Арбате. Затем нас всех вместе эвакуировали в Арзамас, но потом вернули, и мы в 1941 г. защищали Москву. В марте 1942 г. нас всех отправили учиться в институт Физкультуры на военный факультет в Москве. И через 3 месяца все 16 солдат закончили краткосрочные курсы. Присвоили нам после этого звание Тарасов — лейтенант, я — лейтенант, Корчевский — мл. лейтенант, Прохоров — мл. лейтенант, Демин — мл. лейтенант. После окончания курсов мы стали преподавать физподготовку в войсках, к примеру, стоявших на переформировании в Кимрах, Коломне и других местах. Так армейское руководство и сохранило команду, а с 1943 г. команда стала выступать в чемпионате Москвы. В 1944 г. в финале проиграли кубок «Зениту», и совсем скоро, уже в 1945 г. начался чемпионат СССР. Вот тогда армейская команда и получила название — «команда лейтенантов». Мы все были лейтенантами. Сразу же пришел очень большой успех. У нас был великолепный подбор футболистов. К примеру, пятерка нападения: Григорий Иванович Федотов, в 1945 г. появился Бобров, играли также Гринин, Николаев и Демин. Наша команда с этой пятеркой нападения на протяжении многих лет (до 1952 г.) 5 раз становилась чемпионами СССР и 3 раза выигрывала Кубок СССР. Кроме лучшего нападения в команде была и очень хорошая линия полузащиты: Водягин, Соловьев, Петров. В защите играли: Кочетков, Прохоров, Нырков, Тучков, Чистохвалов. Можно сказать, что команда была скомплектована из самых высококлассных футболистов того времени. Конкурировали мы в основном тогда с «Динамо». В этом клубе в то время также выступали выдающиеся футболисты: Карцев, Бесков, Трофимов, Соловьев, Малявкин, Радикорский, Хомич и другие. Поэтому борьба за чемпионство проходила на футбольном поле, в первую очередь, между ЦДКА и «Динамо». Продолжалось это с 1945 по 1952 г., т. е. 7 лет.

— Причины, по которым была распущена «команда лейтенантов» известны многим. Что же случилось с теми людьми, кто играл тогда в ЦДКА? И как восстанавливалась новая армейская команда?

— Да, команда ЦДКА была распущена после проигрыша Олимпийских игр, причем по непонятным нам тогда причинам. Ведь нас — армейцев — было всего 4 человека в основном составе сборной. Делать нечего, часть игроков ушла в другие команды. Сам я перестал играть в 1953 г., после роспуска ЦДКА я стал капитаном команды города Калинина, но в 1953 г., после того как сыграли всего 6 игр команды не стало. Был приказ — все армейские клубы и команды, которые находились при округах, распустить. Получилось так, что я и Нырков пошли в бронетанковую Академию. Потом к нам присоединились Башашкин и Виктор Федоров. Я пошел вместе с Федоровым и Башашкиным на инженерный факультет, Нырков учился на командном факультете. Потом, после последовавшего за роспуском команды ее восстановлением был большой спад игры по сравнению с концом 40-х началом 50-х. Демин, Бобров, Николаев, Нырков, Никаноров и другие закончили играть. Был в армейской команде уже совсем другой состав. Тренером стал Григорий Маркович Пинаичев. Играли неплохо, не опускались низко, но и результата предыдущих 7 лет, когда 5 раз становились чемпионами и 2 раза завоевывали 2 места, уже не было.

— А как сложились Ваши отношения с футболом дальше?

—Когда мне было 30 с лишним лет, как я уже говорил, мне пришлось с игрой в футбол закончить. Пять лет после академии служил в войсках, откуда в 1964 г. был приглашен в ЦСКА в качестве тренера. Тренером ушел с должности командира ремонтно-восстановительного батальона в звании подполковника. Принял команду ЦДКА, и в 1964—1965 гг. она под моим руководством заняла дважды III призовое место. Но тут получился конфуз — председатель спортивного комитета генерал-лейтенант Филлипов мне очень навязывал своего зятя в тренеры, а у меня был помощник прекрасный футболист и тренер Чистохвалов, который играл вместе со мной, и я его прекрасно знал. Я пытался предложить Филлипову: «Хорошо, давайте возьму, но на другую должность, а Чистохвалов останется моим ближайшим помощником». В результате моя дерзость и прямота совсем не понравилась Филлипову и меня, можно сказать, сослали на Дальний Восток. Меня вызвал командующий сухопутными войсками генерал Якубовский и сказал: «Поедешь поднимать футбол на Дальний Восток». Что же делать? Поехал и два года был там. Был старшим тренером команды СКА (Хабаровск). Коллектив был хороший, но там не было звезд. В то же время, когда я принимал эту команду, я уже слышал об игре и хотел взять в свою команду Бориса Копейкина, который тогда служил в Уральском военном округе. Мне его прекрасно рекомендовали. И Копейкин играл у меня два года 1966−1967г.г., а в 1968 я его посоветовал Всеволоду Боброву, который тогда тренировал ЦСКА, как хорошего центрального нападающего. Копейкин мой, как говорится, воспитанник, я его обучил и вывел в футболисты. Уже потом в Москве, когда Копейкин играл у меня, мне иногда приходилось спорить из-за него даже с женой. Жена моя очень уважала и ценила Бориса как игрока. Как-то после игры она меня спрашивает: «Валя, а ты какую оценку Копейкину поставил?» Я сказал: «Три!» «Да, как же так? Он же лучше всех играл!» Его игра многим нравилась. Копейкин имел хороший удар, мощь, хорошо бежал. Но если бы он прилагал больше усилий, то мог пойти гораздо дальше. Играл тогда в СКА (Хабаровск) еще Кандалинцев — правый защитник, сыгравший в ЦСКА позже несколько матчей. Команда, в общем, была неплохая.

— И как Вам после Москвы жилось в Хабаровске?

— В то время, как я был тренером в Хабаровске, моя семья (жена и сын) жила Москве. Я не мог их взять с собой, потому что у меня вполне могли отобрать квартиру. Которую я получил еще в 1948 г. из рук Булганина (тогда министра обороны), как получил не только я один. Как мы получили квартиры — это вообще интересная история. В 1948 г. мы начали играть неважно и Булганин вызвал нашего тренера Бориса Андреевича Аркадьева с командой после первого круга. Он начал беседу очень интеллигентно и вежливо и был совсем не похож на министра обороны. Не рубил с плеча и не ругался. И только задавал вопросы, почему такие неудачные игры. В общем, после этой беседы мы во втором круге никому не проиграли и заняли I место в Чемпионате СССР и завоевали Кубок СССР в этом 1948 году. Во время этого разговора Булганин вызвал генерала Лысова, который занимался распределением квартир, и сказал, что эти 5 нападающих должны жить в одном доме. Мы не думали, что он разбирается в футболе и очень удивились, что всех нас, нападающих, он знал по именам и фамилиям: Федотов, Бобров, я, Гринин и Демин. И вот в сентябре 1948 года мы въехали в «генеральский» дом на Соколе. Там помимо генералов и нас жили многие армейские спортсмены и не только футбольные: Гомельский, Тарасов и другие. В Хабаровск я опасался брать семью, так как могли в Москве квартиру все-таки отобрать, а в Хабаровске дать. Хотя командующий Хабаровским округом отличнейший человек Иван Григорьевич Павловский говорил мне: «Не волнуйся, никто квартиру не отнимает, если боишься, то даю тебе служебную квартиру, привози семью». Он ко мне очень хорошо относился, и я благодарен этому интеллигентному офицеру, который по-человечески подходил к решению многих вопросов.

— Как же Вы вернулись в ЦСКА?

— «А где у нас Николаев?» — спросило как-то высокое начальство. «А Николаев на Дальнем Востоке», — ответили ему. «Ну, так давай его сюда». Так я вернулся в Москву и стал главным тренером Вооруженных сил по футболу. А после того как тренер ЦСКА Всеволод Бобров не смог выполнить поставленную задачу, меня назначили вместо него, а Бобров стал главным тренером Вооруженных сил. Получилось, что мы поменялись.

— Как же Вам удалось выиграть Чемпионат СССР?

— В 1970 году мы начали играть. Команда сразу же очень хорошо стала выступать, но перед этим мне пришлось с ними очень много поработать. Я был требовательным тренером, меня сами игроки считали очень жестким человеком. В команде в межсезонье почти не появилось новых людей, а я заставил их трудиться. Я был и есть приверженец больших физических нагрузок, таких, которые давал Борис Андреевич Аркадьев. В то время, когда я был игроком, Аркадьев перед тем, как давать большие кроссовые нагрузки, вызывал меня. Давал бумажку и говорил: «Будешь следовать этому расписанию». Бегал кросс я очень хорошо, поддерживал (тут Валентин Александрович улыбнулся — прим. ред.) сзади бежавших Кочеткова, Федотова, Боброва. Не любили они бегать кроссы. Тогда, Аркадьев брал весной 7−8 солдат, из игравших на гражданке, на просмотр, те бежали за мной, старались, держались, и очень хотели остаться в команде. Я в то время говорил: «Борис Андреевич, кроссы вести не буду, мне надоело выслушивать…». «Валя, надо», — говорил тренер. И я не мог отказаться. Его метод работы я копировал у себя, когда сам работал. Были большие нагрузки, была жесткая борьба с нарушителями дисциплины. Все это позволило сконцентрироваться на футболе, и ни на чем другом. Позволило вступить в борьбу с «Динамо» и выиграть звание чемпиона. Но потом, когда зачемпионились, что я только с ними не делал, Шестернев заболел, у него была травма. Это было в 1972 — 1973 году.

— А как Вам нравится игра команды ЦСКА в прошлом году? Похоже, Валерий Газзаев использует многие из тех же методов (большие физические нагрузки в межсезонье, например), что и Вы. Как это влияет на команду?

— Мне нравится, что команда полностью отдается игре в футбол. Хоть и много у всех ошибок бывает, но очень стараются. Но ошибки есть, возьмем, например, Попова. Я до сих пор не могу понять одного, почему он все время спиной к воротам получает мяч? Теперь, чтобы ему ударить по воротам, надо развернуться, а это большой проигрыш во времени. Я не знаю, а Газзаев подсказывает ему в этом плане или нет. Но — это грубая ошибка, с его массой. Игрок должен же в этом случае куда-то в сторону отскакивать, чтобы развернуться и ударить. Но нельзя мяч принимать и растопырив руки стоять в такой позе. Ты же не видишь ни ворот, ни хрена, что там вратарь делает, что другие игроки. Ничего не видишь. И это ошибка не только Попова, это ошибка очень многих в современном футболе. Сейчас есть за что драться, поскольку есть серьезный денежный стимул. Раньше, в наше время, есть ставка и все, больше некуда. Ни копейкой больше. А сейчас оплата достаточно высокая.

— В нынешнем Футбольном Клубе есть игроки, которых можно назвать футбольными звездами?

— Если мы возьмем какие-нибудь серьезные зарубежные команды, то там, к примеру, Зидан — звезда, потому что он на голову выше других. У нас же есть хорошие игроки, но сказать, что они по всем футбольным канонам выше других на голову, то нет. Играет в ЦСКА, например, Сергей Семак. По сравнению с остальными футболистами команды, он классом выше. Все умеет делать лучше, но сказать, что он любого из ЦСКА превосходит на голову не могу. За рубежом сознание больше работает, а не эмоции. Их игроки уже привыкли, что за тот период, пока они играют, должны заработать большие деньги. А наш футболист? Когда закончит играть, что он будет делать? Торговать на рынке? Не каждый может. Из-за этого наши ребята только сейчас стали правильно понимать, что нужно думать о будущем, ведь не все футболисты тренерами стать могут. Не хватит на всех команд. А про будущее, если есть деньги, ты можешь учиться, что-то купить, у тебя будет база финансовая. Об этой базе футболисты прежде всего за рубежом и беспокоятся. А у нас иногда не очень. Но само время заставит подходить к этому внимательнее, поможет смирить свои прихоти, отбросить все лишнее и заставит заниматься только своим любимым делом — футболом. За который они получают очень хорошие деньги.

— А в Ваше время как платили в различных командах? В то время, когда Вы играли и тренировали клуб?

— Во всех командах тогда платили одинаково. Оклады были узаконены. Закон был, чтобы всем платили одинаково. У нас, в ЦСКА, оклад был одинаков со всеми командами. Просто была надбавка за звание. По закону за звание, к примеру, старшего лейтенанта или капитана, мы имели право на денежную надбавку. Так было и в «Динамо», и у нас. Может кто-то в каких-то командах и подбрасывал исподтишка, в конвертиках, а у нас такого не было.

— Тем не менее, сейчас появилось много разговоров о том, что все выигрыши «Динамо» и ЦСКА связаны с тем, что игроки этих клубов много получали, а другие были совсем бедные… Об этом говорят даже некоторые бывшие игроки команды «Спартак».

— Ерунда, этот «Спартак». Уж кто бы говорил, но только не они, только не «Спартак». «Спартак» всегда жил нормально, всегда жил хорошо, особенно при Старостине, который очень много заботился о команде и о ее деньгах. Это же ведь была «Промкооперация», их общество, а у них денег было порядком. Торговля и прочее — это их база была. А как уж они там деньги выдавали, в конвертах или без, этого я не знаю. Но деньги у них были. у нас, повторяю, все было узаконено. В ЦСКА и в «Динамо». Мы больше, чем по закону не получали. Правда, если выигрывали чемпионат, то давалась премия — это естественно. И Кубок СССР — премия. Так что, если мы выигрывали больше, то и получали какие-то премии. Не зарплату, которая бывала одна и та же, а премии.

— Если уж мы опять вернулись к тем временам, то удается ли Вам поддерживать отношения с теми, с кем играли и кого тренировали? Что вспоминаете?

—Из тех, с кем играл, никого уже не осталось… Только Нырков и я. Если иметь в виду, тех, кто в 70-е годы тренировались у меня, то многие разъехались кто куда, я их мало вижу. Многих уж нет. Истомин умер, Шестернев умер, Капличный уехал на Украину. Дударенко тоже на Украине. Валентин Уткин умер, Володя Поликарпов умер. Федотов сейчас работает в «Спартаке». Афонин тоже тренирует. Я этих ребят теперь мало вижу, мне уже самому 82 года. А вспомнить есть что. Того же Владимира Дударенко надо было использовать правильно. Он был индивидуалист, мог за счет своего высокого класса обыграть любого игрока, но не был комбинационным игроком. Копейкин был другой. Приходилось каждый раз думать, как кого использовать. Это и приносило результаты. К примеру, во втором тайме «золотого матча» с «Динамо» в 1970 г. за счет чего мы переиграли соперников? Я сказал, Юре Истомину, чтобы он во втором тайме бросил свои функциональные обязанности защитника и пошел вперед. При малейшей возможности по правому флангу атаковал противника. А защитника обычно не держат. Он и создавал много моментов и мы с его передач 2 гола забили. А Валя Уткин, будучи правым полузащитником, должен был страховать его зону, а Долгов, в свою очередь, подстраховывал Уткина. Каждому надо дать играть как он может и как ему удобнее. Истомин не отличался гренадерскими данными, а был хорош тем, что был быстрый, маленький, шустрый. А вот Берадор Абдураимов тогда в 1970 г. не заиграл. Поехали мы в Болгарию. Я провожу занятия, а он как-то лениво к этому относится. Я ему говорю: «Берадор я работаю, ребята тоже, а ты, в чем дело?» «Я работаю по особому плану»,

— говорит. «А откуда у тебя особый план? А кто тебе его давал? Я не давал. В общей массе надо», — говорю ему я. Не любил он работать без мяча. И у нас с ним отношения не сложились. А потом в дело вмешались политики и Берадор Абдураимов вернулся в «Пахтакор». Впрочем, я не настаивал, чтобы он оставался.

— Расскажите, пожалуйста, как играл лучший советский защитник, игрок ЦСКА Альберт Шестернев.

— Шестернев и в первый мой приход в качестве главного тренера ЦСКА два года (1964−1965г.г.) играл у меня. Играл он в моей команде и начиная с 1970 г. Работать с ним приходилось немного. Он по физическим параметрам очень подходил к футболу и к своему месту центрального защитника. Масса, скоростные качества, тактическая смекалка, он мог предугадывать различные продолжения атаки. Все, как говорится, было при нем. Природные качества сыграли большую роль, но все-таки Альберт иногда позволял себе нарушения спортивного режима. Это в конце концов и сказалось. Он получил серьезную травму коленного сустава, и его это выбило из колеи. А так ведь очень грамотный был парень, с прекрасными физическими данными.

— ЦСКА тренировали многие хорошие тренеры, хоть и не всегда они добивались серьезных успехов и выполняли ставившиеся перед командой задачи. Многие из них, такие как Всеволод Бобров, Павел Садырин и другие, хорошо известны нашему читателю. В то же время есть тренеры, которые тоже много сделали для ЦСКА, но о них знают меньше. Среди таких можно отметить Сергея Иосифовича Шапошникова. Что это был за тренер?

— Что это был за тренер? Сергей Иосифович Шапошников — очень культурный человек, знал футбол отлично. Но ему зачастую не хватало силы воли. А в футболе тренер должен быть очень жестким человеком, уметь требовать с игрока. Скажем так, некоторые игроки у нас не настолько сознательные. Но я Шапошникова очень уважаю как тренера. Он тренировал многие команды и они всегда выступали довольно хорошо. Но мягкость характера сказывалась. Никогда не было крика на кого-то, никого не поставил на место. Он хорошо мог поставить игру, хорошо знал теорию футбола, но с футболистами нужно было быть очень требовательным. У него этого не было. Я его знаю с 1947 г., тогда он пришел к нам. И играл в дубле ЦСКА в 1947—1948 гг. Очень скоростной был игрок. Вспоминается одна история. Был у нас левый защитник Гоша Зубачев. Пришел из команды СКА (Новосибирск) в 1947 г. Ребята на сборах иногда его подначивали. «Гоша, ну что ты такой, что Шапошников тебя так легко обходит». А Сергей его обыгрывал за счет скорости. Гоша говорит: «Приходите на следующую тренировку, посмотрите как я из этого истребителя У-2 сделаю». Гоша начал в игре Сергея подрезать, временами довольно сильно давал ему по ногам, но Шапошников, не будь дурак, с правого края (он играл в правом крае) ушел на левый край. Там и пробегал почти весь матч. Эта история очень точно характеризует Шапошникова как человека. Получалось так, что он открывал многих неплохих игроков, но они раскрывались при других тренерах. Вот и Борис Копейкин мог бы стать хорошим тренером, но не стал. Он был хороший игрок, но тренера не вышло. У него тоже не было требовательности к игрокам.

— Сейчас много говорят об изменениях в главной команде страны, в Сборной России по футболу. Как Вы относитесь к игре нашей Сборной и к совмещению постов главного тренера Сборной и ЦСКА?

— Смотря какой тренер. Если он тренер клуба и берет за основу клубных игроков в сборную, то сочетание полезное. Если у него мало клубных игроков, а больше из других клубов, то тут не будет ничего хорошего. В начале 70-х у меня в Сборной была вся оборона ЦСКА и вратарь. Играли также Копейкин и Федотов в атаке. В этом плане у меня было хорошо. Конечно, должны играть сильнейшие, но команда должна быть сыгранной. Я уже не раз говорил, что сейчас Валерию Газзаеву нужно базироваться на свою команду. Он так и делает. И пока это приносит результаты, хотя, все только начинается.

— В то же время говорили, что предыдущий состав Сборной под руководством Олега Романцева во многом пострадал из-за совмещения?

— Не в этом дело. В Японии произошел провал потому, что Романцеву надо было раньше пересмотреть состав и игру Сборной, ведь там было много таких игроков, которые отыграли свое. Они не могли сыграть лучше. Постоянно в Сборную нужно вводить свежие силы. Вот я в 1970 г. в Сборную поставил никому неизвестного Колотова, почти сразу же после того как я у Качалина ее принял. Мне тогда некоторые жужжалы говорили: «Что ты берешь Колотова из какой-то Казани? Кто он такой? Где он себя проявил?». Но я не слушал их и поверил в перспективу этого игрока. Но не на пустом месте. Я его вызвал на сборы, посмотрел его и оставил у себя. И тогда из-за него началась драка. Приезжали за ним из нескольких команд: «Динамо» (Киев), «Торпедо» и ЦСКА его ловили. Поэтому, когда игрока берешь, его надо как следует просмотреть, если есть такая возможность. Часто с возрастом игрок устает играть в Сборной. Сборную команду надо обновлять. Но омоложение не должно производиться любой ценой. Вот нет у нас такого хорошего центрального защитника, как Онопко, с таким опытом. Онопко — опытный игрок, хотя и возрастной. В то же время я не хочу все валить на Романцева. Но он, по-моему, немного опоздал. Вот он сейчас проводит модернизацию в «Спартаке», ставит молодежь. Надо было и в Сборной так делать. Но раньше, не на Чемпионате Мира, когда Сычев начал играть, Измайлов, Кержаков, а заранее, чтобы они привыкли друг к другу. Так получилось, что у нас почти все тренеры сейчас близки по возрасту — Романцев, Газзаев, Семин, Прокопенко. Нет, Прокопенко чуть старше. Сальков Володя есть еще. Так что для тренера Сборной всегда есть выбор. Надо сказать, что кроме как на тренерские качества, я всегда смотрю на интеллигентность человека. Хорошие тренеры — это интеллигентные ребята, не хамье. Те, кто знает свое дело. Появляются и новые. Сергей Алейников, например, я его знал как игрока еще «Динамо» Минск. Что у него получится, не знаю, опыта у него, мне кажется, маловато. У нас много своих, много поигравших ребят, в том числе и выдающихся. Тяжело ли стать тренером выдающемуся игроку? Нет, выдающемуся игроку не тяжело стать хорошим тренером, это зависит от человека. Если он пижон, то он может сорваться, а если порядочный человек, толковый, знающий дело, то нет.

— Совсем скоро начинается новый футбольный сезон. Какими Вы видите перспективы Футбольного Клуба ЦСКА в этом году?

— В Клуб после прихода Президента Евгения Гинера пришло много новых игроков. Те, которые сейчас необходимы главному тренеру ЦСКА Валерию Газзаеву. Перспективы у ЦСКА отличные, не сбавляется темп, который они набрали, и в плане комплектования команды, и в плане игровых упражнений. Газзаев очень серьезно относится к подготовке команды в межсезонье, как и я в свое время заставляет бегать кроссы в весенний период, это самое важное, закладывается физическая готовность на сезон. Я уверен, ЦСКА вместе с Гинером и Газзаевым удастся в этом году выиграть Чемпионат России. И хорошо выступить на международной арене.

— В заключение позвольте Вас, Валентин Александрович, поздравить с наступающим Праздником 23 февраля и пожелать крепкого здоровья, успехов во всем, а также успехов нашему любимому ЦСКА.

— Спасибо. Но в первую очередь, хочется отметить не только этот Праздник и множество других праздников, но и 80-летие ЦСКА.

• просмотров: 499

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
2 комментария

В интервью Валентин Александрович упоминает генерала Снегова:
«И вот в 1938 г. генерал Снегов (начальник боевой подготовки Советской армии),
бывший большим поклонником футбола, решил сделать команду офицерской."

Вероятно речь идет о Михаиле Георгиевиче Снегове —
человеке с интересной и трудной судьбой

Бой, о котором пишет Михаил Георгиевич, — это первая в истории Великой Отечественной войны битва с фашистами, из которой победителями вышли наши воины — битва за г. Перемышль,…

Ответить
Stanichnik
31 марта 2018, в 13:13
0

Спасибо!!!

Ответить
Notarius
8 апреля 2018, в 15:47
0