Милош Теодосич: «Было очень стыдно за момент с тайм-аутом»

Милош Теодосич: «Было очень стыдно за момент с тайм-аутом»

Лучший европейский баскетболист этого года — об энергии тренера Джорджевича, новом контракте с ЦСКА и внутренних изменениях.

Джорджевич, энергия, чемпионат мира

— Самое яркое воспоминание с чемпионата мира?

— Игра с Францией. Она получилась очень захватывающей, и после матча меня переполняла гордость за команду, что нам удалось добраться до финала. Самый счастливый момент на турнире, совершенно точно.

— Вы вообще ожидали, что команда может вот так выступить?

— Если честно, то нет. На самом деле, единственным человеком, который верил в команду, был тренер. Он-то с самого начала твердил, что мы можем добиться того, что получилось. Возможно, какие-то надежды и были, но довольно абстрактные. В команде никто не ожидал, что мы пройдем так далеко.

— Вы же как-то быстро нашли общий язык с Джорджевичем. Так?

— Мне действительно легко было с ним. Была сложность с тем, что это его первый сезон в сборной, поэтому все было новым, приходилось привыкать, но весь процесс работы с ним и пребывание в сборной доставили мне огромное удовольствие.

— Что лучше всего характеризует его как тренера?

— Понятно, что он хороший тренер, умный, разбирается в баскетболе и все такое, но я заметил, что в нем бушует какая-то безумная энергия, которая… Я даже не могу описать этого. Подобной энергетики я не видел никогда в жизни. Это отличает его.

— Многие заметили, что вы принимали активное участие в тренерской работе…

— Да не, никакого участия я не принимал. Это его работа. Я не могу вмешиваться в работу какого-либо тренера. Просто иногда я пытаюсь помочь команде в той или иной ситуации, сказать что-то в тайм-ауте. Но не следует думать, что я как-то могу повлиять на работу тренера.

— Вы наверняка знаете, что момент, когда вы отчитывали партнеров, попал в кадр. Как реагировала на это команда?

— Мне, конечно, очень жаль, что этот эпизод оказался на телевидении. На самом деле, мне было очень стыдно. Но нужно понимать, что такие вещи иногда случаются: порой я, Крстич или какой-то другой опытный игрок может встряхнуть коллектив. Это рабочий момент. Я часто делал подобные вещи и раньше. Возможно, не использовал те же самые слова, но также был критичен. Иногда неплохо разбудить команду.

— А вот вы действительно чувствуете разницу в возрасте по сравнению с молодыми игроками?

— Да нет. Мы пытаемся нивелировать любую разницу, стараемся мыслить одинаково. Совершенно точно одно: одни и те же правила действуют для всех.

— В какой момент вы осознали, что у вас есть настоящая команда и вы можете достичь чего-то?

— Впервые это было еще на стадии подготовки, когда я увидел, как все выкладываются и как все здорово получается. А затем, конечно, четвертьфинал с Грецией, когда мы показали баскетбол очень хорошего уровня.

— В одном из контрольных матчей вы угодили в лицо судье. Как так получилось?

— Да это случайно произошло. Честно, не хотел так делать. Я немедленно же извинился — у меня и в мыслях такого не было.

— Почему Ненад решил завершить карьеру в сборной?

— Он немало лет отдал команде — 10 или 11, много пользу принес сербскому баскетболу и сборной. Наверное, он мог бы поиграть еще пару лет, но сейчас ему 31 год, он должен думать о себе — использовать оставшиеся годы карьеры так, чтобы выглядеть хорошо в составе клуба. Поэтому ему нужно время на отдых.

— Но вы пытались его переубедить?

— Постоянно. Мы только об этом и говорили. Надеюсь, что он все же передумает, потому что он нужен команде, и на паркете, и за его пределами.

— Справедливо мнение, что вы никогда не чувствовали себя настолько уверенно в команде, как в этом году?

— Я бы не стал так говорить. Возможно, свой лучший баскетбол в составе национальной команды я и показал в этом году, но уверенно я себя чувствую каждый год, мне по-настоящему нравится выступать за Сербию. В этом смысле ничего не изменилось.

— Когда, на ваш взгляд, можно будет обыграть США?

— У них, конечно, отличная команда, где все 11−12 игроков примерно на одном уровне… Но такой проблемы вообще нет. В 2002-м Югославия уже обыгрывала Америку в Индианаполисе. Думаю, что обыграть их можно. Это непросто, но не такая уж недостижимая штука.

ЦСКА, контракт, тренеры

— Сколько времени вам понадобилось, чтобы решить, что вы хотите остаться здесь?

— Две-три секунды. Я очень хотел остаться, это был предпочтительный вариант — мне нравится и команда, и Москва, и время, которое я провожу здесь.

— Вы учитывали, что Ненад и Владо ушли?

— Конечно, надеялся, что хотя бы один из них останется, но что поделаешь. Это жизнь, мы профессионалы, я, конечно, желаю им всего хорошего в их новых клубах.

— Но вам будет сложнее без них?

— Ну, возможно, вне площадки. Мы ходили в ресторан и все такое… Но в остальном у меня остались отличные партнеры, замечательные друзья. Надеюсь, что особенной разницы не будет.

— А вы бы остались, если бы остался Мессина?

— Да об этом я вообще не думал. Думаю, что концовка сезона нам вполне удалась, и у меня с ним точно не было никаких проблем. У нас были нормальные отношения.

— Андрей Ватутин по сути обвинил Мессину в поражении в Евролиге. Что вы думаете?

— Это его мнение. Мне не хотелось бы комментировать.

— Вы проиграли пять «Финалов четырех». Давит ли это на вас, или вы стараетесь воспринимать это как достижение?

— Я не думаю об этом так. Они все были разными. Воспоминания о некоторых до сих пор очень болезненные, о других я и не думаю. Просто финал в Стамбуле и прошлогодний матч с «Маккаби» очень неприятны, мне казалось, что у нас очень, очень большие шансы на победу и стать чемпионами. В других случаях мы могли считать достижением уже сам выход. Но вот эти два я часто прокручиваю в голове. Особенно стамбульский — тогда у нас была лучшая команда в Европе, и мы заслуживали победу. Но что ж поделаешь, иногда не хватает удачи, иногда что-то случается.

— Вспомните, пожалуйста, три самых памятных момента за то время, что вы играете в Москве.

— Вот оба поражения, в Стамбуле и от «Маккаби». А еще конец прошлого сезоне, когда мы отыгрались в серии с «Локомотивом» и взяли титул. Мы проигрывали 0−2, поехали в Краснодар, победили там, а затем взяли пятую игру здесь. Выдали 9 побед подряд после кошмара в Милане, и это было незабываемо.

— Ваши партнеры говорят, что чувствуют себя свободнее у нового тренера. Вам как?

— Я бы сказал, что Димитрис — тренер иного плана, чем Мессина. И совершенно другой человек. Я бы тоже сказал, что сейчас он дает нам больше свободы и не давит, но это всего лишь начало сезона. Увидим, что будет дальше. Пока мне все нравится: мы играем много пик-н-роллов, а это та игра, которая мне подходит.

Понятно, что перед нами стоят обычные цели — дойти до финала в каждом турнире и постараться победить. Но сейчас вопрос не об этом. Пока мы не делаем всего того, что требует от нас тренер. Так что мы должны жить от игры к игре, от тренировки к тренировке и много, много работать.

— Можно сказать, что вы изменились за эти три года?

— Наверное, я стал взрослее и как человек, и как игрок. И вещи, которые я делал раньше, сейчас даже не укладываются в моей голове. Точно я бы не стал больше такого совершать.

Автор Филипп Прокофьев

• источник: www.sports.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают