Этторе Мессина: «Лучше уйти самому, чем быть уволенным»

Этторе Мессина: «Лучше уйти самому, чем быть уволенным»

Выиграв со счетом 3−0 финальную серию у «Нижнего Новгорода», ЦСКА завоевал 12-й подряд титул чемпиона России (а всего — 21-й). Итоги армейского сезона специально для «СЭ» подвел теперь уже бывший главный тренер москвичей.

— Это мой второй уход из ЦСКА, но сейчас, как ни странно, я ощущаю большую поддержку людей, чем была у меня в 2009-м, — признался знаменитый итальянец. — В то же время нынешняя ситуация гораздо сложнее, чем пять лет назад. Тогда ЦСКА, выиграв за четыре года две Евролиги, располагал, возможно, вообще сильнейшим составом в истории европейского клубного баскетбола. Сейчас процесс становления команды в самом разгаре. Даже несмотря на то, что концовку плей-офф лиги ВТБ ребята отыграли выше всяких похвал.

— Чего не скажешь о сезоне в целом…

— Не преувеличивайте. Да, в «Финале четырех» Евролиги мы не показали лучшей игры, но ведь в Милан еще нужно было попасть, а сделать это непросто. Понимаете, когда человек голоден, для него и кусок хачапури — чудесная вещь. Ну, а если сыт — в него даже черная икра не полезет. А игрокам ЦСКА сложно все время оставаться голодными.

— То есть, в первой половине сезона ЦСКА нагуливал аппетит?

— В начале сезона нам очень помешала травма Теодосича. После его возвращения я пытался использовать Милоша на позиции второго «номера», чтобы проверить потенциал Парго. А это, в свою очередь, осложнило жизнь Фридзону… Вот, так одна проблема потянула за собой целую цепочку других.

— Может, «эксперимент» с Парго просто не нужно было проводить?

— Не люблю рассуждать в сослагательном наклонении. К тому же Теодосич вернулся на место основного разыгрывающего еще в «Топ-16» — и уже тогда ЦСКА начал показывать классный баскетбол. Помешало же нам совсем другое. Стоило одержать несколько хороших побед, как команда возносились до небес. При этом из поражений клуб почему-то делал трагедию. Прекрасно помню, какое напряжение царило в раздевалке после нашего вылета из Кубка России. Безусловно, неприятно проигрывать дома «Красному Октябрю», но в конце концов — это же не конец света!

— Однако перед самым «Финалом четырем» Евролиги последовали два домашних поражения ЦСКА от «Локомотива» в четвертьфинале лиги ВТБ. Не считаете, что после тех игр сами подорвали атмосферу внутри коллектива, обрушив на подопечных лавину критики?

— Это была шоковая терапия: я пытался встряхнуть ребят… В таких ситуациях никогда не знаешь, даст ли это правильный результат. Но можете быть уверены: каждый игрок ЦСКА узнавал мое мнение о нем раньше журналистов. Общаться с командой через прессу — не в моих правилах.

— После возвращения из Милана ЦСКА находился в одном поражении от вылета из лиги ВТБ, но завершил сезон серией из 8 побед. Как вам удалось реанимировать команду?

— Да уж, проигрыш «Маккаби» выбил почву из-под ног каждого из нас. Если уж даже после нашего российского золота Сергей Иванов все равно оценил сезон в «три с плюсом», нетрудно догадаться, в каком состоянии мы вернулись из Милана. Что позволило преобразиться? Настрой наших русских ребят. Именно они, а вовсе не тренерский штаб, задали настроение на концовку плей-офф. За что я должен им сказать огромное спасибо.

— То есть это золото ЦСКА получилось «российским» во всех смыслах?

— Однозначно. Напомню, в плей-офф мы играли без двух легионеров (Джексона и Мицова. — Прим. «СЭ»). И поворотным для нас стало дальнее попадание Фридзона на исходе третьего матча против «Локомотива». Не вытяни мы ту игру — и все, сезон был бы завершен досрочно. Зато после той победы ЦСКА было уже не остановить, все наши соперники это тоже видели. Мне с моими помощниками оставалось только делать замены и готовить игроков к матчу.

При этом хотел бы отметить два важных качества, которые продемонстрировала команда в ходе победной серии. Во-первых, ребята стали принимать недостатки друг друга. Из-за этого исчезли все недомолвки на паркете. Во-вторых, они стали отдавать мяч тому, кто поймал кураж, без дополнительных указаний со скамейки.

— Почему Воронцевич вновь, как и год назад, полностью раскрылся только в плей-офф Лиги ВТБ?

— Свой отпечаток опять наложила травма. Но в целом я доволен Воронцевичем. Есть только один момент. Для Андрея очень важно, чтобы рядом были Каун и Хряпа. Но если ты хочешь стать по-настоящему элитным баскетболистом, надо уметь проявлять свои лучшие качества независимо от окружения.

— Вашим самым «трудным ребенком» в ЦСКА был Теодосич?

— Сперва отмечу, что он провел лучший месяц в своей карьере. Не 10 минут, не один матч, не неделю, а целый месяц стабильного и очень качественного баскетбола! И по праву получило приз MVP плей-офф.

Что же касается наших отношений… Видите ли, Милош — художник, и для меня его нестабильность является огромным недостатком. Когда безумно талантливый игрок делает одни и те же ошибки, это, признаюсь, выводит тренера из себя. Именно поэтому прошлым летом я прямо заявил руководству, что являюсь неподходящим кандидатом в тренеры Милоша.

Как бы то ни было, минувший сезон прошел для нас продуктивно, и я очень рад тому, как мы общались с Милош последний месяц, когда команда оказалась в тяжелейшей ситуации.

— Почему решение об уходе из ЦСКА вы приняли еще в феврале, не дожидаясь итогов сезона?

— Я был уверен, что для руководства ЦСКА мое будущее напрямую зависит от выступления в Евролиге. К сожалению, я не мог пообещать сам себе, что обязательно ее выиграю. Хотя, естественно, верил в то, что нам это по силам.

Вообще повышенные ожидания способны убить организацию любого масштаба, не то что баскетбольный клуб. Мне не хотелось продолжать работу под таким давлением. Всегда лучше сразу сказать, что уходишь, чем ждать, пока тебя уволят.

— То есть, отказываясь от ЦСКА, вы не имели на руках предложений от других клубов?

— Клянусь вам, что и сейчас их у меня нет! Пока я собираюсь вернуться домой в Болонью. И где в итоге окажусь, не знаю. Да, вокруг моей персоны ходит очень много слухов. Жена даже начала нервничать по этому поводу (смеется). Однако на данный момент, повторюсь, ничего не известно. В частности, вопреки разным публикациям, никто не обращался ко мне из НБА. Да и вряд ли обратится.

Как бы то ни было, решение о следующем месте работы буду принимать исходя из интересов семьи. Моему сыну сейчас всего 9 лет, и я не могу этого не учитывать.

— Все знают о том, как вы любили посещать в Москве Большой театр. Какие еще привычки приобрели за время пребывания в российской столице?

— Я стал большим поклонником русской бани. Когда ко мне в Москву приезжали друзья, обязательно вел их попариться. Еще стал после физических нагрузок посещать сауну. Раньше для меня это было немыслимо, но у вас так многие делают. Я тоже попробовал и теперь после бега или бассейна обязательно иду погреться.

Было очень интересно познакомиться с обрядом крещения. Сам я в нем не участвовал, но идея мне понравилось. В Европе за искупление грехов платили священнику, а русские решили, что их можно смыть водой. Любите же вы халяву (смеется)!

Еще меня глубоко поразила российская традиция сидеть за столом и говорить тосты. В Италии это обычная болтовня, а тут каждые 5 минут все замолкают, чтобы вместе задуматься о чем-то серьезном. О семье, о друзьях, о тех, кого уже больше нет. Причем каждый раз, когда кто-то говорил, я чувствовал настоящее тепло. От искренности, от приятных эмоций, которые навевает склонность людей к единению, их почтение к прошлому.

К сожалению, сейчас ЦСКА, как мне кажется, утрачивает традиции и связь с прошлым. Ведь память — это не фото Гомельского на стенах, а уважение к его делам. Впрочем, я, конечно, желаю клубу всяческих успехов в дальнейшем. О годах, проведенных в Москве, всегда буду вспоминать с теплом.

Тимур РУСТАМОВ

• источник: basketball.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают