Владимир Дударенко: «Тренировались у Шапошникова в танкистских шлемах, поэтому хорошо играли головой»

Владимир Дударенко: «Тренировались у Шапошникова в танкистских шлемах, поэтому хорошо играли головой»

Сегодня, 18 мая 2017 года, на 72-м году жизни умер львовянин Владимир Дударенко — знаменитый футболист 1960−70-х, который прославился выступлениями за московский ЦСКА. «Футбол 24» пообщался с форвардом 27 апреля — это последнее интервью Владимира Дударенко…

Когда готовишься к разговору с человеком, который выступал в одной команде с Шестернёвым, выходил на поле с Яшиным, играл в футбол против Харламова, работал под руководством Щегоцкого и Боброва, общался со Стрельцовым, то однозначно ждешь чего-то особенного. Не становится помехой даже болезнь.

Владимир Иванович с кровати уже не поднимается, периодически задумывается, хорошо взвешивает каждое слово. Время от времени замолкает, его глаза увлажняются, долго смотрит куда-то вдаль. Зять Олег, который почти все свое свободное время посвящает больному, рассказывает: «Дед — человек военный. Вижу, что болит, однако он не жалуется и мужественно терпит».

В частоколе вымпелов, которыми почти полностью покрыты стены в комнате Владимира Ивановича виднеется одна небольшая медаль с надписью «Чемпион СССР». Такая себе вишенка на торте в карьере Дударенко. В конце концов, кроме нее в его жизни хватало ярких событий. Послевоенный футбол на ровенских болотах, спартанские тренировки у Шапошникова, нечеловеческие нагрузки хоккеиста Тарасова, участие в игре с самым невероятным автоголом в Советском Союзе, матч на мексиканской «Ацтеке» и еще много-много воспоминаний. Чтобы вспомнить хоть половину не хватает и двух часов.

«Играть в футбол учился на болоте»

— Владимир Иванович, как ваше самочувствие?

— Сам не знаю, что произошло. Что-то прихватило меня в последнее время. В груди болит. Старость…

— Когда постоянно лежите и нет других забот, то появляется много времени на размышления. О чем они?

— О футболе. Много армейских воспоминаний. Моя жизнь была очень насыщенной. Сейчас часто вспоминаю защитников, против которых мне приходилось играть. Анализирую, что не удавалось, кого не мог никак пройти. Очень хорошая школа была у наших украинских защитников. Из тогдашнего Ворошиловграда запомнился Анатолий Шульженко. Его второй номер на спине я не забуду. Против Логофета, Зыкова, Рябова всегда чувствовал себя комфортно, а вот с Шульженко не мог справиться. Простой парень, но сложно было с ним.

— Вижу, что у вас на столе лежит таблица УПЛ, где вписаны все счета.

— Да это внук мне печатает, а я записываю и за всем слежу.

— За кого болеете?

— За «Карпаты», хоть там и никогда не играл. У меня еще много друзей в Донецке, поэтому «Шахтеру» симпатизирую. Очень тесно дружил с Витей Прокопенко, Яремченко знаю…

— Самое яркое ваше воспоминание?

— Наверное, чемпионство с ЦСКА 1970-го в Ташкенте. Так бывает, что судью с позитивом вспоминаешь. Бакинец Тофик Бахрамов идеально ту игру провел. В золотом матче я гол забил, однако он не настолько важен. Главное — победа. Когда Еврюжихин забил нам третий гол, и мы «горели» 1:3, подумалось, что все… И вдруг открылся наш Юра Истомин. Перешел из обороны в атаку, а ростом еще ниже меня. Боец!

— Открыли счет в той игре вы именно после удара харьковчанина Истомина.

— Юра пробил, Пильгуй отбил перед собой, и я первый успел на добивание. У нас до этого матча какая-то напасть была. Имели прекрасную команду, но никак не могли стать чемпионами. Суди сам — только в защите 6 защитников сборной СССР. Не клеилось…

— В чем секрет перемен?

— Вдруг сообщают: «У вас новый тренер». Всеволод Бобров оставил хоккейный «Спартак» и будет тренировать вашу футбольную команду. Бобров начал лепить ЦСКА по кирпичику. Оттуда вытащил Масляева, оттуда Уткина, с Хабаровска привез Копейкина. Мы с Борей в паре чудеса творили в атаке.

— И все же к чемпионству ЦСКА пришел с другим тренером.

— Не знаю, что там произошло, но в конце 1969-го сняли Боброва и на его место назначили полковника Валентина Николаева.

— Большинства из той золотой команды уже нет с нами. Вы поддерживаете еще с кем-то отношения?

— С Марьяном Плахетко, который остался в Москве. Лет пять назад приезжал к себе в Нижанковичи. Раньше виделся с львовянами — и на «Украине» и на «Арене Львов». Правда, со всеми ними я в команде не играл. Встречались на поле в противоположных командах. Они за «Карпаты» выступали, а я — за ЦСКА.

На фото: Владимир Дударенко (на коленях)

— Вы родились в Ровно, однако много лет живете во Львове. Считаете себя львовянином?

— Однозначно. В Ровно у меня никого не осталось. Лишь двоюродный брат.

— Ваш отец работал на железной дороге. У вас не было желания пойти его путями?

— О, были дни, когда я с его паровоза не вылезал. Он на маневровом ездил. Рассказывал, как во время войны работал. Страшные времена! Много курил и в 50-летнем возрасте умер. Еще и на мой день рождения. А я с ЦСКА на сборах в Соединенных Штатах был. Месяц не знал о горе в семье. Вернулся в Москву, а мне говорят: «Вот билет на Львов — лети домой». Поздно уже было.

— Как ваши родители относились к тому, что два их сына стали футболистами?

— Тогда этой профессией действительно немного мог заработать. Я младшего брата Николая с собой забрал. Мама звонила и плакала: «За ним приехали на машине в армию забирают». Я сказал, чтобы билет ему приобрели в Москву, где уже я ему помог, и он в дубле ЦСКА выступал.

На фото: Братья Дударенко

— Ваше детство прошло с мячом?

— С утра до вечера гоняли в футбол на лугу. Река Устье там протекала, и мы на болоте бегали и учились играть. Меня на этом болоте и увидели, забрали в ровенскую школу «Колхозник». С первого матча попал в состав и почувствовал уверенность.

— В Ровно вам повезло с наставниками. Экс-динамовцы Анатолий Богданович и Константин Щегоцкий выступали за киевлян еще в довоенные времена, а Константин Васильевич прошел пытки НКВД. Слово «легенда», пожалуй, слишком простое для их характеристики.

— Очень хорошие и порядочные тренеры. Методы жесткие, молодых ребят муштровали. Но и Богданович, и Щегоцкий существенно помогали молодежи. Рассказывали часто о своем прошлом в «Динамо». Чрезвычайно много я научился у них. Ни разу не видел в их поведении равнодушия. Работали не только с основой, но и с игроками резерва. В те времена — редкость.

«В Украине Шапошникову не было равных»

— Как вы попали в армию?

— Целый детектив. Сначала отправили в Киев. Месяца три жил там. Велись разговоры о том, что «Динамо» приглашает. Вдруг один знакомый говорит: «С тобой хочет тренер львовского СКА Сергей Шапошников поговорить». Я не особо рассчитывал на такое, но решил, что стоит попробовать.

— Что говорил Шапошников?

— «Время идет, а ты его маринуешь. Едем до Львова, будешь играть у меня». А я же за Ровно во Львове уже забивал в ворота СКА. Шапошников видел меня в деле. Сели на машину и примчались во Львов в 11 вечера. Мгновенно в 8 утра в Шевченковском военкомате я уже стал рядовым Прикарпатского военного округа. В Киеве начался скандал.

— Степан Варга, экс-игрок львовского СКА и московского ЦСКА, путь которого вы повторили, признавался, что Шапошников был лучшим тренером в его карьере.

— И в моей тоже. В то время в Украине ему равных не было. Считался перспективным и отличался принципиальностью. В Москве ему было сложнее, ведь там хватало злых языков.

— Это правда, что вы у него тренировались в шлемах танкистов?

— Да, было такое (смеется). Столько интересных упражнений было. Привязываешь специальную плотную резину к дереву и убегаешь от нее, она растягивается, в глазах искры. А как в горные Карпаты любил нас Шапошников вывозить! Карабкались в горы, тренировали выносливость.

— Пресса писала, что экс-игроки львовского СКА, которые массово перебрались затем в Москву, очень хорошо играли головой. Это все те танкистские шлемы?

— Я чувствовал уверенность во время борьбы на втором этаже. Всегда опережал соперников. Лишь однажды чуть голову не снесли мне в Алма-Ате. Мяч успел прокинуть, но вратарь полетел на выход и попал в висок. Это единственный случай, когда я немного опоздал. В остальных случаях успевал, потому что под кулак не боялся идти. Однозначно благодаря танкистским шлемам я хорошо играл головой.

— Шапошникову сейчас 94. Несколько лет назад я с ним общался и он гордо рассказывал, что в его командах никто не пил и не курил.

— Да, это правда. Я в жизни не курил, а других ребят он строго контролировал.

— В львовском СКА было очень много квалифицированных исполнителей: Басалик, Малямин, Колодий, Цап, Шулятицкий, Шандор…

— Когда я пришел в команду, то подумал, что в состав не пройду. Однако Сергей Иосифович обещание сдержал: «Я тебе буду доверять, а дальше уже от тебя зависит. Вместо тебя я не буду играть». Меня все устраивало в команде. Отметил бы не только партнеров, но и болельщиков, а особенно Аллу Шулимовну.

— На фамилию Вандер. Отец рассказывал, что в то время её знал весь город.

— Да, очень известная личность. Знала про нашу команду все. О каждом игроке… На всех тренировках присутствовала и считалась настоящей звездой.

— В львовском СКА вы были участником самого интересного футбольного дерби в современной истории Львова. «Карпатам» не было еще пяти лет, а в составе армейцев было много известных игроков. Как охарактеризуете противостояния ведущих городских команд?

— Сначала наши матчи были очень интересными. Затем включились вне футбольные структуры. Раньше все решалось на поле. В Симферополе мы дважды обыграли «Карпаты», а потом начались вмешательства, которые не способствовали хорошим отношениям.

— За свою длительную карьеру у вас так и не было возможности стать футболистом «Карпат»?

— Однажды приглашали. Это был 1969-й год. Однако я уже имел определенные договоренности с «Черноморцем», где Прокопенко играл. Очень хотел попробовать силы в Одессе. Но не сложилось по объективным причинам. Знаешь, как мы офицеров получили?

— Представления не имею.

— Поехали с ЦСКА на сборы в Японию на 24 дня. Собственные военные билеты сдали, а когда возвращались, то нам вручили в Шереметьево удостоверение младших лейтенантов. Пятеро игроков стали офицерами и путь в другие команды уже был закрыт. Маршал Гречко без нашего согласия все устроил (улыбается).

«Броварский не переехал в Москву через жену»

— Как Москва встретила львовянина?

— Нас пугали перед поездкой. Мол, вас плохо встретят, вы же «западенцы». Однако и ребята, и руководство приняли нас хорошо. С коллективом повезло, тем более, много львовян в ЦСКА на приглашение Шапошникова приехало.

На фото: Владимир Дударенко – крайний слева в нижнем ряду

— Рассказывают, что Сергей Иосифович в 60-ых был прогрессивным тренером, ведь переводил иностранную прессу и внедрял новые методы в команде.

— Это правда, тренер все подробно нам рассказывал и много работал над тактикой. Его примеры были простыми и доступными. Футболисты все понимали. Бобров, кстати, был практиком и сам на собственном примере все показывал. Выходил с нами на поле и бегал. Мне тоже такие методы импонировали. Мы о шлемах танкистов говорили у Шапошникова. А о кирзовых сапогах ты не слышал?

— Не приходилось.

— Если проштрафился, то обувался в эти сапоги и занимался со всеми. Чем больше они «шлепают», тем хуже наказание. Ты уже, наверное, не помнишь рядом с львовским стадионом СКА гандбольная площадка, который мы «палубой» называли. Там каждое утро в футбол играли.

— Армейскую жизнь в СКА почувствовали на себе?

— Семейные ребята жили отдельно, но большинство игроков жила рядом со стадионом. Мы все время проводили вместе, а Шапошников жил с нами. Даже сами за полем ухаживали. У нас был старый дед агроном, который больше нам подсказывал, а мы уже сами делали всю работу.

— Вернемся к вашему переезду в ЦСКА. Говорят, что москвичи «птенцов Шапошникова» называли «Львовская бригада» или «Карпатское нашествие». Всегда держались вместе?

 (смеется). Я с Тарасом Шулятицким до последних дней дружил. Он определял игру ЦСКА, руководил действиями партнеров. Очень тонко чувствовал футбол, обладал высоким интеллектом. Еще с Марьяном Плахеткоо и Владимиром Колодием я проводил большинство времени. Мы были дружными, однако местные ребята к нам с позитивом относились и мы не чувствовали себя чужими. А еще в Москву львовяне привезли свою игру.

— Какую именно?

— «Джокер». Очень хорошо убивал время в самолете или поезде. Почти вся команда играла в карты.

— Кто чаще выигрывал?

— Мы, львовяне (смеется).

— На вашей памяти были игроки из Львова, которые могли стать футболистами ЦСКА, но не переехали в Москву?

— К нам приезжал лидер «Карпат» Лев Броварский. Прожил две недели, однако его жена переход сорвала. Террор устроила в Министерстве обороны: «Я вам мужа не отдам».

— В воротах ЦСКА был свой Лев. Голкипер Кудасов совсем скоро переедет в Ростов, где в 1969-м вместе с местным СКА уступит «Карпатам» в финале Кубка СССР. Что за игрок?

— Лева был очень надежным и дисциплинированным. Настоящий боец. Я бы пошел с ним в разведку. У нас вообще вратари не переводились: Шмуц, Астаповский, Пшеничников, Баужа.

На фото: Владимир Дударенко – второй слева в нижнем ряду

— Астаповский в Москву приехал из Севастополя, а вот Шмуц, который родился в Никополе, запомнился одним из самых известных автоголов в советском футболе в матче с «Араратом». Вы в тот момент находились на поле. Как это было?

— Шмуц поймал мяч и мгновенно хотел начать атаку. Рукой собрался вводить мяч в игру, однако в последний момент передумал. Я только услышал вопль «ой-ой-ой». Забросил себе за шиворот.

— После этого его карьера пошатнулась?

— Он был флегматичен, поэтому не сказал бы, что это его надломило. У Астаповского такой же характер. Их в команде называли «трубами». Ох, и жгли! Идем на тренировку, а они уже готовятся. В каждый палец в перчатки запихнули по сигарете и уже готовы! Участие в тренировке принимают три вратаря. Пока одному бьют по воротам, другие имеют время. Сели рядом со штангой и уже «жгут». Ужас! Не могли два часа подождать. Я не слышал, чтобы еще кто-то прямо на поле курил, а им удавалось.

«Шестернев очень любил Львов»

— Неизменными игроками чемпионского состава ЦСКА стали пятеро украинцев, а в целом в команде ваших времен был с десяток наших соотечественников. Только харьковчан было трое: Юрий Истомин, Дмитрий Багрич и Аркадий Панов.

— Все они — хорошие ребята. Багрич был настоящим педантом. Например, форму мы все сдавали для общей стирки. Но Дмитрий только сам это делал и очень ответственно относился к этому делу.

— Лидером ЦСКА был Альберт Шестернев?

— Бесспорно. Альберт очень добрым человеком. Знаешь, сколько раз он в этом доме был? Шестернев очень любил Львов. Особенно часто приезжал, когда перешел на тренерскую должность. Москвичи вообще любили наш город. Шестернев часто приезжал в гости со своей женой.

— Фигуристкой Татьяной Жук, олимпийской медалисткой.

— Да, с ней. Шестернев — человек с большой буквы. А каким футболистом был! Никогда не мог подумать, что такая машина могла так бежать. Выше меня, но зато с какой скоростью! Алик был склонным к полноте и за 24 дня отпуска существенно набирал. Потом все это сгонял — мгновенно приводил себя в порядок. Но какими усилиями! Пыхтел, как паровоз.

— Варга рассказывал, как Шестернев с Чемпионата мира в Англии в 1966-м привез множество пар качественных бутс от «Адидаса».

— У Алика был контракт с этой фирмой. Тогда все футболисты сборной имели такие привилегии. Каждые три месяца Шестернёву приходила посылка с пятью комплектами обуви и костюмов. «Хочешь? Бери», — часто говорил партнерам в ЦСКА. Более того, у Алика был еще один необычный контракт.

— С какой фирмой?

— Производитель сигарет «Данхилл». Он отрыто не курил, однако даже в таком случае ему бы никто ничего не сказал. Огромная фигура в истории советского футбола.

— Другая легенда ЦСКА — уроженец Каменца-Подольского Владимир Капличный.

— Они с Шестернёвым прекрасно в паре действовали в обороне. В игре головой им равных не было. «Капля» еще лучше играл за Алика на втором этаже. Он был бойцом, как Истомин и Афонин. После них хоть трава не расти! Когда кто-то шел в их зону с мячом, то все выжигали в подкатах. После них только землю было видно без травы.

— Одним из лучших ваших друзей был Владимир Поликарпов.

— Нас жизнь свела так. Получили вместе квартиру рядом со стадионом «Динамо» на Петровско-Разумовском переходе. Потом второй раз достали уже по двухкомнатной квартире. Почти всю карьеру прожили рядом. Еще Коля Долгов с нами жил. Это же армейские дома. Половина соседей была армейцами.

— В атаке вместе с вами играл Владимир Федотов, сын легендарного Григория Федотова. За несколько лет до своей смерти он рассказывал, что свою единственную красную карточку в карьере получил случайно. Судья должен был удалять вас во встрече с минским «Динамо», в сезоне 1968 года, однако показал красную другому Владимиру.

— Не помню деталей, но нас очень часто путали. Мы были похожи, особенно со спины. Рост одинаковый, походка, волосы белобрысые. Только номер мог пригодиться. У меня — «11», а он взял отцовский «9».

— У большинства игроков московских клубов была традиция — посещать баню. Следовательно, например, с Эдуардом Стрельцовым вы встречались не только на поле, но и в быту.

— Так, в центральной бане можно было увидеть любого. После матча следующего утра все футболисты собирались там. Мы дружили с футболистами «Торпедо» и «Динамо». У нас же своего стадиона не было, поэтому ЦСКА арендовал арену в динамовцев. В отношении Стрельцова, то он также был великим игроком, но совсем не звездным в быту. Очень пиво любил. Не знаю, как в него столько уместилось (улыбается).

«После чемпионства нас искали по аулам три дня»

— Говорят, маршал Гречко очень придирчиво занимался ЦСКА. Он был частым гостем на ваших поединках?

— Футбол он действительно любил, и мы чувствовали его опеку. Он к нам не приезжал, это мы к нему ездили. Мне запомнился такой случай. В золотой гонке с московским «Динамо» мы шли нога в ногу. За месяц до конца сезона договорились в команде — не стрижёмся. Так и протянули до решающих матчей в Ташкенте, где в конце концов выиграли. Заходим на прием к генералитету в Министерство обороны. Все в форме, которую за ночь для нас подготовили. Выглядело необычно — военные с длинными волосами.

— Реакция генералов?

— Один из присутствующих выпалил: «А разве это офицеры?» Думаю, его еще и до сегодняшнего дня ищут. Гречко мгновенно приказал ему исчезнуть. Одним движением…

— Маршал ездил в Ташкент на решающие матчи?

— Смотрел игру дома. Первого дня, когда мы сыграли 0:0, телевизор выключил в перерыве. На следующий день не выдержал, когда мы 1:3 горели. Через 15 минут забегает дочка: «Папа, выигрывают 4:3!»

— Шестернев когда-то делился историей про необычный прогноз. Мол, вам предсказывали поражение в золотом матче со счетом 1:2, но при этом вы должны были забивать первыми. Так и случилось вашими усилиями. Когда Еврюжихин забил третий, то Шестернев облегченно вздохнул: «Хоть проиграем с еще большей разницей, но магия уже бессильна». Вы про этот прогноз знали?

— До игры не знал. Это уже потом Алик рассказал. Удивительно, но мы нашли в себе силы и победили. Без удачи не обошлось. Мяч шел «пешком», но где-то взялся холмик и удар Федотова оказался голевым и решающим.

— Говорят, в аэропорту Федотову подарили этот холмие, специально вырезанный из поля.

— Подарили еще быстрее — в раздевалке.

— Как вас наградили за чемпионство?

— Я на эту тему анекдот придумал. Дали нам в Минобороны по боевому танку в Ташкенте. Чтобы не везти их домой, продали еще в Узбекистане. Много людей верили этому (смеется).

На фото: После "золотого матча". Владимир Дударенко – в центре нижнего ряда

— В книге «Москва футбольная» писали, что после чемпионства вас реально обидели. Мол, обещанные квартиры получили все, даже фигуристы, но только не нападающие Дударенко и Копейкин.

— Да ну, все нам дали. Глупости! Никаких обид не было, и я бы не связывал дальнейшую плохую игру команды с этим фактом. Мою однокомнатную квартиру дали фигуристам, а я получил двухкомнатную.

— Как вы праздновали победу?

— Наверное, лучше не рассказывать (смеется). Министр обороны Гречко и генералы встречали нас в течение трех дней. Мы должны были вернуться в Москву, поэтому они ждали в Домодедово нашу «Тушку», а мы, кстати, первыми имели собственный самолет. Но не могли нас собрать.

— По Ташкенту?

— Да, по местным аулам. Где мы только не были. Самолет готовится к вылету, а большинства игроков нет. Три дня искали по городу. Летчики говорили, чтобы мы их всегда брали с собой на все остальные выездные матчи. Очень уже этому экипажу понравилось наше общество.

— Еще одна веселая история вашей молодости была не менее прозаичной. После победы над минским «Динамо» команда планировала собраться у вас дома. Тренер Николаев вас опередил…

— «Группа захвата» собиралась ко мне домой. Приехали на Белорусский вокзал в Москве, а я же рядом жил — одна остановка троллейбуса. Я, Копейкин, Масляев, Уткин и еще несколько ребят сели на троллейбус. Николаев домой не собирался и уехал к своим родителям, которые жили неподалеку. Вот он нас из окна троллейбуса и заметил. В конце концов, сильно не ругал.

«Харламов мог играть в любой футбольной команде»

— Ведомство ЦСКА объединяло многих спортсменов. Хоккеистов во главе с Харламовым знали?

— Бесспорно. Жили постоянно на одной даче: хоккеисты, футболисты, волейболисты, баскетболисты. А еще фигуристка Ирина Роднина.

— Борис Копейкин рассказывал в интервью, как вы вместе с этой трехкратной олимпийской чемпионкой в партию вступали.

— Она еще и «коза»! Везде свой нос запихивала. Все должна была знать, во все дела влезала. Относительно вступления в партию, то мне дали речь, я ее зачитал и на этом вся процедура.

— Что скажете о Харламове?

— Высший класс! В футбол вместе играли с хоккеистами: Петровым, Михайловым, Рагулиным… Все очень простые и доброжелательные. У них такие силовые приемы были! Прокинул мяч и снес тебя… Харламов мог вообще в любой футбольной команде играть.

— Еще один «большой» из вашего окружения — Лев Яшин.

— Однозначно сильнейший вратарь, против которого я играл. Можно было подумать о каком-то величии, но все было с точностью наоборот. Простой и приятный.

— В ЦСКА пригласили Берадора Абдураимова, лидера «Пахтакора». Однако в Москве он не заиграл.

— Ему помешала Ядгар Насриддинова, одна из партийных руководителей в Ташкенте. В Узбекистане же хлопок выращивали, это гордость республики. После перехода Абдураимова чиновница сказала: «У меня на 50% упали урожаи хлопка». Бобров ответил: «Забирайте Абдураимова и хлопок в придачу».

— Не заиграли в ЦСКА Вильгельм Теллингер и Виктор Звягинцев.

— Они откровенно не хотели выступать в Москве. Здесь и семейные причины, как у Вилли, так и еще какие-то личные. Футболистами они были сильными.

— В вашей биографии еще один яркий момент — выступления в сборной Союза. Приглашал вас туда Николаев?

— Он тренировал ЦСКА и сделал нашу команду базовой в сборной. Отправились в турне в Мексику и Сальвадор. За рубежом поразила инфраструктура: стадионы, гостиницы…

— Вам пришлось играть на легендарной «Ацтеке».

— Подъезжаешь и не догадываешься, что за этим поворотом может быть стадион. А выходишь на поле и не веришь глазам. Величие! Травка вся, как одна. Смотрю на наши нынешние стадионы и не могу понять, как в 70-ых могли ухаживать за полем лучше, чем сейчас.

— В той сборной хватало звезд: Нодия, Банников, Ловчев, Мунтян.

— Отметил бы «Муне». Красавец! Коллектив был хорошим, я не видел лишней звездности. Наоборот доброжелательность и смех. Однажды Виктор Банников поспорил с Ревазом Дзодзуашвили, мол на зарядке утром за три секунды положит его на лопатки. Резо же сбитый, могучий… «Ты что? Не верю!», — говорит и становится в партер. Банников зовет Николаева: «Можно вас на несколько секунд?» Тренер подошел и смотрит за всем. Банников выпаливает: «Товарищ полковник, Виктор Банников со служебной собакой для прохождения службы прибыл!» Все попадали, Николаев целую неделю за живот держался (смеется).

— В составе той сборной был карпатовец Игорь Кульчицкий. Общались с ним?

— Мы в одном номере жили и дружили.

— В ноябре 1970-го года вы победили «Нефтчи» со счетом 2:0, но тот поединок запомнился не столько футбольными моментами, как поведением игроков из Баку. Говорят, молодой защитник «Нефтчи» Кулиев бросил в вас снежками и получил красную карточку.

— Немного не так было. Не снегом в меня, а меня в снег. Погода была нормальной, но за день до игры навалило метр снега. Поле окружали сугробы. Кулиев в одном из эпизодов так меня толкнул, что я вылетел в этот снег.

— В 1971-м «Карпаты» впервые в истории вышли в высшую лигу и дважды сыграли вничью с ЦСКА. В первом поединке на «Дружбе» единственный гол в ворота Габора Вайды забили именно вы.

— Во Львове не было враждебности. Была лишь хорошая игра и хорошая атмосфера на трибунах. По голу, то, к сожалению, его не помню.

— «Заря» в 1972-м стала чемпионом по делу?

— Абсолютно. Хотя многое зависело от руководителя региона. Если был хозяин, то и команда играла. Во Львове на «Электроне» был Степан Петровский и «Карпаты» хорошо чувствовали себя при заводе, который занимался клубом. В Ворошиловграде Владимир Шевченко руководил. Это уже потом посчитали, что 75% судей на матчах «Зари» были из Ленинграда. Помогали ли они? Не знаю, но сам факт заставляет задуматься. Хотя по игре команда была хорошей.

«Тарасов сказал: «Нам красивый футбол не нужен»

— Приход легендарного Анатолия Тарасова по хоккею в футбольный ЦСКА стал сенсацией и имел роковые последствия не только для команды, но и для вас лично. Вы как-то осмелились сказать легендарному наставнику: «С такими нереальными нагрузками мы не можем ни завтракать, ни обедать, ни ужинать». Уже скоро из команды вас отчислили за «отсутствие аппетита». Это правда?

— Конечно. Больше не в силах было терпеть. Когда молодой, то еще можешь, но с возрастом становится труднее. Что он творил! Вот тебе упражнение — бегут два игрока и на ходу швыряют в руки друг другу 20-килограммовые гири. Тарасов гонял нас и повторял: «Нам красивый футбол не нужен. За стартовые 30 минут должны измотать соперника, а потом взять его тепленьким». На самом деле все происходило наоборот. За 30 минут мы умирали, и соперник принимал нас тепленькими.

— Рассказывали, что в самолет на сборы Тарасов принимал аномально большое количество железа для работы мышц. А еще Астаповский признавался, что тренер заставлял вратарей спать с мячом.

— В Ирак набрали столько штанг, что передать трудно. Грузчики не могли поднять и спрашивали, что это мы за баулы везем.

— Тарасов до конца не понял разницу между хоккеем и футболом?

— Хоккеист Саша Рагулин как-то сказал, что его любимое упражнение — падение с клюшкой вдогонку сопернику. Аналогия футбольного подката. Говорил, что когда падал на лед, то эти секунды были самыми счастливыми. Лежишь и отдыхаешь. На коньках было хуже. Не обсуждали тренера с хоккеистами? Карабасом-Барабасом называли.

— Вы после конфликта не видели больше Анатолия Владимировича?

— Нет. Я не обижался на него, это жизнь.

— В кулуарах ходили слухи, что назначение Тарасова — дружеский жест маршала Гречко…

— Это же Тарасов сказал: «Я оставлю хоккейную команду и приму футбольный ЦСКА». Прошло три месяца, а мы на вылете оказались.

— Те слова стоили вам места в команде. За десятилетие у вас было много времени, чтобы переосмыслить тот эпизод. Если бы имели возможность, то сказали бы сейчас то же самое?

— Так, не изменил бы позиции. Единственное, что изменил бы, так это свои дальнейшие действия — поехал бы в Германию, куда меня приглашали. Зато военное руководство убедило вернуться в Львов. Здесь армия разваливалась, начинался беспорядок.

— В Луцке и Львове, куда поочередно переводили команду вы успели поработать с Эрнестом Кеслером.

— Эрнест Иванович — очень трудолюбивый человек. Уж слишком… Хотел быть главным тренером, помощником и даже администратором. Стремился все совмещать… Он прошел хорошую школу, когда помогал Шапошникову и вообще тренером был хорошим.

— С вами из ЦСКА приехал Юрий Истомин.

— Сначала мы играли за С. К. Луцк, а после трех лет команду перевели во Львов. Однажды иду по улице в Луцке и вижу, как ведут моего давнего друга Кулиева: «А ты что здесь делаешь?» Рафик отвечает: «А меня сюда отправили».

— Впоследствии вы перешли на тренерский мостик. Работали самостоятельно, а также помогали Николаю Самарину в СКА «Карпаты». Его подопечные говорят, что любимым занятием этого наставника были «двусторонки».

— Хозяина уже не было, все рушилось. Армейский футбол шел на дно. С Самариным чувствовал себя комфортно. В тренировочный процесс почти не вмешивался. В основном командой занимались я и Борис Рассихин.

— Если бы у вас была возможность что-то изменить, то сделали бы это?

— Да нет, наоборот. С большой радостью вспоминаю все то, что у меня было в жизни.

Футбол 24: новости футбола — последние футбольные новости всего мира, все о футболе — сайт football24.ua

• просмотров: 684

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
1 комментарий

заметно, что оригинал интервью был на украинском…

Ответить
Tarpan
20 мая 2017, в 20:50
0
Автор
Сейчас обсуждают