Средства от сглаза или удивительное рядом

Средства от сглаза или удивительное рядом

Турнирное положение и психологическое состояние команды, видимо, таково, что и мордовская психотерапия не всесильна… И иначе, как массовое применение магических средств от сглаза, нельзя истолковать одновременное изменение цвета гостевой формы вместо нефартовой и ввод в состав Аарона Оланаре, поскольку воздействие ни того, ни другого не могло может считаться материалистическим фактором, влияющим на спортивный результат. Вообще-то, когда в ход идут такие средства, возникает подозрение, что другие возможности уже исчерпаны…

(Лирическое отступление по поводу грамотности наших комментаторов. Кто-то из них сказал, что эта форма армейцев — цвета хаки, но это неправда! Википедия учит нас, что хаки — название пыльно-землистых оттенков от грязно-жёлтого до зеленовато-коричневого, «защитного» цвета, а наши витязи были облачены в белое с голубоватыми и сероватыми пятнами. Наверное, грамотеем с телевидения имелось в виду другое иностранное слово — «камуфляж» — чуть более темной расцветки такой бывает у омоновцев и тюремщиков ФСИН. Это уже второй на моей памяти гран-ляп по поводу цветов — Уткин (о нем еще можно говорить все или уже только хорошее?) как-то ядовито-желтые трусы назвал трусами «цвета электрик», хотя всем известно, что это голубовато-синий или синий с серым отливом).

Первые же минуты матча очень насторожили, потому что, несмотря на все магические действия, почувствовалось, что наши вышли в обычном для себя нынче состоянии, когда бороться предстоит с равной по силам командой — не зная, «что делать» и «с чего начать». Мяч мы, вроде бы прихватили, но лишь бесцельно перемещали его по фронту, вжимая соперника в собственную штрафную и добиваясь, таким образом, невероятной плотности его обороны. Попытки передернуть направление атаки выглядели неадекватными, потому что мяч с фланга на фланг переводили в 4 — 5 передач, а за это время паровозы успевали, не особенно поспешая, сместиться в сторону движения мяча, и атака либо вязла в обороне, либо начиналась с начала с тем же результатом. Разнообразие состояло, разве что, в тупых безадресных навесах, до которых Оланаре мог бы дотянуться, если бы был еще на пару метров длиннее…

И нас за это наказали… не в первый раз… Проводя время в псевдоатаках наши, воленс-ноленс, создавали разреженное (кстати, комментаторы, это снова к вам — именно разреженное, а не разряженное — это последнее слово означает либо оружие, из которого вынули патроны, либо разодетую в пух и прах даму, а не атмосферу с пониженным давлением) пространство на своей половине. А дальше сказалось фатальное снижение уровня оборонительных навыков у наших защитников, и не больно какой техничный Миранчук оказался в состоянии, например, пройти с мячом Набабкина с Васей, а Локо в целом — за пару минут создать пару убойнейших моментов. На 14 мин паровозники из большого несвистнутого офсайда отбросили под удар тому же Миранчуку, а тот исключительно по собственной инициативе саданул мимо без малейшего сопротивления… Гол из этих резких атак непосредственно не вытекал, но стал довольно закономерным итогом игрового преимущества хозяев Черкизона. Чорлука при корнере ускользнул от внимания Игнашевича и пробил слета. Акинфеев не выручил, но при таких ударах с такого расстояния упрекать особо вратаря неуместно. Мы за все это время ничего подобного у ворот Гильерме создать не смогли, и единственное достижение, это бланш под глазом, который паровозный вратарь сам себе организовал ушибившись об Оланаре (все же польза хоть какая-то!)

Такое впечатление, что гол на некоторое время просто деморализовал армейцев, и после целой серии бездарнейших пасов, выбивов в аут, у меня вслух вырвалось: — Матч проигран! Очень рад, что ребята меня опровергли. Лишь к 40-й минуте удалось «восстановить дыхание» и задвигаться более осмысленно и шустро, что практически немедленно вылилось в убойный момент, созданный Дзагоевым, который вывел к воротам Набабкина, засадившего в левую штангу с пары метров. Удивительное дело — до самой своей замены Набабкин в большинстве случаев оказывался тем, кого армейцы выводили на завершающий удар. Мысль о подключении защитников к атаке современна, а на счету Кирилла даже есть успех подтверждающий небесполезность его в атаке, но все же — если в составе выходят шесть человек, формально числящихся по атакующему ведомству, логично, чтобы кто-то из них и завершал атаку, просто в силу большего навыка в этом деле. А Кирилл, что ж, он, собственно, и подтвердил, что при всей своей борзости — не форвард…

Следующим ярким действием стал индивидуальный проход Дзагоева, пробившего в дальний угол. Мяч уже миновал Гильерме, но угодил во все ту же штангу, которая верно сослужила в этот вечер Паровозам и должна быть примирована иза стойкость, и за точный пас в руки своему беспомощно лежащему вратарю… В этот момент я только утвердился в мысли о безнадежности нашего дела, потому что судьба, несмотря ни на какие наши магические действия, мстит нам за бестолковую и бессистемную игру в начале тайма… И снова я оказался неправ… хотя удар Вернблума слета с дистанции более близкой, чем была у Чорлуки у наших ворот, выше перекладины должен был меня и всех в этом окончательно утвердить. По моему убеждению, эти моменты возникли, потому что армейцы (особенно Алан) сумели включить более высокую передачу, и вместо задавливания соперника в собственные ворота сумели оборону супостата проколоть…

Тайм кончился, и у меня образовалось время осмыслить ситуацию. И вот, что пришло в голову под впечатлением того, что немногочисленные наши угрозы — удар Набабкина в штангу случился на 42-й минуте — были созданы Дзагоевым, формально числящимся опорником… Его судьба начинает пугающе напоминать мне историю Сергея Семака, которым в свое время затыкали в нашей команде все дыры, кроме вратарской позиции, а в итоге не дали ему расцвести в наиболее подходящем ему амплуа. Это Сергею Богданычу удалось лишь потом — в Москве, Рубине и Зените, где его перестали пытаться использовать в качестве «прислуги за все» и навязать несвойственные ему функции, а попросту дали реализовать лучшие качества его таланта.

Алан Дзагоев от бога — творец игры, плеймейкер, диспетчер, креатившик — можно использовать любой из старых или ныне модных терминов, но суть одна — этот человек может то, чего не могут другие — увидеть игровую ситуацию на ход вперед и направить игру ударом или пасом в выгодном себе и неожиданном для противника направлении. Так какого хрена его мучают теми обязанностями, которые с этим его главным талантом не имеют ничего общего, и лишь заставляют впустую расходовать силы на то, что могут делать за него и менее одаренные творческим талантом коллеги. А Алан не просто не развивает свои лучшие качества, а теряет их — невозможно развивать ВСЕ, не утрачивая ничего — если ты носишься по полю бульдогом, как и подобает опорнику, то сил и таланта на потрясающие воображение разрезающие передачи хватить не может.

Можно было подумать, что после перерыва наши попытаются развить игровое преимущество, но очень долго игра один в один напоминала начало первого тайма — та же тягомотина и отсутствие конкретных угроз. Очень мало что внешне изменилось и после замен, хотя нельзя не отметить, что и Головин, и Ткачев в разное время успели отметиться ударами по воротам разной степени опасности для Гильерме. Саша, пожалуй, ударив головой, был поближе к успеху. Что меня поразило — ни один из них не стал заменой Оланаре.

Этот здоровенный деятель и во втором тайме проявлял себя как совершенный нескладуха — и по владению мячом, и по конкретным угрозам вражеским воротам — все же, вроде как, штатный нападающий. Да, было такое впечатление, что паровозники на всякий случай его побаиваются — раз Слуцкий ставит в основу, наверное, что-то в этом парне есть, и рядом с ним все время паслись сторожа. Упорство нашего главного тренера показалось мне проявлением отчаяния, когда последняя замена была использована на выход Широкова вместо Васи Березуцкого — оставляя нас с двумя профессиональными защитниками и этим вот бесполезным созданием на передней линии атаки.

Собственно, сокращение штатов в защите не выглядело каким-то особо безумным риском, потому что во втором тайме очень трудно припомнить, чтобы хозяева перешли среднюю линию поля. Но вот этот — здоровенный и бесполезный — разве не лучше было выпустить кого-нибудь пошустрее и потехничней? Нет, оказалось, что не лучше.

Упорно говорят, что раз в год стреляет даже палка, у которой не просверлен канал ствола. Один из таких хрестоматийных примеров на памяти у всех армейских болельщиков: Янчик, бесполезный и вредный, несмотря на все усилия и вложения в него, на 94-й минуте одним-единственным в своей карьере движением захлопнул 40 тысяч пастей и закатал обратно в походное положение 40 тысяч губ спартаковских переживантов… Нечто подобное случилось нынче на 84-й минуте, когда удар Еременко Гильерме отразил практически прямо перед собой, а Оланаре добил с нескольких метров в сетку.

Это бы еще ничего, но после гола с Оланаре случилось что-то вроде чудесного превращения: он вдруг забегал, прорезалась откуда ни возьмись обводка, Широкову он выложил ИДЕАЛЬНЫЙ пас, и тому стоило труда не попасть в ворота Локомотива. Аарон на этом не успокоился, и снова пошел в атаку, его поддержал Дзагоев, навесивший на Фернандеса, который не смог пробить с 3 метров, а потом снова успел под самый свисток промазать Широков…

В общем, финал этого замечательного перформанса уже заставлял думать об упущенных возможностях победы, а не чуть было не случившемся поражении. И искать в голове приличную форму для извинений перед нашим новым центрфорвардом, который, если учесть, что это был его первый выход в основе, даже поддержал полузабытую традицию наших новичков — забивать в первом же матче. Пришлось изменить и сложившееся в первой половине унылого первого тайма мнение относительно скоростных возможностей нашей команды и наличия у нее ходов для вскрытия обороны вязкого и упорного противника — такого, как нынешний Локомотив. И, похоже, дело тут не в чистой физике, а все-таки, скорее, в психологии. Что-то вроде того, что пока мужика оглоблей не отоварят, он с печи не слезет… Вывод одновременно и печальный — потому что так уже потеряно очень многое, если не все, но и обнадеживающий — потому что, наконец, сняли безголевое проклятие в гостевых играх и явно добавили в командном взаимодействии к концу игры. И чудесное пробуждение Оланаре, которое, хочется верить, есть проявление того, что у него реально есть и было усмотрено селекционной службой, а не разовая вспышка, которая годится только в качестве альтернативного Янчику примера стреляющих предметов, к тому не предназначенных.

Наступающая неделя должна, с моей точки зрения, определить тренд нашей команды — к раскрытию сокрытых в ней возможностей борьбы с могущественным соперником либо к склевыванию тех зернышек, которые можно урвать у слабейших.

Локомотив
Москва
16 апреля,
Москва
ЦСКА
Москва
• просмотров: 2090
Оставить первый комментарий