Что нужно знать о противостоянии «Жальгирис» – ЦСКА, если ты школьник

Что нужно знать о противостоянии «Жальгирис» – ЦСКА, если ты школьник

Ликбез о главном баскетболе 80-х.

1. Основа противостояния — формат суперфиналов, который ввели в 83-м

До этого чемпиона СССР определяли в регулярном сезоне. И лишь в 83-м (когда ЦСКА финишировал вторым), кому-то пришла в голову создать формулу суперфиналов, схватки между первой и второй командами до двух побед.

Первый матч играли дома у команды, занявшей второе место, второй и третий — дома у команды, занявшей первое место.

«Жальгирис» и ЦСКА неизменно встречались в суперфиналах с 83-го по 88-й и сделали их главным событием в истории советского баскетбола.

2. Все ненавидели ЦСКА

ЦСКА доминировал в советском баскетболе долгие годы. С 60-го по 84-й армейцы отдали золотые медали лишь два раза, один раз — «Динамо» Тбилиси, а другой — ленинградскому «Спартаку».

ЦСКА собирал лучших игроков по всему Союзу и фактически дублировал состав сборной. И хотя к 80-м уже никто не заставлял играть за клуб после службы в армии, в глазах многих красная армейская машина была символом империи зла.

Эмоциональный импульс противостояния зародился в Литве. Маленькая прибалтийская республика сходила с ума по баскетболу с довоенных времен, когда выиграла чемпионат Европы, и поэтому с появлением нового поколения в «Жальгирисе» зародилось движение, которое в Каунасе называли «золотой лихорадкой». Победа над ЦСКА превратилась в национальную идею для всей республики.

По такому случаю в качестве превью к суперфиналу-83 литовцы даже выпустили ролик, в котором юный Сабонис лихо скачет на лошади под музыку из вестернов.

На время матчей весь Каунас пустел: 5-тысячный Спортгалле забивался под завязку и страстно болел, остальные усаживались у телевизоров. Театры отменяли спектакли, а те, в которых представления все же проводились, в антракте сообщали счет игры. Водители общественного транспорта ездили с радиоприемниками и ретранслировали репортаж в салон.

По отношению к баскетболистам ЦСКА литовцы не скрывали эмоций: освистывали Тараканова даже в матчах за СССР, качали вагон с армейцами после поражений и объявляли на весь вокзал по громкоговорителю «Проиграли, проиграли» после побед.

Постепенно та же атмосфера переносилась и в Москву.

Суперфиналы сначала игрались в УСК ЦСКА, но потом переносились в лужниковский Дворец спорта, и там из 15 тысяч двенадцать поддерживали «Жальгирис». Целый поезд приезжал из Каунаса, многие болели против доминирования ЦСКА.

3. Сабонис рос в этих сериях

Сабонис дебютировал в сборной СССР в 17 лет — Гомельский взял его на чемпионат мира в Колумбии в 1982-м.

К этому времени центровой уже постоянно играл за «Жальгирис», хотя у некоторых это вызывало вопросы. В 81-м тренера Гарастаса вызывали на ковер в спорткомитет Литвы и даже пытались уволить за то, что он ставит «неготового неумеху».

Уже тогда Гомельский хотел забрать Сабониса в ЦСКА, но не получилось.

«Удалось мне Папу перехитрить, — рассказывал Сабонис „СЭ“. — Сделали фальшивую кардиограмму. Вроде бы у меня шумы и перебои в сердце. И на турнир сборных в Голландию, после которого меня, молодого пацана, должны были „забрить“ в армию, я не поехал. Мол, надо чуть-чуть отдохнуть, восстановить здоровье. И пока наша команда работала в Голландии, я быстренько, за недельку, поступил в сельскохозяйственную академию. Главное преимущество этого вуза — как и медицинских институтов — в военной кафедре. И, соответственно, студентов этих заведений в армию не призывали.

Но контроль за моей учебой из Москвы был серьезнейший. Все письменные работы надо было списывать собственной рукой. Так что пришлось потрудиться. Ну и раз в неделю были уроки строевой подготовки, иногда приходилось на них приезжать. Так что и чеканить шаг учился, и из „калаша“ стрелять доводилось».

Каждый суперфинал — очередной шаг в развитии главного баскетболиста 80-х.

Уже в первых Сабонис был очень важным игроком — во многом для борьбы с ним ЦСКА перетащил из «Будивельника» Владимира Ткаченко. В 83-м юный центровой бил кулаком в паркет, выразительно смотрел на судей, терзал себя рефлексией на скамейке и расплакался, когда Масальскис на последних секундах выбросил мяч в аут.

Но ЦСКА будил в нем все лучшее.

Сабонис никогда не скрывал, что ему не нравится то, как комплектуется ЦСКА, и подходил к матчам с армейцами с особенным настроением. Чем сильнее становился соперник, чем больше укреплялся, тем мощнее выглядел сам литовец.

Постепенно он становился главной фигурой противостояния. В 87-м он не участвовал в первом матче финала, но вернулся на площадку после разрыва ахилла и обеспечил две победы.

4. Даже в тех суперфиналах был судейский скандал, хотя пострадавшей стороной считал себя ЦСКА

87-й — самый памятный из суперфиналов.

Для литовцев — из-за стечения обстоятельств. Врачи запрещали Сабонису играть, но он неожиданно вернулся и оказался решающим фактором, даже несмотря на то, что с трудом передвигался по площадке.

Для игроков ЦСКА — из-за неоднозначного судейства.

Армейцы всегда жаловались на то, что Сабонису прощают нелегальные заслоны. А во втором матче финала-87, как они посчитали, судьи позволили остаться центровому на поляне, хотя он очень долго висел с четырьмя фолами.

По итогам того скандала матчи между «Жальгирисом» и ЦСКА в 88-м впервые в истории советского спорта обслуживала иностранная бригада арбитров — англичанин Ричардсон и бельгиец де Костер.

«До сих пор у меня уверенность, что там не все справедливо было, — рассказывал Сергей Тараканов „Р-Спорт“. — Не давали Арвидасу Сабонису получить пятый фол, тащили их, нужна была третья игра. Не по политическим мотивам, но с точки зрения развития баскетбола, зрелищности. Такая негласная или гласная установка была дана, чтобы был третий матч».

5. 7 самых важных игроков ЦСКА

Виктор Панкрашкин

«Как-то, помню, мы возвращались из Каунаса с очередной победой над извечным соперником „Жальгирисом“. Естественно, отметили ее слегка в вагоне-ресторане и отправились спать. Шли по вагонам по цепочке: первый открывал дверь в тамбуре, а последний ее закрывал. И вот этот последний, думая, что он в самом деле замыкает цепочку, со всего маху хлопнул тяжелой металлической дверью, а там, как вы уже догадались, шел Витя Панкрашкин. Более того, он уже успел положить два пальца в дверной проем, которые и приняли на себя весь удар. Что, как вы думаете, сделал после этого Витя? Закричал нечеловеческим голосом? Выдал отборный пятиэтажный мат? Не тут-то было: после пятисекундной паузы очень спокойно сказал оплошавшему товарищу: „Открой, пожалуйста, больно ведь…“ А перебитые пальцы в этот момент висели буквально на коже, вызывая ужас у слабонервных. Пострадавшего, естественно, тут же сняли с поезда, пришили ему эти пальцы, и он потом долгое время играл в гипсовых наконечниках. Говорили даже, что они помогают ему лучше делать блок-шоты…», — вспоминал Анатолий Мышкин.

Виктор Панкрашкин, не будучи «звездой», всегда оставался важной частью того ЦСКА и сборной. Обычно его называют незаметным героем, но незаметным он был лишь с точки зрения статистики: любимец армейских болельщиков со своими колоритными усами, волейбольными блок-шотами и дальними бросками подвергался дотошному разбору на площадке, а его защита против Арвидаса Сабониса всегда считалась одним из самых лакомых элементов противостояния.

Хейно Энден

В 15 лет у Хейно Эндена обнаружили туберкулез, в 23 — он стал чемпионом мира в составе сборной СССР, а в 24 — оказался в ЦСКА, где ему предстояло «отслужить в армии».

Легконогий защитник тогда руководил атакой красно-синих, периодически разражаясь элегантными бросками с ведения и стремительными проходами под щит. Он продержался в стане красно-синих 5 лет и начал и закончил свою карьеру победами над «Жальгирисом».

Московский период оставил в его жизни приятные воспоминания и победы, множество друзей из армейских команд и жену — гимнастку Галину Белоглазову, одну из самых красивых спортсменок Советского Союза.

Валерий Тихоненко

Валерий Тихоненко тоже оказался в ЦСКА по призыву и мгновенно вписался в коллектив, добавив армейцам огневой мощи и неуступчивости в единоборствах. Его мгновенная акклиматизация в команде привела к тому, что впечатленные «Хоукс» взяли его на драфте 1986-го (о чем он сам узнал гораздо позже), а его фигура стала одним из символов тех финалов с «Жальгирисом». Правда, сам Тихий посчитал иначе: в 1986-м он устроил забастовку и потребовал руководство клуба отпустить его домой, в Алма-ату.

Хотя без его бросков и нырков за мячом серии 86-го и 87-го годов представить невозможно, Тихоненко знаменит еще и другим: ненависть к игрокам ЦСКА со стороны болельщиков «Жальгириса» на него почему-то не распространялась, и ему не раз предлагали продолжить карьеру в Каунасе.

Анатолий Мышкин

Анатолий Мышкин до сих пор гордится тем, что его в Литве ненавидели больше всех из ЦСКА. Возможно, потому что он всегда был одним из самых результативных на площадке, возможно, причина другая:

«Даже не знаю, почему фанаты „Жальгириса“ взъелись.

— Может, после того, как вы, уезжая из Каунаса, золотые медали повесили на штору в купе?

— Это 1983-й. Дома в первом матче финала мы проиграли „Жальгирису“, а на выезде дважды победили и стали чемпионами. С нами ездил начальник отдела ЦСКА подполковник Стародубцев. В поезде по дороге в Каунас он ляпнул: „Если выиграете оба матча — присвоим тебе майора“. И вот, заканчивается вторая игра, я последним выхожу из раздевалки и вижу шинель Стародубцева.

— Забыл на радостях?

— Да. А мужик он высокий, коренастый — шинель мне как раз впору. Надел ее — и потопал в таком виде к автобусу.

— Имели успех?

— Еще бы! Ребята обомлели: „Уже присвоили?“ А в поезде мы собрали медали, повесили на шторку и стали помахивать на глазах болельщиков. Те в ярости начали раскачивать вагон. Если б поезд вскоре не тронулся, не представляю, чем бы все кончилось» (в интервью «Спорт-Экспрессу»).

Станислав Еремин

Лишь в последний год игровой карьеры Станислава Еремина ЦСКА упустил звание чемпиона СССР — весь сезон получился скомканным, а травмы вконец отбили у разыгрывающего желание продолжать карьеру. Этому предшествовали 9 титул и постоянные победы над еще не набравшим силу «Жальгирисом».

Отрывок о Еремине из книги Гомельского «Вечный экзамен»:

«Среди низкорослых баскетболистов 1970-х годов хотелось бы выделить Станистава Ерёмина. В 1974 году мы пригласили его в ЦСКА. „Малыш“ (рост 180 см), игравший до этого в свердловском „Уралмаше“, поразил меня прежде всего своими скоростными качествами. Я увидел в нем тот „двигатель“, который сумеет повести команду в контратаку, который станет в нужный момент организатором прессинга… Пожалуй, никто из наших игроков не умеет так легко и быстро ведением мяча преодолевать прессинг соперников, как это делает Станислав. Он не только отлично видит поле и не только быстр в движениях. Это еще и удивительно хитрый, расчетливый игрок, который предвидит возможную передачу, нередко отворачивается от пасующего соперника, как бы заманивая его в свои сети. Играя в Каунасе в матче чемпионата СССР 23 февраля 1978 года, Еремин сумел перехватить 9 мячей! Это великолепный результат для одного игрока!.. Порой его подводит, как это ни странно, чрезмерная скромность. Казалось бы, попал в выгодную для броска позицию — бросай мяч в кольцо! А Станислав отдает мяч партнеру. Может, боится промахнуться? Нет! Просто он очень коллективен, „не жаден“ в игре на мяч и боится показаться тщеславным. Во многих случаях это вредит Еремину, и я его, конечно, изрядно ругаю, но избавиться от такой „скромности“ пока ему не удается…».

Сергей Тараканов

Сергей Тараканов — один из самых заметных людей того ЦСКА.

Его значимость для армейского клуба определялась и тем, что тогда он был чуть ли не самым ненавидимым человеком в Литве — форвард бил без промаха и бежал так, что остановить его было практически невозможно. Для него самого «Жальгирис», впрочем, тоже не самый приятный соперник: армейцы чаще проигрывали, причем при обидных обстоятельствах — а ту 2-ю игру серии 87-го, когда Сабонис волшебным образом остановился на 4-х фолах, он вспоминает до сих пор.

Владимир Ткаченко

Владимир Ткаченко — самый колоритный игрок противостояния. Подвижный великан ростом 2,20 с суровым взглядом и полным отсутствием улыбки удачно контрастировал с образом его основного противника — улыбчивого весельчака Арвидаса Сабониса. Дуэль этой пары — двух лучших центровых Европы того времени — была центральной для исторического противостояния. И даже вошла в фольклор, представ в анекдотах: «Возвращаются как-то Сабонис и Ткаченко с дружеской пирушки и нашли на улице по железному рублю. Утром проснулись — а это канализационные люки».

Александр Волков

Для самого Александра Волкова ЦСКА был проходным этапом карьеры: он не хотел играть за армейцев и просто отслужил положенный срок. Но представить противостояние без легкомысленного форварда — это все равно что смотреть 3-й матч серии 87-го и не увидеть бросок Волкова, переведший игру в овертайм.

Волков — первый представитель Советского союза в НБА — даже здесь умудрился выделяться какой-то бросающейся в глаза легкостью, граничащей с пижонством. Он взрывался проходами, которые сложно было соотнести с игроком таких габаритов, иногда запутывал сам себя, фантазируя в быстрых атаках, не всегда оправданно тянул одеяло на себя. Но все это делалось с таким задором, с такой естественностью, что по большой части даже самые рискованные задумки сходили ему с рук.

6. 7 самых важных игроков «Жальгириса»

Гинтарас Крапикас

Свою первую важную медаль Гинтарас Крапикас завоевал в 1980-м в составе юниорской сборной СССР, которую возглавлял Юрий Селихов, в то время работавший в ЦСКА. Форвард вошел в символическую сборную того турнира и получил предложение, от которого не отказываются — предложение перейти в ЦСКА.

Крапикас всегда мечтал выступать именно за «Жальгирис», а потому отказался. Как потом выяснилось, чтобы стать участником самых ярких моментов в истории команды.

«Тогда не было интернета и прочего, все ходили на игры, другой возможности посмотреть игру не было. Если каунасский спортивный зал тогда вмещал 5000 человек, то заявок на билеты было на 100 тысяч. Представляете, какая там была поддержка, какая атмосфера, какую гордость испытывали мы, играя для этих людей и делая их счастливыми. Мы знали, насколько важен для литовца баскетбол», — вспоминал он.

Раймундас Чивилис

Раймундас Чивилис, чья борода стала неотъемлемым атрибутом побед «зеленых» — тихий спокойный работяга оставался в тени своих более звездных партнеров, но в нужный момент всегда был готов потрудиться и за того парня.

Именно так произошло в самом знаменитом матче Чивилиса — на Межконтинентальном кубке против «Цибоны» Дражена Петровича в 1986-м — бородатый центровой дотащил свою команду до победы. Нарушения режима беспокоили его еще меньше, чем соперники (до поры, до времени) — вечеринка в Тбилиси, которая продолжалась всю ночь, плавно перетекла в 25 очков Чивилиса и победу его команды и, конечно, стала легендарной. А в финалах с армейцами он просто делал то, что умел, помогая лидерам всеми возможными способами.

Сергей Йовайша

По окончании игрового пути Сергей Йовайша попробовал себя и как актер, и как журналист, и как политик — 25 лет назад нападающий просто выходил против Сергея Тараканова и пытался забросить больше, чем его визави.

Йовайша — один из трех мушкетеров каунасской команды: он идеально соответствовал образу Атоса, оставался немного на втором плане, а потом менял ход игры несколькими попаданиями и получал соответствующие прозвища от журналистов: «Мозговой центр», «Хитрый лис», «Длиннорукая бестия» и «Убийца фаворитов». Обладатель целой россыпи экзотических историй за пределами площадки (самая памятная с пощечиной ресторанной проститутке) на площадке всегда оставался самым хладнокровным в команде и контролировал ситуацию с начала и до конца.

Римас Куртинайтис

Лицо Римаса Куртинайтиса после победы в финале 1987 — самое нехарактерное лицо победителя: пока все остальные радуются или делятся эмоциями, защитник думает о чем-то своем, при этом показывая, что иного результата он и допустить не мог.

Куртинайтис — один из самых известных противников советской системы и один из тех, кто напрямую ассоциировал баскетбольное противостояние с борьбой против армии и Союза.

«Сборной Союза», где порой преобладал индивидуализм, «Жальгирис» противопоставлял не только Сабониса, но и сбалансированную систему, построенную на альтруистичной игре своих лидеров — Хомичюса, Куртинайтиса и Йовайши, способных решить игру точными бросками, но всегда ищущими максимально эффективное продолжение.

Вальдемарас Хомичюс

«Хомичюс работал как Ленин — 24 часа в сутки. И через эту черную работу он вышел на очень высокий уровень. Теперь он требует такого же отношения к тренировкам и от своих подопечных. В этом он неисправим. Я бы с ним, не раздумывая, на разведку пошел», — вспоминал Куртинайтис.

Неутомимый разыгрывающий, скорость которого фиксировала развивающаяся грива волос — мотор того «Жальгириса». Хомичюс был идеальным партнером для Сабониса, за счет дриблинга, быстроты и выдумки создавая для своего центрового наилучшую ситуацию. А его характер автоматически делал его лидером — даже в те моменты, когда «зеленые» уступали 20 очков, Хомичюс не подавал вида и вел команду на очередной штурм.

Арвидас Сабонис

Арвидас Сабонис и есть символ того противостояния ЦСКА и «Жальгириса» в 80-х: оно зарождалось вокруг его появления, от него оно зависело — сначала вызывая вопросы, сможет ли Сабас стать лидером, подобным Хомичюсу, а затем получая ответ от самого центрового, компенсировавшего короткую «скамейку» «Жальгириса» собственной настойчивостью, с ним и завершилось — травмы Сабониса положили конец победам каунасцев. За этого время он прошел путь от худощавого паренька, получавшего локтями от Мышкина и Петракова, до главной звезды финала и лучшего баскетболиста Союза.

Сабонис, не только великий баскетболист, но и великий актер, подарил и самый запоминающийся жест. Когда «Жальгирис» выигрывал овертайм финала 87-го со счетом 10:0 и оставались считанные секунды, он сделал какой-то волнообразный жест рукой. И потом объяснил, что показал, как победа улетела от ЦСКА вместе с гусями далеко на юг…

7. Качество баскетбола было не очень, зато эмоции захлестывали

«Я бы сказал, что тогда баскетбол был более хаотичным и менее продуманным, — рассказывал Сергей Тараканов. — У нас не было всех этих экзотичных планов на игру, как сейчас. Чтобы как-то менять игру во время матча или менять атаку, нам приходилось импровизировать. Иногда это приводило к непредсказуемым результатам. Конечно, лучшие игроки моей эры были бы лучшими и сегодня — я уверен в этом на 100 процентов. Речь даже не о физической подготовленности, сама современная игра очень отличается.

Сегодня игрокам говорят, как делать каждую мелочь на площадке — как нужно ставить ногу, как поднимать руку. А у нас не было такой школы.

Например, в тех матчах против „Жальгириса“ против меня защищались маленькие игроки, в частности, Вальдемарас Хомичюс. Так что вполне естественно было просить мяч под щитом, в усах. Но мои партнеры не могли отдать мне передачу. Для хорошо подготовленной команды было бы очевидно, что нужно вытягивать Сабониса из „краски“ и использовать „мисматч“. Но у большинства команд той эпохи не хватало командной дисциплины, чтобы заставить заплатить за плохую защиту или неравноценный размен».

8. Ключевые моменты каждого из 6 суперфиналов ЦСКА — «Жальгирис»

1983. ЦСКА — «Жальгирис» — 2−1 (80:83, 89:76, 79:77 ОТ). Выделены матчи, которые состоялись в Москве.

«Жальгирис» выиграл в первом матче и приехал в Каунас с уверенностью в том, что мечта близка к осуществлению.

Показательными получились последние минуты третьего матча — в овертайме армейцы вырвали победу 9:7. Оба соперники атаковали с большим трудом, но хладнокровие Станислава Еремина в те моменты оказалось определяющим фактором.

1984. ЦСКА — «Жальгирис» — 2−1 (77:65, 73:78, 73:67)

Еще одна насмешка над золотыми притязаниями «Жальгириса».

Каунасцы неожиданно пропустили 19-очковый рывок в первом матче, а затем отдали победу в третьем, поведя в счете 8 очков.

И в том, и в другом случае снайперскими качествами неожиданно отметился Сергей Тараканов.

В третьем матче Ткаченко доставил Сабонису максимальный дискомфорт и много забил — 24 очка из 73 армейских.

1985. «Жальгирис» — ЦСКА — 2−0 (86:71, 77:75 ОТ)

Первая победа каунасцев.

«Жальгирис» выиграл все матчи по ходу сезона и несколько зарапортовался лишь во второй встрече суперфинала.

ЦСКА вел во второй игре «+11», но постепенно за счет попаданий Куртинайтиса «зеленые» вернулись.

Завершилось все курьезом.

При счете 67:69 Гомельский получил технический за споры и дал возможность сравнять счет и перевести в овертайм.

Там финальную точку за минуту до конца поставил трехочковым Сергей Йовайша.

1986. «Жальгирис» — ЦСКА — 2−1 (69:62, 64:71, 67:59)

Сабонису — 22, и он уже лучший центровой Европы.

В первом матче центровой набрал 21 очко и разобрался под обоими щитами. В третьем против него вышел Лопатов и заставил его быстро получить три фола, но в концовке «Жальгирис» вновь удачно накатил и взял второй титул.

1987. «Жальгирис» — ЦСКА — 2−1 (81:92, 70:67, 93:83 ОТ)

Самый драматичный суперфинал.

ЦСКА выигрывает первый матч в Каунасе — у «Жальгириса» нет Сабониса, и врачи и Гомельский как тренер сборной запрещают ему участвовать. У ЦСКА — 41 подбор, у «Жальгириса» — 21.

Несмотря ни на что, Сабонис выходит на восьмой минуте второго матча. «Жальгирис» контролирует игру, а в решающей атаке центровой бьет сверху.

Третий матч — один из лучших в истории советского баскетбола.

«Жальгирис» уверенно ведет, но в последние 7 минут пропускает рывок 0:19. Сабонис балансирует на 4 фолах.

Волков сравнивает счет с финальной сиреной и переводит игру в овертайм.

А там ЦСКА куда-то пропадает. «Жальгирис» выигрывает последний отрезок со счетом 10:0, а Сабонис завершает финал легендарным жестом.

У него 25 подборов за матч.

«Что было в городе во время третьего, решающего матча, я не знаю, поскольку находился на площадке, — говорил Сабонис. — Но, полагаю, на улицах было тихо и спокойно — все сидели у телевизоров. Ну, а потом по всей Литве начались трехдневные народные гуляния. В нас ведь после поражения во втором матче серии никто особенно не верил. А нам удалось выиграть в Москве, в овертайме, со счетом 10:0. И потом, когда возвращались в Литву, самолет полчаса нарезал круги над аэродромом, поскольку толпа запрудила всю взлетно-посадочную полосу. Ну, а наш автобус сначала несли на руках, а потом развинтили на сувениры…»

1988. ЦСКА — «Жальгирис» — 2−0 (87:80, 94:66)

В отсутствие травмированного Сабониса ЦСКА выносит «Жальгирис» без вариантов.

Эпоха «Жальгириса» в советском баскетболе на этом завершается. Команда, которая не обновлялась, не меняла тактику, не развивалась, проиграла еще один финал, в 89-м «Будивельнику». «Золотое поколение» после этого разъехалось по всей Европе.

В истории баскетбольной Литвы тот «Жальгирис» так и останется уникальным явлением. Единственным случаем, когда практически вся сборная, кроме Марчюлениса, играла в одном клубе и смогла побороться и с суперклубом СССР, и с лучшими клубами Европы.

Топовое фото: РИА Новости/Юрий Сомов

Автор Валерий Гуртовой

Жальгирис
Каунас
30 марта,
Каунас
ЦСКА
Москва
• источник: www.sports.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают