«Нет винтовки – подними камень. Нет камня – сними ботинок и ударь соперника». О победах ЦСКА в Казани

Сейчас ЦСКА я знаю лучше, чем «Селтикс» или «Кингз». И вот почему — за последний месяц я смотрел непривычно большое число матчей армейцев. Причем самыми разными способами — дома по телевизору и на трибуне УСК ЦСКА, по телевизору в вильнюсском пабе и с экрана телефона в трактире в Перми, из пресс-ложи «Баскет-Холла» в Краснодаре и из пресс-ложи такого же «Баскет-Холла», но в Казани.

Последний вариант мне, честно говоря, понравился меньше всего. Мое место открывало в основном лишь обзор на затылки журналистов (в один из них звонко попал мяч, пущеный Теодосичем со своей половины площадки) и спину арбитра, а игры между УНИКСом и ЦСКА прошли где-то за этими кордонами.

В общем, вы эти две игры видели даже лучше, чем я. Вы видели активного Зисиса, результативного Теодосича, точного Быкова, хладнокровного Уимза. Я же лучше вас видел, например, Ватутина, который оба матча просидел в одной и той же «роденовской» позе — но из позы президента ЦСКА сложно сделать репортаж.

В обеих встречах фаворитом значился казанский клуб — учитывая дополнительный отдых, хорошую форму, домашний паркет, а также шаткое психологическое состояние соперника, даже букмекеры отдавали предпочтение УНИКСу. Да я и сам рассчитывал, что казанцы как минимум одну встречу выиграют, и даже текст задумывался именно под это событие. Увы и ах. Написав черновую версию текста после второй игры, я почувствовал, что она никуда не годится. Нужно было вернуться домой, очистить голову и посмотреть на произошедшее свежим взглядом.

Но если я могу вернуться домой и сделать свою работу заново, то УНИКСу вернуться домой и начать все с чистого листа — почти невозможно. Мой единственный враг — время; сейчас победить армейский клуб будет сложнее, чем победить время.

«Баскет-Холл» против ЦСКА (ремейк)

Конец мая — почти что лето, а погода так и вообще летняя, поэтому арена заполнена не была. Спорту по-прежнему тяжело конкурировать с такими развлечениями, как, например, дача — даже в Казани, где поддержка баскетбольного клуба всегда была лучшей в России.

Казанская публика не просто ходит на УНИКС, она ходит поболеть и против ЦСКА. Трибуны «Баскет-Холла» были активны и даже злы — неслучайно лига в итоге выписала несколько штрафов клубу за нецензурные выкрики в адрес соперника и арбитров. В соответствии с последними законами о СМИ я не могу их привести здесь, но вы можете догадаться и сами. В Казани очень не любят красно-синий клуб.

В то же время сектор за кольцом был полностью отдан детям — кадетам казанского Суворовского училища. Дети болели за УНИКС бодро, весело и без ненормативной лексики (если не считать таковой заряд «ЦСКА фу!»). Нестройная барабанная дробь в их исполнении только добавляла искренности этой поддержке.

За исключением десятка человек на верхнем ярусе, вся поддержка ЦСКА находилась на их скамейке. Несколько раз из своего воскового состояния выходил даже Ватутин. В одном из самых больших своих эмоциональных всплесков он даже показал большой палец Теодосичу; один из охранников «Баскет-Холла» посчитал, что этого недостаточно, и стал показывать московским баскетболистам и другие пальцы.

Фактор Х: Теодосич

Теодосич не видел никаких пальцев. Его волнуют только свои 10 пальцев. И когда он хочет, Милош становится сильнейшим баскетболистом Старого Света. 22 очка за половину первого матча — это было больше, чем у всех его одноклубников вместе взятых.

Но хороший Теодосич — редкий вид Теодосичей. Сербу надоедает играть целые матчи, поэтому дальше он превратился в того Милоша, что теряет мяч, делает промахи сериями, передвигается по паркету со скоростью Соколова. В такие моменты армейцам очень не хватало Аарона Джексона. Ведь ни Парго, ни Теодосич — не разыгрывающие. То есть номинально они выходят на паркет в этом качестве. Но тот же Милош разыгрывает только на самого себя. А когда ему в атаке не достается мяч, он теряет интерес к действительности.

После 22-очкового взрыва (впрочем, ЦСКА уступил 5 очков в первой половине) последовал длительный сербский застой. И вновь проснулся Теодосич только в концовке, когда ЦСКА усилиями Крстича и Фридзона отыграл 12-очковое отставание, а сам Милош решил снова сменить образ и отдал 4 ассиста за 3 последних минуты.

Как обычно, Теодосич — герой игры, на которого уже сил нет смотреть.

Фактор Y: Гаудлок

Нельзя выиграть серию в одном матче, но можно проиграть. УНИКС упустил двузначное преимущество всего за несколько секунд и позволил армейцам перевести игру в овертайм. На этом моменте серию уже можно было заканчивать.

ЦСКА — это один из четырех сильнейших клубов континента. Это команда, которая изобилует мастерами высочайшего класса на каждой позиции. Почти вся ротация армейцев играла в НБА, будет играть в НБА или должна была бы играть в НБА. И если такая команда дает тебе шанс выиграть, за этот шанс нужно хвататься — другого уже не будет. «ЦСКА не прощает ошибок«, — уныло признавался Веремеенко.

Тринкьери упрямо давал в концовке первой встречи мяч Гаудлоку и надеялся, что хотя бы раз, да попадет. В итоге сидящий уже на чемоданах Гаудлок за 6 последних владений УНИКСа допустил четыре промаха и одну небрежную потерю. А всего одно удачное действие в этот отрезок — и исход игры, а за этим и ход серии были бы иными.

Итальянскому тренеру казанцев нужно было действовать хитрее. Подумалось, что был бы в заявке МакКи, а не условный Вуюкас, все закончилось бы иначе, но Тринкьери решил: против ЦСКА нужно усиление под кольцом.

Фактор Z: Зозулин

Вуюкаса вместо МакКи тренер казанцев выпустил не просто так — он знал, что игры будут суровыми и грубыми (могут ли быть другие между ЦСКА и УНИКСом?). На этом фоне жесткого и бескомпромиссного баскетбола неожиданно появился Зозулин — во второй четверти первой игры. Появился лишь затем, чтобы получить первый фол через 20 секунд, а второй — еще через 30, и вскоре сесть на скамейку.

В той самой четверти УНИКСу понадобилось всего две минуты, чтобы исчерпать лимит фолов, а ЦСКА — шесть минут. В итоге за два матча игроки московской команды 65 раз становились на линию штрафных, еще 31 штрафной бросок исполнили казанцы.

Фактор O_o: Каймакоглу

Самый модный тренд в сегодняшнем баскетболе — это объявить на весь мир о том, что один из твоих лидеров пропустит серию плей-офф, а потом безо всяких анонсов спокойно выпустить его на площадку. «Андреа заставил меня почувствовать себя Греггом Поповичем. Отличное чувство«, — шутил на пресс-конференции Мессина.

Костас Каймакоглу был тяжеловат, крутил колеса велотренажера в перерывах, но когда он бросал важнейшие трехочковые, размахивая своей бородой, нельзя было даже и подумать, что этот человек мог не выйти на паркет.

Фактор И: тренеры

Как обычно, потягаться с трибунами в эмоциях могли лишь тренеры. Количество итальянских ругательств на квадратный метр паркета (на самом деле рядом со скамейками запасных поверх паркета настелен линолеум) зашкаливало.

Андреа Тринкьери был далековато от меня, а вот за эмоциями Мессины было интересно наблюдать. То он предстает сгорбившимся, уставшим, бледный, насколько бледным может быть итальянец, а в его стеклянном взгляде читается все отчаяние мира. И вот в следующую секунду он уже выпрыгивает вперед на три метра, празднуя трехочковый Фридзона. Похоже, Этторе сам не всегда уверен — он еще тренирует ЦСКА или уже нет?

После безнадежно проигранной второй игры Тринкьери заявил: «Мы сейчас — как под Сталинградом во время войны. Нас окружили, у соперников много оружия, а у нас нет даже винтовки. Мы прижаты к стенке, нет винтовки — подними камень и брось в соперника. Нет камня — сними ботинок и ударь соперника». Поэтому я не удивлюсь, если в следующем матче Соколов запустит кроссовком в кого-то из армейцев. Проблема лишь в том, что в ответ Крстич может взять стул.

Фактор «Ах да, Соколов…»

Ах да, Соколов… Во втором матче ЦСКА легко оторвался от хозяев площадки и каждый раз смахивал догоняющего соперника, как приставший к одежде тополиный пух. Но в один небольшой отрезок у УНИКСа была возможность зацепиться за победу.

При счете 31:35 Дима Соколов дважды подряд занес мяч в корзину сверху. Но оба раза сделал это с пробежкой. Эпизоды получились похожими, как близнецы Моррисы. В НБА судьи такое чаще всего пропускают мимо глаз. Но то НБА: там баскетбол — это шоу, там баскетбол — для зрителей, там иногда жертвуют формализмом правил ради эффектных моментов. В Европе баскетбол — это что-то другое.

И все же только Дима знает, что заставило его снова делать два шага и наскок на кольцо без ведения, когда полминуты назад ему свистнули пробежку за то же самое.

В итоге вместо равного счета ЦСКА вновь создал комфортный задел и контролировал его до конца встречи. Да-да, 31:35 — это была не середина второй четверти, это была концовка третьей. Что ж поделать, такой вот низовой баскетбол, уносивший куда-то в 1950-е, когда подобная низкая результативность была нормой.

Последняя четверть казанских игр превратилась в матч «ЦСКА против Гаудлока». Эндрю решил реабилитироваться за проваленную концовку прошлой встречи и выдал в четвертой десятиминутке чумовую статистику 16 очков — 2 подбора — 2 передачи. Но на фоне одинокого партизана Гаудлока ЦСКА выступил танком с несколькими орудиями. Хайнс защищался, Фридзон и Уимз попадали из-за дуги, Крстич становился на излюбленную в этом плей-офф линию штрафных, а Теодосич был Теодосичем всех мастей и расцветок, но чаще хорошим: 9 очков трехами как ответ Гаудлоку.

Потерял ли мяч Хряпа?

Да. Но это уже не могло помочь УНИКСу.

* * *

УНИКС попал в ситуацию, в какой сами армейцы были в предыдущем раунде. Но даже ЦСКА чудом зацепился за третий матч с «Локомотивом-Кубанью», прежде чем вытянуть серию. Болельщикам казанцев остается надеяться лишь на то, что к матчам в Москве у игроков УНИКСа будут и винтовки, и камни, и ботинок, и Каймакоглу, и Гаудлок самой последней прошивки. Болельщикам армейского клуба можно надеяться просто на то, что хотя бы три-четыре игрока ЦСКА выступят в свою силу.

Просто ЦСКА сильнее.

УНИКС
Казань
30 мая,
Казань
ЦСКА
Москва
• источник: www.sports.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают