Маршал из Удельной

Ни для кого не секрет, что ЦСКА один из самых популярных клубов нашей страны. За армейцев болеют во всех уголках нашей необъятной Родины. Как нынешней — России, так и бывшей — СССР. В последние годы, в связи, как с расширением миграции, так и успехами футбольного и баскетбольного клубов на международной арене, появились болельщики ЦСКА и за пределами Российской Федерации и СНГ.
Привязанность к армейской команде объединяет людей разных возрастов и уровней образования, людей разных профессий и разных уровней материального обеспечения. Впрочем, все это могут сказать о себе и поклонники других популярных российских команд. Но что отличает болельщицкое сообщество ЦСКА от болельщицких сообществ других команд, так это большое количество поклонников, чья профессия, как говорилось в популярном фильме, Родину защищать, т. е. профессиональных военных.
Широко известно пристрастие к армейской команде маршала А. А. Гречко, генерала армии П. С. Грачева, маршала И. Д. Сергеева и многих других военнослужащих, чьи погоны украшают, возможно, не такие большие звезды, но по степени преданности ЦСКА они ничуть не уступали и не уступают своим более высокопоставленным коллегам.
Среди военнослужащих, болельщиков ЦСКА, был один замечательный человек, чье имя сегодня вспоминается не часто, а сказать по правде, практически забыто. В Википедии, перечень известных болельщиков ЦСКА, его фамилию не содержит. И это, на мой взгляд, абсолютно не справедливо.
Звали этого человека — Николай Николаевич Воронов, Главный маршал артиллерии, Герой Советского Союза.

Его отличие от большинства других поклонников клуба заключалась в том, что он не просто болел, как миллионы других, переживая за команду на стадионе или у радио (телевизора), а активно помогал команде. Откликался на любые просьбы руководства команды, самих футболистов. Думаю, что есть его заслуга и в успехах команды ЦДКА — «команды лейтенантов», которых она добивалась в конце 40-х, начале 50-х годов прошлого века. Причем делал он это не по служебной обязанности, как могут подумать, а исключительно по велению своего болельщицкого сердца. Ниже я приведу цитаты из мемуаров, интервью и публикаций в которых о маршале Воронове рассказывают люди общавшиеся с ним и знавшие о его отношении к ЦСКА не по наслышке.
Надеюсь, эти отрывки помогут составить некоторое впечатление об этом незаурядном человеке и преданном болельщике ЦСКА.

Н.Н. Воронов … осуществлял общее руководство ликвидацией окружённой под Сталинградом немецко-фашистской группировки. ( warheroes.ru )

 

Виктор Чанов (старший), вратарь ЦДКА:
…За нас болели тысячи людей, играли при полных трибунах. Были и особые болельщики. Часто навещал команду маршал Николай Николаевич Воронов.
Автор интервью: Павел Алешин

Спустя много лет Николай Николаевич на мой вопрос, где он учился играть в футбол, рассказал, что в детстве его отец снимал квартиру на окраине Петербурга, в Удельном. Это был в то же время и дачный район. Летом там обычно тренировалась команда из иностранцев — кажется, из англичан, живших в Петербурге. Все свободное время маленький Воронов как завороженный мог часами смотреть на тренировки. Наконец на него обратил внимание тренер команды и стал обучать ударам по мячу.
До участия в этой футбольной команде он не дорос, но многому научился и сохранил привязанность и любовь к футболу до конца жизни. В 1937—1968 годах это был самый серьезный и преданный болельщик команды ЦСКА. В конце и после войны старший тренер команды Б. А. Аркадьев свободно заходил в кабинет Главного маршала артиллерии, и тот всегда находил время обсудить с ним ряд нужд команды, порядок их удовлетворения, а затем беседы переходили в критический разбор последней игры и к тактическому плану предстоящей.
Однажды, в августе 1946 года, я возвращался с ним в его служебном самолете с учений в районе Ленинграда. Дорогой у нас была серьезная и интересная беседа о ряде очередных проблем развития артиллерийских наук; он весьма активно ее вел. В момент захода на посадку на Центральный аэродром в окно самолета был виден футбольный матч на стадионе «Динамо». Николай Николаевич вспомнил, что играет команда ЦСКА, и предложил прямо с аэродрома поехать на стадион. Мы оба были утомлены порядком и, естественно, торопились отдохнуть. Я сначала принял его предложение за шутку, на которые он был щедр. Однако когда мы сели в машины, он приказал шоферу своей машины ехать на стадион.
Даже при физических недомоганиях, особенно беспокоивших его в последнее десятилетие жизни, Николай Николаевич редко пропускал футбольные матчи любимой команды. Лишь одно еще увлечение, которое он пронес через всю жизнь, — охота — могло отвлечь его от присутствия на стадионе в день игры команды ЦСКА. С игроками этой команды он провел множество бесед, знал личные нужды каждого и как мог помогал команде.
Главный маршал артиллерии Николай Воронов (ЖЗЛ)
Автор: Генерал-полковник артиллерии в отставке Ф. Самсонов (militera.lib.ru)

… в пятницу 22 ноября, он (Воронов Н. Н.) пришел к нам на собрание, посвященное Дню Артиллерии. Встретили его очень тепло. Да и сам он хорош: высокий, представительный, полный, крупное открытое волевое лицо, с крупными чертами, умные с улыбкой глаза. Голос тихий, очень спокойный (и весь он спокойный, уверенный), говорит очень просто, без военной терминологии… Очень много планок: я, не ручаясь за точность, насчитал 22- всяких — и наших, и заморских. Народу было битком.
Бронтман Лазарь Константинович «Дневники 1932−1947 гг.»

… Свое призвание он (Борис Аркадьев) окончательно определил, будучи преподавателем кафедры физической подготовки Военной Академии имени М. В. Фрунзе. Любопытно, что слушателями академии в те годы являлись будущие маршал Советского Союза А. А. Гречко и Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов — оба они впоследствии очень много сделали для развития армейского футбола, а Николай Николаевич до конца дней своих был преданным другом нашей команды.

Наш верный почитатель и добровольный помощник Николай Николаевич Воронов, несмотря на большую занятость по службе, часто приходил на стадион ЦДКА в Сокольниках, чтобы дружески пообщаться с ребятами, да и матчей, если они проходили в Москве, старался не пропускать.
Как у каждого горячего болельщика, да простят мне этот термин в применении к Главному маршалу артиллерии, у него были свои причуды. Заглянет на тренировку накануне встречи и советуется с футболистами о том, в каком плаще на матч прийти — был у него один особенно «счастливый». И примета была особая: если мы, мол, на тринадцатой минуте забьем гол, то непременно победим. И, знаете, сходилось. Как-то получалось, что мы нередко открывали счет именно на «несчастливой» тринадцатой минуте, и тогда обязательно побеждали. Да и пошутить маршал был непрочь. Помню, говорит он как-то нашему «пионеру», Володе Демину: «Не горюй, браток, я тебе полметра своего роста отдам…». А сам он, надо заметить, роста был гренадерского — два метра, а может, и более того.
Словом, Воронов был для нас своим человеком, и частые встречи с ним были к обоюдному удовольствию.
Валентин Николаев «Я — из ЦДКА».

А уж на награждениях Николай Николаевич чувствовал себя настоящим хозяином. Поочередно он вызывал к столу одного за другим футболистов, произносил тост в честь каждого, выпивая бокал шампанского и требуя того же от остальных. Маршалу с его гренадерской статью и ведро этого шипучего напитка было нипочем, а вот 14-й или 15-й игрок основного состава выходил на поздравление иной раз уже с трудом.
Павел Алешин «Валентин Николаев. Легенда».

Вспоминаю, как тренировались мы однажды ранней весной — еще снег лежал вдоль московских тротуаров — на стадионе «Буревестник», который находился там, где сейчас поднялся новый олимпийский комплекс. Команда ЦДКА заканчивала тренировку, а спартаковцы начинали, уже вышли на поле, на разминку. На трибуне был маршал артиллерии Николай Николаевич Воронов, страстный любитель футбола. Приехал, видимо, взглянуть на свою армейскую команду. Бобров, пробегая мимо, остановился:
— Товарищ маршал, вот мы тут сейчас присматриваем, кого бы из «Спартачка» к нам перетянуть. И вы присмотритесь, кому из них пойдут погоны. Призовите в свои ряды в случае чего.
Воронов весело рассмеялся:
— Хорошо, хорошо, непременно, Всеволод Михайлович, присмотрюсь.
Симонян Никита «Футбол — только ли игра?»

Нырков, парторг, ходил на прием (по поводу расформирования команды в 1952 году) к другу команды маршалу Н. Н. Воронову: «Николай Николаевич, может быть, товарищу Сталину неправильно доложили? Играли ведь за сборную мы четверо, пусть нас отчислят, но почему команда должна страдать?» Воронов обещал навести справки, но при следующей встрече печально сказал, что ничего не может поделать. Нырков не знал, что тогда над повелителем «бога войны» нависла туча: в застенках Берии по указанию Сталина выколачивали из переводчицы времен боев с фашистами в Испании «компромат» на французского коммуниста-добровольца Вольтера (под этим псевдонимом фигурировал будущий Главный маршал артиллерии). Лишь твердость мужественной Норы Чегодаевой спасла самого Воронова.
Горбунов Александр «Борис Аркадьев»

ЦДКА же негласно курировал главный маршал артиллерии Воронов, больше склонный не к окрику, а к заботе и моральной поддержке, и этот тон старался выдерживать ходивший под ним генералитет — до тех пор, пока не появился на горизонте маршал Гречко, от которого перенимали крутой нрав заправлявшие армейским футболом клевреты.
Соскин Александр «Откат»


• просмотров: 2890

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
1 комментарий
Какие люди болели и болеют за ЦСКА, душа радуется
Ответить
3 мая 2015, в 18:33
0
Автор
Сейчас обсуждают