Димитрис Итудис: первый матч в качестве главного провел в ЦСКА

Димитрис Итудис: первый матч в качестве главного провел в ЦСКА

Отвлекшись от обязательных слов, связанных с подписанием контракта с ЦСКА, новый главный тренер армейцев представил сам себя, рассказав о карьере, философии и семье.

Вдохновленные Галисом

Как и, наверное, большинство детей, начинал с увлечения футболом. Баскетболом занялся только в 1985-м, когда мне было 15 лет. В этом смысле мне повезло, поскольку в 1987-м сборная Греции с Галисом и Яннакисом стала чемпионом Европы, а это послужило большим толчком для развития баскетбола в стране. Мы росли, глядя по телевизору на лучших игроков клубов и национальной команды. Мне очень нравилось, хотя приходилось тренироваться на открытой площадке с цементным покрытием, после которого пластик в зале на полу казался истинным раем. Смотреть на Галиса и К, сражавшихся против Советского Союза, Югославии, Италии было важно для нас. В то время заниматься баскетболом было не очень популярно: правила сложнее футбольных, нужно что-то делать руками. Но поколение игроков национальной команды изменило взгляды всей страны. И с тех пор баскетбол здорово изменился.

Достаточно рано понял, что мой собственный уровень вряд ли вырастет до очень серьезного, в то же время ощущал внутри себя «вирус учительства» — все время хотелось рассказывать младшим, как правильно водить мяч, играть в защите, ставить заслоны. Помню, что в то время сложно было найти информацию, интернет был еще не доступен, и я был счастлив однажды заполучить книгу This Is Basketball («Это — баскетбол»), в которой многое говорилось о нашем виде спорта, описывались упражнения. Мне было 16, и я пытался сам рисовать какие-то схемы, методы. И когда я уже играл за не самые известные команды — «Эрмес Трикала» и «Алкета Александрия», говорил руководству, что хочу поработать с детьми.

Сквозь соблазны и войну

В 1988 году я покинул Грецию и отправился в Югославию — тогда эта страна еще была единой. Решение основывалось исключительно на баскетболе, поскольку там был очень сильный чемпионат. Выбрал Загреб, ведь там была отличная школа, новые залы, построенные под Универсиаду 1987 года, MVP которой, кстати, был Тони Кукоч. Были также рекомендации поехать в Болгарию или Белград. Но, скажем, белградский университет не имел баскетбольной специализации. Все это приходилось узнавать в посольствах, в газетах. Родители поначалу удивились такому решению. Кстати, удивились тогда и в Загребе, где в собственной тренерской среде к иностранцам относились с недоверием. Меня поддержал известный тренер Мирко Новосел, которому я очень благодарен за это.

Меня очень поддерживала семья, которую никак нельзя было назвать богатой. Знаете, иногда из-за увлечения баскетболом я не делал домашнюю работу в школе, и мама говорила: разве баскетбол накормит тебя? Сейчас мы смеемся над этим. Отец был талантливым музыкантом, играл на бузуки, но работал на ферме, оставался обычным крестьянином, чтобы содержать семью. Они помогали мне получить образование, и я понимал, что родители многим жертвуют ради меня. С другой стороны, это помогло мне вырасти как личность. В юном возрасте я уехал в другую страну, в которой было множество соблазнов — вечеринок, красивых девушек. Многие мои коллеги из богатых семей погружались в это. Я же чувствовал ответственность за то, чтобы освободить отца от необходимости пересылать мне деньги. Потому начал работать в «Младости», где получал 100 немецких марок в месяц. Затем стал индивидуально работать со студентами, которым нужно было сдать экзамен по баскетболу. Расклеивал объявления на стенах, предлагая заниматься и тренироваться.

В 1991-м после первого года смог сдать все экзамены в июне, хотя было очень сложно. А летом «рвануло» в Словении. Потом в Хорватии. Мама сказала: куда ты поедешь, там война! Позвонил в университет, и секретарь сказал: Димитрис, не волнуйся, в Загребе все нормально, университет работает. Это в Карловаце, Осиеке, других городах опасно. Родители поначалу отпускать не хотели. Приходилось пробираться через австрийский Грац, потому что через Белград проехать было нельзя. Раза три-четыре довелось бегать в подвал, потому что выла сирена воздушной тревоги… К счастью, остался жив и здоров. Надеюсь, сейчас люди поняли, что воевали из-за политиков, каких-то глупых причин. В 1993-м друзья говорили: помнишь такого-то? — он потерял руку; такого-то? — он лишился ноги; такого-то — его убили. В этом ужасы гражданской войны.

В возрасте 21 года играл в ветеранской лиге с такими «зубрами» как экс-чемпион мира Никола Плечаш, Господ Нетич, которым к тому времени было по 50 лет. В Загребе я быстро нашел друзей, и у меня спросили: «Тебе не интересно поработать в баскетбольной академии клуба „Младост“, который находится в кампусе факультета физкультуры загребского университета?» С этого все и началось: сначала «Младост», потом «Локомотив», потом «Загреб», где работал вместе с тренером Бошко Божичем. В «Загребе» занимался с кадетской и юниорской командами, которые, помимо турниров своего возраста, выступали во втором дивизионе только-только образованного чемпионата Хорватии. С юниорами мы поднялись ступенью выше в 1993-м, и мне последовало предложение стать первым ассистентом во взрослой команде.

Безусловно, учеба и работа в Югославии стали ключевым моментом моей жизни. Скажу, что я верю в карму или… назовите это, как угодно. Считаю, что каждый человек талантлив в чем-то. Если он развивает этот талант, следует за своей мечтой, развиваясь и не задирая нос, он добьется успеха.

Благословленный Гомельским

В сезоне-1993/94 мы играли в Кубке Корача в одной группе с ПАОКом, «Кахой Сан-Фернандо» и миланским «Адекко». Я как раз готовился закончить свое обучение, и ПАОК предложил мне работу. Воспользовался этим шансом.

Первый сезон в Салониках запомню надолго. В декабре был уволен главный тренер Киумуртцоглу, и, пока не приехал следующий коуч, Лукаич, руководить командой доверили мне. И в возрасте 25 лет я проводил первый матч в качестве главного… в Москве, в УСК ЦСКА, в матче Кубка Сапорты против «Динамо», звездами которого были Дайнеко и Базаревич. У нас тоже была хорошая команда, в которой блистали Прелевич, Стоякович, Рентциас. Мы здорово выглядели, хотя проиграли в концовке, использовали «зону», ставили «1−3-1», которую против «Динамо» никто не пробовал, я смещал Стояковича на четвертого номера, хотя он всегда был третьим… После игры Александр Гомельский, комментировавший матч в углу площадки, остановил меня по пути в раздевалку и пожал руку со словами: «Браво, парень, тебя ждет блестящая карьеры». Помню этот день, как сейчас. Представьте: мне 25, а тут сам Гомельский!

Потом в ПАОКе мне пришлось поработать главным и в последние три месяца сезона, в плей-офф, потому что и второй тренер был уволен. Мы проделали хорошую работу, с шестого места в «регулярке» пробившись в полуфинал, где уступили «Олимпиакосу». Потом я поработал в «Паниониосе», по-настоящему попробовал себя в качестве главного с небольшими клубами второй лиги «Филипосом» и «Ментом». С «Филипосом» мы стали третьими, хотя испытывали серьезные проблемы с финансированием: порой мне пришлось давать игрокам деньги на бензин, чтобы они добрались на тренировку. И все же такой опыт дорогого стоит.

«Второй мозг» Обрадовича

Летом 1999-го я снова рассматривал предложения поработать главным, но тут позвонил Желько Обрадович: «Слушай, меня приглашают в „Панатинаикос“, не хочешь войти в мой штаб помощником?» Следует сказать, что мы впервые встретились в 1992 году на турнире в Амстердаме, когда я был в «Загребе», а он возглавлял испанский «Ховентуд». Мы поддерживали связь, хотя не могу сказать, что были очень близки. У меня были гораздо лучше отношения с Дудой Ивковичем, и именно он напомнил Желько обо мне. Для меня приглашение было большой честью. Даже представить себе не мог, что наше сотрудничество продлится 13 лет. Понимал, что это клуб, работать в котором рискованно. В то же время у нас было отличное взаимодействие с братьями Яннакопулосами, игроками, болельщиками. Мы столько титулов выиграли…

Желько позволил мне стать ядром тренерского штаба, определив в обязанности многое — селекционную работу, звонки потенциальным новичкам, объяснение философии, анализ соперников, построение стратегии и совместную ее проработку, ведение тренировок. Обрадович позволял открыть свой талант, высказывать точку зрения. В то же время в раздевалке у нас всегда было отличное единение с игроками.

За это время я вырос как человек и как тренер. Мы влияли друг на друга. Я был его эхом, «вторым мозгом». Здорово, когда ты сомневаешься, какой выбрать путь, а кто-то тебя может направить. Эта роль была у меня: Желько позволял мне обоснованно направлять его и команду. При этом я никогда не позволял себе почивать на лаврах. Не выхожу на бой безоружным, всегда хочу знать плюсы и минусы соперника, и, конечно, своей команды. Нужно знать план А, B, С. Нужно быть готовым к любому повороту. Уверен, что влияние тренера на игру огромно. Но для этого нужны баскетболисты. Мне выпала привилегия работать с потрясающими игроками. В 2011 году мы выбили из плей-офф хозяина «Финала четырех» «Барселону», выиграли Евролигу, победив в решающем матче «Маккаби». Наши игроки говорили журналистам: это из-за тренерского штаба, ведь мы строго следовали плану. Мы говорили: нет, план невозможен без этих игроков. И так далее. Было ощущение настоящей семьи. Баскетболом управляют игроки, это их шоу. Но любой группе нужен лидер.

НБА и Турция

За период работы в ПАО мне поступили как минимум три очень привлекательных предложения стать главным тренером команды Евролиги. Названия говорить не буду. Но предпочел остаться. В 2012-м, когда Обрадович покинул свой пост, я предпочел на год остаться в стороне, много времени провел в Штатах. Все эти годы у меня были отличные отношения с «Детройт Пистонз» и генеральным менеджером команды Джо Думарсом, «Филадельфией». Работал на эти клубы в качестве ассистента в Летних лигах. До того «Панатинаикос» играл против «Сан-Антонио», и мне выпала честь быть знакомым с Греггом Поповичем, ужинать с ним, разговаривать. НБА и европейский баскетбол здорово влияют друг на друга, и командная игра становится все более глобальным трендом.

В минувшем сезоне получил предложение от «Банвита». Это было одно из трех предложений. Турецкая команда предложила возглавить трехлетний проект, пусть не с самым большим бюджетом, зато с «голодными» игроками и отличным менеджментом, который исключительно поддерживал и нисколько не мешал работе. Мы провели отличный сезон, и я могу сказать исключительно слова благодарности владельцам, братьям Гёренер, президенту Озкану Киличу, генеральному менеджеру Тургаю Чаталолуку. Они меня очень поддерживали, верили в меня. «Банвит» — команда из маленького города Бандырма, 150 тысяч жителей, откуда в Стамбул можно добраться только автобусом или лодкой.

Победитель угощает!

С ЦСКА у меня связано многое. Мы провели множество матчей друг против друга, включая встречи в «Финалах четырех». Мы давно знакомы с Сергеем Кущенко, Андреем Ватутиным, Наталией Фураевой. Часто разговаривали. Кажется, это третий раз, когда для меня открылась возможность поработать на команду. Хочу еще раз сказать «спасибо» «Банвиту» за отличный год, прекрасные отношения, и, конечно, ЦСКА за приглашение. Мне продемонстрировали огромное доверие, и я восхищен возможности поработать на большой клуб, классную организацию.

Постараюсь соответствовать высокому имиджу армейцев. Знаю, куда я пришел, какие ожидания от тренера здесь. Представляю, что такое работать на высоком уровне, ведь в ПАО я был нетипичным ассистентом тренера. За это могу выразить благодарность Желько, который позволил мне использовать мои знания и талант. Многим ему обязан. Мы остаемся большими друзьями, встречаемся до и после матчей. Кстати, у нас правило: кто выигрывает, тот платит за ужин. Так что я Желько в минувшем сезоне дважды угощал. Надеюсь, буду кормить его и в дальнейшем.

Здесь перед нами стоят большие цели. Мне нужно знать, что каждый человек в ЦСКА, в любой области деятельности будет прикладывать дополнительное старание, искать для себя экстра-мотивацию, докажет, что счастлив работать на эту организацию. Верю, что каждый должен подталкивать себя, ожидать от себя больших достижений, поддерживать эти ожидания получением новых знаний, упорным трудом, оставаться скромным. Тогда можно добиться многого. В «Панатинаикосе» я выиграл множество трофеев. После каждой победы наступает какое-то опустошение, но на следующее утро кто-то из игроков говорил: эй, тренер, пойдем работать! И ты помнишь, что где-то кто-то старается за счет труда добиться большего, обойти тебя. Потому и стремлюсь поддерживать высокий уровень мотивации и концентрации. Это два ключевых слова в жизни.

Семья как талисман

Моя супруга Мария — гречанка, которая родилась в Германии. Мы встретились в 1999-м в Греции. У меня был друг, который был с Марией хорошо знаком. И он однажды сказал: «Хватит, завязывай с холостяцкой жизнью. У меня есть для тебя прекрасная пара». Мы встретились в Салониках. Мария была медиком, у нее степень в микробиологии, работала в госпитале, занимавшемся трансплантациями. Когда мы поженились, решили, что она оставит свою карьеру ради меня, ради семьи. Это помогает мне легче чувствовать себя при переездах, адаптироваться на новом месте. Ведь атмосферу вокруг создают люди. Нельзя мыслить стереотипами о греках, русских, турках… Нельзя обобщать. Мария и моя дочь Александра — мои главные болельщики. Мария — мой талисман. Она говорит: если мы рядом, ни о чем не беспокойся. Все будет хорошо. Когда тебя ждут дома такие люди, они создают баланс в жизни, убирают стресс и давление работы. Я многим обязан семье.

• источник: www.cskabasket.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают