Ману Маркоишвили: Не каждый грузин должен быть тамадой

Ману Маркоишвили: Не каждый грузин должен быть тамадой

Армейский новобранец Манучар Маркоишвили рассказал пресс-службе нашего клуба об исполнении мечты, уроках русского от будущей жены, науке от Этторе Мессины и особенностях национального баскетбола.

— Ты сказал, что играть в ЦСКА было мечтой. Почему?

— Это легко объяснить. Грузия являлась частью Советского Союза, а ЦСКА считался одним из ведущих клубов, всегда был на вершине, и почти никому из грузин не удавалось играть там, только Цинцадзе появлялся несколько лет назад. В Грузии пока ты маленький, первая мечта — оказаться в «Динамо» (Тбилиси), но сейчас уже нет такой команды, а вторая — играть в ЦСКА. Ты растешь, глядя на армейских игроков, слушаешь истории и легенды о ветеранах — тоже хочешь стать таким, побывать там, увидеть своими глазами. А в современной истории ЦСКА — один из европейских грандов, выступающий всегда на высоком уровне, имеющий богатую историю побед в Евролиге и не только. Попасть сюда — не только моя мечта, но многих других баскетболистов.

— Следил за ЦСКА в минувшие сезоны? Болел?

— Всегда слежу и болею, еще и потому, что мой близкий друг Владо Мицов играл здесь. В минувшем сезоне мы были противниками, хоть обыграть армейцев не получилось, и дальше мы не прошли, конечно, болел за Владо и за ЦСКА. С Владо вместе играли в «Канту» три года — он хороший парень, православный, как и я, мы отмечали праздники вместе, у меня всегда были хорошие отношения с сербами. В «Канту» вообще была дружная команда.

—  Откуда так здорово говоришь по-русски?

—  Моя жена украинка. Русский знал плохо, можно сказать, совсем не знал, когда с ней начал встречаться. Поэтому курьезных ситуаций, связанных с этим, было много. Бывало, пытаюсь пригласить куда-то, она не понимает, потом пытается повторить: «Наверное, ты хотел сказать „Пойдем в кино!“ (или кафе, парк)», на что я отвечал коротко: «Да!». В школе плохо русский учил, только позже судьба «наказала» меня! Выучил!


— Ты оказался среди профессионалов в возрасте 14−15 лет. Как так получилось? Тяжело было? Не рано?

— Мне было 15 лет. Играл в молодежных и «кадетских» сборных Грузии. Будучи «кадетом» часто выступал против сборной Италии. Их тренером был Ренато Паскуали, который совмещал эту должность с работой ассистентом главного тренера в «Бенеттоне». Он пригласил меня на просмотр в Италию, где спустя три дня меня взяли в команду. Поначалу был одиннадцатым при десяти игроках основы. Только тренировался с ними, но как-то в январе один из ребят покинул клуб, и меня включили в состав десятым. Для молодого спортсмена это был прекрасный шанс себя проявить, в среднем играл по 10 минут, участвовал в Евролиге. Этторе Мессина был первым тренером, который доверял мне, он же всему научил. Скажу честно, было тяжело. Не знал иностранных языков — ни английского, ни итальянского, немного понимал немецкий, но там он ни к чему был. Приходилось быть предельно внимательным на тренировках. Если вернуться назад, обладая этим опытом, то, возможно, по-другому поступал бы. Был слишком молод и уважал старших, игроков-ветеранов, поэтому в каких-то моментах не хотел фолить, чтобы не сделать больно, к примеру. Потом начал исправляться, однажды тренер сказал, мол, «ты слабее, чем моя дочка или сын», я разозлился, было обидно. Понятно, что тренер шутил, но я все понял правильно. Взрослел очень рано.

— Первыми зарубежными клубами были «Бенеттон» и «Олимпия», славящиеся работой с молодежью. Можно сказать, что именно там ты сформировался как игрок?

— В «Бенеттоне» меня правильно обучали — как играть в защите, как улучшить те или иные игровые моменты. В «Олимпии» уже получилось показать, на что способен. Пусть поначалу не было больших возможностей, хотя к концу сезона, тренер, увидев прогресс, стал давать мне больше времени на паркете. Плюс в Словении научился играть в жесткий баскетбол. Неважно — попадаешь или нет, в защите всегда надо быть агрессивным. Благодаря той школе, многому научился.

— Как ты уже упоминал, в «Бенеттоне» успел поработать под руководством Этторе Мессины. Какие остались воспоминания?

— Сначала его боялся! Хотя он хорошо ко мне относился с первого дня. Если видел какую-то проблему у меня, всегда оставался после тренировок, показывал какие-то моменты, помогал. Никто бы не стал включать 16-летнего ребенка в состав на «Финал четырех». Мессина сделал это. В полуфинале я отыграл 10 минут, в финале — 15. Для меня это лучшие воспоминания. Позже начал осознавать, что этот человек давал шанс, понимая, что из меня может что-то получиться.

— Ты всегда с удовольствием приезжал в национальную сборную, которая в последнее время обладает очень интересным набором игроков. Как думаешь, чего не хватает, чтобы ступить на уровень выше?

Играть за заграничные клубы — наша работа и будущее. А национальная сборная — не работа, денег за нее не получаем, это для души! Горжусь, что у меня есть возможность защищать цвета своей страны, важно для семьи, друзей, для себя и болельщиков. Воспринимаю поездки в сборную как летний бонус — дополнительную возможность получить удовольствие от баскетбола. Сборной Грузии не хватает простого понимания того, на что мы способны. Есть команда, которая вместе выступает уже несколько лет. А «молодой крови» не так много. Ресурсов для взращивания молодых грузинских талантов нет. Всего, кажется, три города в Грузии «болеют» баскетболом. И все. Детский баскетбол до недавнего времени не развивался. Сейчас процесс пошел, потихоньку, но пошел, без этого будущего у национальной команды нет. То, что мы участвуем в европейском первенстве — уже успех для нас. Хотя пора бы понять, что это не успех, а только шанс достигнуть большего. Когда мы это поймем, тогда и команда будет по-другому играть.

— Что думаешь о натурализации игроков, о выступлении американцев за сборную?

— Скажу так: я против. Дело не в том, что мне не нравятся американцы, напротив, очень ценю их как игроков и их вклад в результаты сборной. Мне просто жалко, что условный двенадцатый игрок вместо того, чтобы защищать честь страны на паркете, сидит дома и смотрит на это по Т. В. Даже если он ниже уровнем, пускай, но это была бы настоящая сборная Грузии. Так проще увидеть уровень баскетбола в разных странах. Можно подписать условного Джордана и победить на турнире, для страны и всех нас — это стало бы большим счастьем, но всегда найдется кто-то со стороны, который скажет «не было бы „Джордана“, не было бы и победы». Может, несправедлив в этом вопросе, но считаю так.

— Сколько времени в течение года проводишь в Грузии?

— Мало. Только сейчас после подписания контракта полечу туда. Каждый год две-три недели максимум я там с семьей.

— Насколько важно тебе в новых странах чувствовать связь с родиной?

— Бывало тяжело поначалу без «отголосков Родины». Зачастую в странах, где я играл, не было грузинской кухни. Только в Словении мой хороший приятель открыл грузинский ресторан. Хотя, не считая его ресторана, чуть ни каждый раз после матчей приезжал к нему на ужин. В Киеве мог тоже найти грузинский ресторан, поэтому привык обходиться. Но скучаю. Хотя в Москве, уверен, такой проблемы не будет, здесь как дома.

— Говорят, в Грузии каждый мужчина или князь, или певец. Ты кто?

По душе только певец. Князь, наверное, не про меня. Меня окружают честные и справедливые люди — мы это ценим! Важно быть справедливым во всем.

— Ты поешь, кстати?

— Очень люблю, но не пою. Раз был случай, справляли Новый год на Украине, кто-то услышал, что грузин в компании и сразу: «Стихи рассказывай!» Отвечаю: «Потому что я грузин, должен стихи рассказывать, быть тамадой и пить много? Не могу, я спортсмен!» Но мой оппонент не остановился: «Тогда пой!» «Чито-Грито» идеально «зашла», под фонограмму у меня получилось супер!

— Ты пропустил значительную часть минувшего сезона из-за травмы. Что случилось? Какой опыт приобрел?

— У меня были проблемы с сухожилиями, надрыв. Выбыл из строя на три месяца, прошел через операцию и восстановление. Последний этап, кстати, проводил в бельгийской клинике, которую посоветовал Томас Ван Ден Шпигель. Единственное, что понял тогда — пока есть возможность, нужно наслаждаться. Если есть возможность — бери ее. Ты на площадке — отдавай максимум, потому что не знаешь, сможешь ли выйти на паркет завтра. Чтоб не оставалось ощущения «я мог это сделать, но не сделал», нельзя такого позволять себе. Моей мечтой было поскорее вернуться и продолжать получать удовольствие от игры.

— В ЦСКА тебе придется, вероятно, принять роль резервиста. Готов?

— Не в каждой команде выходил в стартовой пятерке. Нужно быть готовым к любому варианту. Папалукас сказал мудрую вещь: «Не важно, кто начинает игру, важно, кто ее заканчивает». Немного тяжелее со скамейки начинать, но надо стараться! Главное, что у меня будет шанс играть.

• источник: www.cskabasket.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают