«Ехал в Россию и ждал чего-то из «Рокки-4» – медведей и морозов»

«Ехал в Россию и ждал чего-то из «Рокки-4» – медведей и морозов»

Кайл Хайнс — об адаптации к жизни в России, опыте посещения бани, русском рэпе, своём прозвище в команде и многом другом.

Регулярный чемпионат Единой лиги ВТБ и Евролиги подходит к концу. Впереди самые важные матчи — плей-офф. В преддверии решающего отрезка сезона «Чемпионат» побеседовал с центровым «армейцев» Кайлом Хайнсом. Американец рассказал о противостоянии со своей бывшей командой — «Олимпиакосом», вспомнил, как адаптировался к жизни в России, назвал самого русского игрока команды и пояснил, почему они с женой решили назвать дочь Аней.

«Матчи с «Олимпиакосом» для меня всегда особенные

— Регулярный чемпионат Евролиги подходит к концу. ЦСКА гарантировал себе второе место, и даже победа над «Олимпиакосом» не позволит вам сместить «Реал» с первой строчки. Насколько важно для команды было выиграть «регулярку»?

— У нас были свои цели. Одна из них — первая строчка в таблице регулярного чемпионата. Всё, что мы делаем, мы делаем для победы. Не обсуждали в начале сезона, что хотим стать вторыми или третьими. Главной задачей было получение преимущества домашней площадки в плей-офф, и мы её решили. Было непросто, учитывая изменившийся формат турнира. В новых условиях мы сталкиваемся со многими вызовами. А ведь есть ещё Единая лига ВТБ, у нас добавилось перелётов.

— Впереди последний матч «регулярки» с «Олимпиакосом». Станет ли он особенным для ЦСКА?

— Может, игра и не будет иметь турнирного значения, но всё равно станет важной. Мы хотим завершить сезон на мажорной ноте и вступить в плей-офф в хорошем состоянии и настроении. Кроме того, «Олимпиакос» — принципиальный соперник, играть спустя рукава они уж точно не будут. Это будет хорошая разминка перед матчами на вылет и для нас, и для них.


— Будет ли матч особенным для вас?

— Матчи с «Олимпиакосом» для меня — всегда особенные. Многие приятные моменты моей карьеры случились именно в Греции. Нам с «Олимпиакосом» есть что вспомнить, у меня осталось там много друзей, некоторые даже до сих пор играют в команде. Поэтому встреча с этими парнями всегда особенная и приятная.

— Вы провели в «Олимпиакосе» два года. Успели привыкнуть к Греции?

— Обожаю Грецию. Это прекрасное место, к жизни там очень легко привыкнуть. Солнце, пляж, позитивные местные жители. Культура и мировоззрение — нигде нет напряжения. К тому же команда выигрывала. Мы одержали немало побед, достигли многих целей в долгосрочной перспективе.

«Друзья спрашивают, видел ли я Эдварда Сноудена»

— Долго осваивались в российской действительности?

— Да. Довольно долго, ведь я приехал из США. А у американцев сложилось определённое мнение о России, о Москве. Ты слышишь всё, о чём говорят в новостях наши средства массовой информации — об отношениях с Россией и о россиянах, — и готовишься к худшему. Когда я приехал сюда, сильно удивился, насколько Москва

дружелюбный город. Стоит отдать должное и команде — ребята сделали всё возможное, чтобы я и моя семья чувствовали себя здесь комфортно. А теперь Москва — мой второй дом. Я здесь уже четыре года, у меня с городом связаны приятные воспоминания, я тут многого достиг. Люблю Москву — здесь есть чем заняться и есть что посмотреть. Ко мне часто приезжают гости. Члены моей семьи и друзья сильно удивляются тому, как величественна Москва, насколько местные открыты и гостеприимны.

— Вы упомянули о стереотипах. Можете назвать самые дикие вещи, которые приходилось слышать о России?

— Достаточно включить любой американский канал. Стереотипы? Русские шпионы или то, что россияне очень суровые, безэмоциональные и грубые. Или морозы. Да и сам город, Москва. Ждёшь чего-то из «Рокки-4», вроде медведей на улицах. Конечно, всё сильно преувеличено, но примерно такая картина складывается, если верить СМИ. Например, я в аэропорту, лечу в Россию. Мне говорят: «О, будьте осторожны, сэр. Вы уверены? Зачем вы летите в Москву?» Но, когда приезжаешь сюда, всё меняется. Москва — один из лучших городов мира. Люди здесь чудесные, поэтому я получаю удовольствие от жизни в России.

— Что насчёт ваших родных и друзей, часто ли они расспрашивают вас о России?

— Постоянно. Все интересуются, особенно сейчас, когда о России часто говорят в новостях. Спрашивают, видел ли я Эдварда Сноудена, прогуливающегося по соседству. Что-то в таком духе. Довольно смешные вещи. Многие сильно нервничают, когда собираются в гости. Когда я жил в Греции, от желающих приехать не было отбоя, все хотели посмотреть Афины. А уговорить некоторых прилететь в Москву бывает довольно сложно. Но зато потом — так было с моей женой, братьями и многими друзьями — все хотят сюда вернуться. Поэтому Москва — одно из тех мест, которые нужно посетить, прочувствовать и понять.

— Вы провели в Москве четыре года. Чувствуете себя немного русским?

— Пожалуй, что так. Ведь я провожу здесь больше времени, чем дома, в США. Мне кажется, я понимаю культуру и людей, правда, языка так и не выучил. Сильно ленюсь в этом отношении. Но я определённо проникся русской культурой.

— Вы сказали, что в Москве вам комфортно. И всё же, есть ли вещи, которых американцу в российской столице не хватает?

— Честно говоря, больше всего не хватает моей семьи и друзей. Ведь я из большой семьи с огромным кругом близких друзей. Поэтому, думаю, с этим труднее всего. Если говорить про остальное, в Москве можно найти всё что угодно. Разве что времени потратить чуть больше, чем обычно.


— Вы упомянули о семье. Вашей жене и дочери комфортно в Москве?

— Моя жена обожает Москву. На удивление. Когда она приехала в первый раз, у неё были характерные для многих сомнения, она не была уверена. Но теперь любит этот город. У неё полно своих каждодневных дел, у неё есть подруги и друзья, с которыми она проводит время. Ну и наша дочь, разумеется.

— Кстати, вы дали ей наполовину русское имя — Аня-Жанетт. Почему?

— Мы хотели дать ей нечто особенное. Что-то на память. Большую часть срока моя беременная жена провела здесь, в России. Моя дочь проведёт часть своего детства здесь же.

— В команде вас называют Мишей. Как к этому относитесь?

— Хорошее прозвище. Миша. Медведь. Плюшевый медведь! Мне нравится.

— Как думаете, оно вам подходит?

— В некотором смысле. На паркете я сильный и большой, а за его пределами — тихий, внимательный и милый. Как мишка! На вид грозный, а когда подходишь, понимаешь, что он добрый.

«Виктор Хряпа — идеальная ролевая модель»

— Говорят, вы стали той необходимой деталью, которой ЦСКА для победы в Евролиге и не хватало. Ведь с «Олимпиакосом» вы дважды поднимали над головой кубок чемпионов Евролиги. Согласны с таким мнением?

— Дело не только во мне. У нас полно игроков с опытом. Виктор Хряпа и Андрей Воронцевич, например. Виктор ведь играл в НБА. Нельзя забывать и про наш тренерский штаб. Начиная от тренеров Дэррила Миддлтона и Адреаса Пистиолиса, заканчивая главным тренером Димитрисом Итудисом. Ну и я. Знал о тех мелочах, которых не хватает до победы, и старался помочь команде (улыбается).

— Вы обмолвились о Хряпе и его выступлении в НБА. Можете представить, как капитан играл там, за океаном?

— Я следил за Виктором на протяжении долгого времени, даже когда он не играл в Евролиге. Хряпа из тех парней, за которыми мне рекомендовали наблюдать тренеры. Он не только стал одним из немногих россиян в НБА, но и успешно выступал на международном и клубном уровне здесь, в Европе. Идеальная ролевая модель. На площадке и за её пределами.


— В раздевалке ЦСКА собраны игроки из разных стран. Американцы, британец, француз, серб, россияне. Но говорят все на английском. Как, по-вашему, это нормально?

— Я думаю, в баскетболе, да и в спорте в целом английский стал международным языком, его легче воспринимать всем. Конечно, нам всем не помешало бы подучить русский, но это занимает много времени. Уверен, российские игроки бы от такого не оказались.

— Кто из российских игроков ЦСКА лучше всех говорит по-английски?

— Виталий Фридзон… Шучу (смеётся). Виктора Хряпа.

— Что россияне дали вам в баскетбольном плане?

— Когда я рос, мы с друзьями восхищались Андреем Кириленко. Он всегда был одним из моих любимых баскетболистов. Когда он выступал за «Юту», славился своим неповторимым стилем, нацеленностью на защиту. Кириленко был другим типом игрока — мобильный, универсальный. Если бы тогда мне кто-то сказал, что однажды он станет моим одноклубником, не поверил бы. Саша Каун, выступавший на позиции центрового в ЦСКА, многому меня научил. Мы провели вместе два года. И Хряпа, конечно. Он очень умный, интеллектуальный игрок. Я смотрю на него и учусь. До сих пор.

«Некоторые российские рэп-исполнители делают вполне сносную музыку»

— Если говорить не о баскетболе, а о жизни — научили ли вас чему-то российские одноклубники?

— Они всегда мне помогали. Особенно Каун. Он жил в Штатах и понимает нашу ментальность, даже женат на американке. Саша помог мне и моей семье освоиться в России и сделал нашу жизнь здесь чуточку легче. И спортивный директор Андрей Щепанков всегда готов прийти на выручку, он ведь учился в США и понимает, каково это — жить по обе стороны океана.

— А были ситуации, когда вы обращались к российским одноклубникам за помощью в быту? Может, звонили и спрашивали о чём-то?

— В основном возникают проблемы с переводом. Если я ищу что-то и не могу понять, где это найти, или я в магазине. Заговариваю с продавцами, а они понимают только по-русски. Смотрим друг на друга. И ничего не можем поделать.

— Кому конкретно звоните в таких ситуациях?

— Когда-то звонил Кауну. Андрею Щепанкову или администратору команды Василию Козловцеву. «Что это? Как попасть туда-то?» — обычно мои вопросы выглядят так. Даже Аарону Джексону звоню. Он ведь живёт здесь дольше меня и многое понимает. Он очень самостоятельный, у него даже водителя нет. Предпочитает делать всё сам. И у него есть ответы на многие вопросы. Он тоже мне определённо помог.

— Кто в команде самый типичный русский?

— Все они (смеётся). У всех есть что-то от тех стереотипов о русских. Не знаю. Это моё мнение.

— Самое странное, что делают российские игроки? Кроме прослушивания русского рэпа, разумеется.

— Русский рэп… Некоторые российские исполнители делают вполне сносную музыку.

— Кто, например?

— Тимати. Он неплох.

— Что ещё удивило из местного колорита?

— Баня. Это было довольно странно. Мы пошли туда всей командой. В прошлом году тоже ходили. Было непривычно. Мне понравилось, но ощущения всё равно странные, особенно для американца. Другая культура!

— Это был тимбилдинг!

— Да. Именно! Классический российский тимбилдинг (хохочет).

• источник: www.championat.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
1 комментарий

Впервые вижу такого спокойного и уравновешенного игрока и при этом приносящего много пользы команде. Очень нравится!!! Успехов ему с ЦСКА!!!

Ответить
armi
10 апреля 2017, в 11:16
0
Сейчас обсуждают