Прорыв Боброва

Насквозь! Вот был девиз Боброва.
Терзались тренеры
багрово.
Но был Бобер
неудержим.
Евг. Евтушенко

Это было весной 1945 года.

Незабываемой победной весной. К людям пришло счастье. Оно пришло ко всем и повсюду. Распахнули ворота сады, парки и, конечно же, стадионы. Жизнь входила в русло мира.

Началось первое послевоенное первенство страны по футболу. Люди потянулись на трибуны. Тут были юноши, которые только-только достигли совершеннолетия. Тут были ветераны, только-только снявшие пропыленные шинели. Оживал болельщик. А какой же футбол без болельщика?

Настоящий болельщик, истосковавшийся по любимой игре, не обращает внимания, что стадион расположен далеко и на него не очень удобно попасть. Стадион даже не в Москве, а «в деревне» Черкизово. Но как хорош этот преуютнейший стадион! Окруженный распустившимися березками, он казался необыкновенно чистым, русским и близким. Действительно, зрители сидели близко к полю и видели даже лица футболистов. Ведь тогда, в 1945-м, еще не было наспинных номеров.

На первых ролях — московские «Динамо» и ЦДКА. Они и вели между собой спор за чемпионское звание. Болельщиков у ЦДКА было много, и не только потому, что это была армейская команда, а все мужчины тогда были солдатами. Команда привлекала и своей игрой. Играла она прекрасно, красиво, причем это было только начало, через два-три года тренер Б. А. Аркадьев создаст коллектив, который будет брать за душу своей игрой, тончайшим взаимопониманием. И так будет долго, до тех пор, пока в 1952 году не появится приказ о расформировании коллектива. Но это ещё только будет, а пока, весной 1945 года, команда ЦДКА играет свой первый послевоенный матч.

Ее противник — московский «Локомотив». Идет второй тайм. ЦДКА побеждает. Счет уже 4:1. До конца 15 минут. Армейские форварды уже сделали свое дело под дирижерством Григория Федотова. Команде обеспечена победа. На поле идет, выражаясь языком шахматистов, позиционная борьба, «Локомотив» потерял всякую надежду отыграться. Казалось, мяч летает по полю в такт медленно раскачивающимся молодым березкам.

И вот за 15 минут до конца Аркадьев производит замену. С поля уходит левый инсайд П. Щербатенко, игрок несколько медлительный, но обладавший сильнейшим ударом с левой ноги. А на поле появляется новый молодой игрок. В те годы скамейка запасных находилась за воротами. И все происходило на глазах болельщиков. Было видно, как Аркадьев, подталкивая в спину, отправил в игру новичка, как командир отправляет в бой солдата.

Когда же на поле выбежал этот новичок, все резко изменилось. Игра как бы началась сызнова. Новичок сразу привлек внимание стадиона. Был он курнос и очень обаятелен. Да, да, обаяние — это тоже дар, оно дается человеку от рождения. Так вот этот высокий, курносый, с необычной постановкой ног парень завертелся на поле и силой своего натиска заставил «вертеться» всю остальную четверку армейских форвардов во главе с самим Федотовым. Не прошло и пяти минут, как в ворота «Локомотива» влетел пятый мяч. и забил его он, этот новенький, с великолепной подачи Федотова.

Время шло, нет, летело к концу, а пятерка армейцев творила чудеса, и заводилой был этот новый парень. Он открывался около любого игрока, и как он это делал! Мяч у В. Николаева, и паренек летит вперед, настоятельно требует мяч, и, что самое удивительное для «премьеры», он получает мяч. Прошло еще несколько минут, и он забивает уже шестой гол, обойдя чуть ли не четырех локомотивцев.

К этому времени на трибунах только и разговоров, что об этом новом. Тогда техническое обслуживание (я имею в виду радио) было не на высоте. Составы не объявлялись. Тем более и о замене не было объявлено громогласно. Но болельщик знает все и даже больше. И тут же на стадионе стало все известно об этом пареньке. Во-первых, фамилия — Бобров, тут же его окрестили ласково Бобер), во-вторых, на трибунах стали рассказывать, что он блистательно играет в хоккей на левом краю. Кто-то заявил, что он из Ленинграда или… из Омска.

А тем временем 23-летний Всеволод Бобров в своем первом матче в команде класса «А» продолжал играть с азартом и заразил этим азартом В. Демина, А. Гринина, В. Николаева, Г. Федотова и всех остальных игроков. И всех болельщиков, приехавших на этот далекий от центра стадион. На исходе матча он забил свой третий мяч, и если бы не свисток, то казалось, что Бобер только бы и делал, что забивал голы. Именно в 1945 году, забив в 21-м матче 24 гола, он установил рекорд.

Так за 15 минут до конца первой встречи первого круга Бобров вышел на поле запасным, а ушел равным со всеми в этой великолепной пятерке армейцев.

Автор: Евгений Кравинский.
Еженедельник «Футбол-Хоккей» № 19 от 7 мая 1978 года.

«Это не однофамилец, это я и был»

Прочитав на днях в еженедельнике интересную заметку о дебюте в большом футболе Всеволода Боброва, решил проверить по архиву, а не был ли я — в ту пору юный болельщик — на том матче. Оказалось — был. И даже запись сделал об игре.
В первые послевоенные годы, посещая матчи чемпионата страны, я после некоторых делал записи, чтобы потом поместить их в рукописной газете «Спорт в классе», которую мы «издавали» во время уроков. Помнится, до стадиона в Черкизове добираться от метро «Сокольники» надо было на трамвае по таким узким и извилистым улочкам, что порой моторный вагон был на одной, второй вагон — на другой, а хвостовой — на третьей улице.

Так вот, в той записи давних лет тоже отмечены три гола дебютанта, как теперь сказали бы «хет-трик», и упоминалось, что опекал новичка правый полузащитник «Локомотива» Эпштейн.

И как раз в эти дни мы встретились с известным хоккейным тренером Н. Эпштейном, только что возвратившимся в столицу после двух лет работы с «Сибирью».

— Читал про дебют Боброва? — спросил я Николая Семеновича.

— Конечно.

— А знаешь, что опекал его в том матче твой однофамилец Эпштейн?..

— С хоккеем ты совсем от футбола отстал и все позабыл, — возразил Николай Семенович, — это я и был.
Как можно было после этого не попросить Эпштейна хоть немного вспомнить о том матче.

— Бобров — талант, самый, наверное, большой талант в нашем футболе и хоккее, причем и с мячом, и с шайбой сразу! Но тогда-то я этого не знал. Почти всю игру опекал я хорошо известного мне Щербатенко, особых хлопот он не доставлял. А тут в конце встречи появляется у армейцев какой-то незнакомый парень. Бежит он быстрее Щербатенко, но ведь он моложе и вышел на замену — свежий. Не насторожился я, нет. И вскоре Бобров гол забил. Тут видим: игрок вышел! Дали мне подмогу. Но это не спасло. На скорости и финтами Бобров раскидал нашу защиту и снова мяч забил. А после гонга еще один.

— В футболе отквитаться мне не пришлось, — заключил Эпштейн, — а в хоккее, когда мы оба уже тренерами были, Бобров — в «Спартаке», я — в «Химике» — иногда удавалось.

Автор: Владимир Дворцов.
Еженедельник «Футбол-Хоккей» № 21 от 21 мая 1978 года.

Локомотив
Москва
19 мая,
Москва
ЦДКА
Москва
• просмотров: 2557

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Автор
Сейчас обсуждают