Димитрис Итудис: «Я не так глуп, чтобы отбирать у игроков талант»

Димитрис Итудис: «Я не так глуп, чтобы отбирать у игроков талант»

Новый главный тренер ЦСКА рассказал об особенностях подготовки, системе командной игры и собственном понимании слова «свобода» в баскетболе.

— Вы уже больше месяца руководите командой. Каковы первые впечатления?

— Ясно, что у нас впереди еще много работы. Нужно объединять команду, находить правильную «химию». К сожалению, нам не повезло: не получилось пока собраться вместе, ведь были и остаются травмированные либо отсутствующие игроки. Но мы настроены позитивно. День придет, когда все будут здоровы и смогут показать, на что каждый способен индивидуально.

— Говоря о создании «химии»: как считаете, сейчас тренерский штаб с игроками на одной стороне баррикад?

— Единственное, что могу сказать: баскетболисты здорово работают, пытаются понять мою философию, они собраны и стараются, как могут. У нас был очень хороший сбор в Греции, заложили базу, постарались научить основам нашей системы нападения и защиты. Мы под нагрузкой, но это нормально для этого периода. Именно поэтому не особенно озабочены результатом, хотим видеть определенные моменты в игре и оценить, насколько стабильно и длительно можем проводить удачные отрезки. Очевидно, что мы прогрессируем, по сравнению с первыми матчами. Смотрим вперед, наша медицинская бригада делает все возможное, чтобы вернуть всех в строй.

— Как вы можете охарактеризовать систему игры ЦСКА?

— Все зависит от соперника и нашего уровня готовности в конкретный момент. Что мы пытаемся делать сейчас, это выработать явные акценты в нападении. Хотим придерживаться одной идеи в защите. Очень полезным был турнир в Турции, поскольку мы играли против соперников высокого уровня, могли проверять стратегию и добавлять некоторые детали к общей картине. С учетом того, какие исполнители, какого качества у нас есть, стараемся создавать систему. Не так важно, кто будет бросать по кольцу, важно, в какой ситуации, при каких обстоятельствах будет производиться атака. Мы пытаемся создавать возможности для игроков, и это уже местами получается. Думаю, это позволит команде и каждому ее члену доверять системе.

— Некоторые из ребят уже говорят, что вы позволяете им свободу в нападении. Каким вам видится баланс между индивидуальным и командным исполнением?

— Не знаю, позволяю ли я свободу. Пожалуй, не соглашусь с такой формулировкой вопроса. Что означает свобода? У баскетбола есть правила. В нашей системе есть правила. В то же время я не так глуп, чтобы отбирать у игроков их талант. Например, считаю допустимым, чтобы, скажем, Тео в быстром отрыве совершил потерю при передаче, потому что он потрясающе видит площадку. Окей, давайте назовем это свободой. Но я называю это иначе — инстинктом. Сейчас упомянул Тео, но мог бы сказать про Виктора, про Нандо, про Сонни. Все их действия связаны правилами. Можно сказать, что настоящей свободой в баскетболе могут похвастаться «Гарлем Глобтроттерс». Но мы не будем «Глобтроттерс». Мы работаем в системе, создаем пространство, определяем акценты. В то же время никогда не буду останавливать баскетболиста, который индивидуально может помочь команде. Именно команде. Не себе самому. Это не частная лавочка кого-то из нас. Мы находимся под зонтом организации ЦСКА.

— Поясняя понятие «свободы»: многие тренеры требуют от подопечных, скажем, четко переводить мяч на другую сторону, отдавать передачу просто потому, что это подразумевает схема. А игрок может полагать, что в конкретный момент он может бросить или пройти под щит.

— Не хочу судить других, стараюсь делать свою работу. С моей точки зрения, если мы говорим о нападении, я хотел бы, чтобы мои подопечные умели читать игру, создавать для себя или товарищей, в зависимости от ситуации, от защиты соперников. У меня есть такие баскетболисты, и уже сейчас довольно понятно, кто умеет создавать, получая мяч, кто умеет создавать без мяча. И мы хотим, чтобы эти роли исполнялись. Было бы здорово, чтобы в каждом матче было так, как в недавней встрече с «Фенербахче-Улкером», в которой пять игроков набрали больше 10 очков, на площадку выходили 11 человек, причем Зозулин не играл, потому что мы берегли его из-за проблем со здоровьем. Мы знаем, что так не будет всегда. Хотим сами читать игру, понимать, как хотим действовать, в каком темпе, подстраиваться под ситуацию. У соперников тоже есть свои удачные сочетания, стратегия, высокое качество исполнителей.

— Давайте поговорим о составе, подборе игроков. Приходится много читать о том, что с уходом Крстича ЦСКА стал не так силен под щитами. Вам нравится нынешняя ротация «больших»?

— Меня не волнует, что думают другие. Меня заботит то, что думает моя команда, мои игроки, люди, которые рядом. Может, это звучит грубовато, но я такой по натуре. Мне плевать на «мнения» со стороны. Мы стремились создать насколько возможно лучший коллектив. И у нас есть ребята с опытом, с мотивацией и концентрацией. Вы помните, я с первой минуты говорил о том, что эти ингредиенты наиболее важны. Наша передняя линия сейчас старается быть часть цепочки — Саша, Кайл, Паша, Андрей, Ди-Николс и, конечно, Виктор, который скоро вернется в строй. Мы довольны, что можем действовать высоким и низким вариантами состава. Каждый старается играть лучше и лучше. И раз уж упомянуто имя Крстича — он, безусловно, великий баскетболист, но все знают, почему и как мы расстались. Такова жизнь. Не хочу возвращаться к этому. Сейчас у нас в распоряжении те игроки, кого мы хотели.

— Хотелось бы обратить внимание на то, что в предсезонных матчах команда стабильно доминирует на щитах.

— Просто у нас в составе люди, готовые стараться на все 100 процентов. Скажем, Воронцевич в каждом матче доминирует, берет 7, 8, 10 отскоков. Мы хотим, чтобы он всегда шел на щит. Николс очень помогает. Не говоря уже о Саше или Кайле, которые готовы делать черновую работу, ставить заслоны, проваливаться под кольцо, отрабатывать в защите.

— Говоря о Воронцевиче: он начинает уже девятый сезон в ЦСКА, но впервые получает роль игрока стартовой пятерки.

— Не уверен, что его роль существенно поменялась. Для меня не главное, кто начинает матч. Главное — кто его заканчивает, кто создает, кто делает результат. Пусть сегодня это будет Андрей, завтра — Саша, послезавтра — Тео. Мы думаем о пользе для команды. Баскетболисты — люди, у них могут быть удачные и неудачные дни. Потому у нас есть коллектив. Каждый должен быть готов прикрыть спину товарища. Сейчас я упомянул Андрея, потому что он впечатлил во встрече с «Фенербахче» — подбирал, завел атаку в первой половине.

— Центровые ЦСКА — Каун, Хайнс и Коробков — являются специалистами по пик-н-роллам, и, наверное, вам это удобно, учитывая, что «Панатинаикос» в долгий период вашей работы в Афинах, славился именно пик-н-ролльным нападением.

— У меня есть опыт приспосабливаться к тому составу, который есть в распоряжении. Если Саша или Кайл хороши в «роллах», будем этим пользоваться. Если бы у меня был Тим Данкан, я бы отдавал ему мяч вниз для игры спиной. Но это не значит, что будем действовать прямолинейно. Будем варьировать имеющиеся опции. В игре с «Фенером», скажем, когда Жорич имел три фола, Саша легко обыграл его спиной, забросив легкий мяч. Это часть игры.

— Пожалуй, самая насыщенная «звездами» линия — это периметр, где у команды есть Уимс, Фридзон, Маркоишвили, Де Коло. Мы уже видим хорошую эффективность атак издали. Можно ли сказать, что в этом будет главный из атакующих акцентов, о которых вы говорили?

— Главный состоит в том, что у нас есть изобретательные защитники, которые могут создавать ситуации броска для себя и для других. Стараюсь лишь помочь им, дать им что-то, чтобы запустить процесс созидания, то, от чего можно оттолкнуться. Вы не упомянули Тео, а с его возвращением игра переходит в другое измерение, он заставляет соперников вовлекать больше обороняющихся, думает на два-три паса вперед. Конечно, мы лучше распоряжаемся пространством за счет «больших», «катящихся» под кольцо, за счет снайперов, растягивающих оборону. Что мы стараемся делать — помочь баскетболистам создавать, читать игру. Конечно, очевидно, что защитники, умеющие отдать передачу, добавляют эффективности центровым, и, напротив, если центровые хорошо завершают атаки, все срабатывает.

— В перечисленном списке игроков периметра не было Теодосича, потому что о нем хотелось сказать отдельно. Он недавно вернулся после отличного выступления на чемпионате мира. И, похоже, вписался в систему после буквально пары тренировок и матчей. Как вы оцениваете его адаптацию?

— Ничему не удивляюсь. Пусть он не работал со мной раньше, но неоднократно играл против моих команд. Мы часто разговаривали летом по телефону. Он был лидером сборной Сербии. Он прирожденный победитель по характеру. К тому же он в ЦСКА провел уже несколько сезонов. Милош умен, его баскетбольный IQ очевиден, и ему, действительно, понадобилось пара тренировок, чтобы вникнуть в систему. Мои помощники сразу выдали ему папку с комбинациями, объяснили схемы, и это очень важная часть работы. Очень помогли и товарищи по команде.

— В течение всей предсезонки в отсутствие Тео огромную роль пришлось играть Аарону Джексону. Как опишете его роль?

— На Аарона выпала большая нагрузка. Ему и Стребкову на тренировках приходилось работать практически без замен. Понимаю, что они, наверное, устали больше других. Очень доволен их работой. И Джек, и Стреб сделали очень многое, причем постоянно поддерживали высочайший ритм, который мы стремились задать. К тому же мы опробовали и будем в течение десяти (или даже больше) минут за матч использовать сочетание двух разыгрывающих. Или даже трех, когда вернется Нандо. Это позволит быть интереснее, агрессивнее, откроет больше возможностей вскрывать защиту. Мы уже добавляем, но должны становиться лучше.

— В первой серии предсезонных матчей команда совершала много потерь. Чем это объяснить — притиркой друг к другу, к системе, чем-то еще?

— Да, я ожидал, что все будет примерно так. Мы многое меняем и стараемся поддерживать высокий темп. При этом логично видеть обилие ошибок. Баскетбол — это спорт, игра, которая предполагает ошибки. Но мы садимся с командой, смотрим видео и пытаемся понять, почему ошибаемся. И уже добиваемся прогресса. Каждый понимает, что мы становимся лучше, когда дело доходит до броска. Надеюсь, что в конце концов сможем довести среднее количество потерь до 10 или даже меньше.

— Скажите несколько слов о молодых парнях, которым выпала большая роль в ходе подготовки.

— ЦСКА проделывает отличную работу, потому что все ребята выросли в системе клуба, вышли из младших команд. Они получили такой шанс благодаря своим стараниям. И каждый — Гаврилов, Астапкович, Ганькевич, Малейко — позволил нам поддерживать хороший уровень тренировок. Безусловно, будем следить за ними, радоваться их успехам. Рад, что смог посмотреть Гудумака во время подготовки. Жаль, что не получилось поработать с Комоловым. В целом, ребята являются будущим ЦСКА. Благодарен им за старания.

— Дольше остальных задержался Антон Астапкович, отработавший и турецкую часть сбора команды.

— Антон уже сейчас готов физически и технически, чтобы получать игровое время. Позволил ему выйти в некоторых матчах, и он шансом пользовался. Думаю, на этом он должен строить будущее — на опыте игр, общения с партнерами высокого уровня, приобретаемых знаниях.

— Последнее, но очень важное — мы практически не говорили о защите команды. Как оцениваете нынешнюю готовность, над чем планируете работать?

— Пока мы еще отстраиваем систему. Думаю, будем давать оценки чуть позже, когда проведем больше матчей и вернем в строй больше игроков. Но во всех встречах пока, считаю, оборона работала неплохо. Конечно, она является основой всего. Мы являемся атлетичной командой, которая может набирать очки в быстрых отрывах, в первичной и вторичной стадиях. Если сможем за счет защиты получать 20−30 процентов очков на контратаках, будет здорово. Поработаем больше над действиями один на один, а потом уделим внимание ротациям, коммуникации. Нам часто не хватало взаимопонимания, но сейчас это объяснимо.

• источник: www.sports.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают