Сонни Уимс: «Ни у кого из американцев ЦСКА не получается с девушками в Москве»

Сонни Уимс: «Ни у кого из американцев ЦСКА не получается с девушками в Москве»

— Что особенного в этом «Финале четырех»?

— Я не думаю, что он будет каким-то особенным, ЦСКА был в такой ситуации уже много раз. Мне кажется, он будет особенным для ряда игроков нашей команды. Фридзон, например, проводит первый сезон в новой команде, для него это первый Финал Четырех. Ну, еще мы могли выиграть в прошлом году, так что теперь нужно реабилитироваться. Теодосичу вот уже точно пора выигрывать. Вообще, мы все очень хотим выиграть.

— Матч с «Маккаби» будет практически гостевым, так как на «Финале четырех» всегда очень много израильских болельщиков. Будет тяжело?

— Нет, это мотивирует меня. Ты понимаешь, что люди пришли болеть против тебя, но нет ничего круче, чем смотреть на их лица, когда побеждаешь их команду. Ничего с этим не сравнится. Будет отличная атмосфера, и я не очень переживаю о фанатах соперника. Они же не выходят на площадку. Я больше думаю о том, как остановить атаку «Маккаби».

— За счет чего вы планируете победить «Маккаби»?

— Мы отлично их знаем. Они очень любят «растягивать» площадку, поэтому нам надо быть очень внимательными в защите, понимать, где страховать, а где нет. В нападении же нужно максимально задействовать наших «больших». Если мы выполним это, то победим.

— В прошлом году вы обещали бегать по Лондону голым в случае победы. Вы будете заявлять что-нибудь в это раз?

— Нет-нет, в этот раз ничего такого экстремального не буду заявлять. Моя дочка будет там, так что я не смогу бегать голым. Будет просто здорово выиграть, потому что это наш второй сезон вместе и мы прошли через многое. Но я не думаю, что я буду делать что-то особенное в случае победы, да и никто другой не будет. Ну, может, вы увидите парочку пьяных людей, не более. Не знаю, я очень жду, что приедет моя дочь, поэтому это уже будет особенной победой.

— Для вас это второй «Финал четырех», но ЦСКА не выигрывал титул с 2008-го года, хотя и располагает огромными возможностями. Вы чувствуете это отчаянное желание победить внутри клуба?

— Да, вижу это, особенно по нашему президенту. Как вы и сказал, прошло уже много времени без побед в Евролиге, так что по его глазам, его отношению к делу видно, что на нем много давления. Надеюсь, мы сможем преобразовать это давление в положительную для нас вещь.

— К разговору о вашем президенте, после пятой игры с «Пао» Мессина заявил, что именно Ватутин мотивировал вас. Что он сделал?

— Ну, он ничего особенного не сказал. Нам просто показали знаменитую сцену из фильма «Каждое воскресенье». Отличная речь, меня он всегда мотивирует… Фридзон, конечно, ничего не понял, но это показало нам насколько страстно наше руководство и насколько они хотят выиграть. Вы сами все видели — мы выиграли с большой разницей. Так что Ватутин очень помог тем, что не критиковал, а мотивировал.

— Насколько велика ваша уверенность в себе перед Миланом?

— Огромная уверенность, огромная. Особенно после «Пао». Все думали, что это будет легкая серия, но история показывает, что их просто так не обыграешь, особенно на их арене. Так что нам пришлось тяжело. Но теперь мы едем на «Финал четырех» с большой уверенностью в себе, с понимаем, что именно команды должны думать, как нас обыграть, а не наоборот.

— Чем нынешний ЦСКА сильнее прошлогоднего?

— У нас есть много кусочков, которых не было в прошлом году. У нас более глубокая скамейка. Стержень команды остался прежним: я, Виктор, Тео, Саша. Но скамейка теперь куда лучше. Мы стали сильнее на позиции разыгрывающего, даже несмотря на травму Теодосича. Мицов отлично может справиться с этой ролью. Словом, у нас есть глубина.

— ЦСКА проделал большой путь с поражения от «Фенербахче» в Турции до отличной пятой игры с «Пао». Главное, что поменялось в команде за это время?

— Мы, наконец, поняли, кто из нас на что способен, в начале сезона мы этого не знали. Начало сезона было отличным примером того, как команда не играет вместе. Мы выигрывали, но играли очень-очень плохо, особенно когда встречались с такими мощными командами, как «Фенер». За три-четыре последних месяца мы очень выросли, стали командой. Новые игроки адаптировались, поняли, как они могут помочь команде, особенно Фридзон, он просто потрясающий «шутер». Хайнс делает все эти вещи, которым так мало уделяют внимания: заслоны, защита, блок-шоты. Эта пара ребят нам очень помогает.

— Был момент, когда вы подумали: «Мы на верном пути, мы точно будем в Милане»?

— Я бы сказал домашняя игра с «Барселоной». Тогда мы начали прибавлять. И, конечно, серия с «Пао». Надеюсь, у нас будет хороший «Финал четырех».

— А сомнения, окажитесь ли вы там, когда-нибудь были?

— Ну, в начале сезона мы не были даже уверены, что выйдем в Топ-16. Но по ходу сезона, мы поняли, что будем там и должны быть готовы. Даже несмотря на то, что предстояло пройти еще много серьезных оппонентов, в глубине сознания мы знали, что будем в Милане.

— Вы сделали большой шаг вперед в игровом плане в течение сезона, но все равно остаетесь крайне нестабильной командой. Есть гарантия, что мы увидим лучшую версию ЦСКА в Италии?

— Гарантии нет. Но хорошая штука в том, что все четыре команда могут сыграть хорошо или плохо. Все зависит от того, кто будет лучше в конкретный момент. В Европе нет такой команды, про которую можно сказать, что они предстанут в лучшем виде. В прошлом году, к примеру, все ждали, что выиграет «Реал», вы видел, что было дальше. Так что мы просто едем туда с уверенностью и надеждой, что покажем свой лучший баскетбол.

— В чем причина такой нестабильности всей команды и вас лично?

— Я не думаю, что это нестабильность, мы просто так играем. Иногда мы можем забить подряд в шести-семи владениях, а иногда можем потом потерять мяч несколько раз подряд. Так просто устроена наша команда. У нас много безумных игроков, как вы сами видите. Это мой второй сезон здесь, и так было все это время. И мы все равно в Финале Четырех, так что это работает. Просто надеюсь, что мы минимизируем эти ошибки и выиграем титул.

— Вы себя же включаете в число безумных игроков?

— Конечно. Я порой схожу с ума. Бросаю откуда-то или «торможу» в защите. У каждого бывают такие моменты, для этого и есть на площадке четыре партнера, которые должны тебя подстраховать. Мне часто помогают партнеры.

— Вам комфортно в роли человека, который совершает решающий бросок в этой команде?

— Да, очень комфортно. Я много работаю. У нас много двусторонних игр на тренировках, и, скажем, счет бывает равным. И тогда я сам хочу быть парнем, который решит судьбу матча. Попаду я или нет, вся ответственность на мне. Я думаю, в этом как раз я очень повзрослел, так как хочу все решать сам, хочу такое давление для себя.

— Сильно расстраиваетесь, когда не получается?

— Сильно. Особенно, когда ты вкалывал всю игру. Очень страшно будет, если подобный момент случится в Милане и я не забью. С этим будет тяжело смириться. Но такие вещи происходят, ты не можешь стать великим баскетболистом, если не совершаешь такие броски. Надеюсь, я забью.

— Кажется, что вы стали куда более командным игроком в этом сезоне. Это итог разговоров с Мессиной?

— Я не думаю, что тут дело в разговорах. Мы в команде просто поняли, кто и что может делать. Наши роли в команде по сравнению с прошлым сезоном изменились. У нас группа отличных игроков, нам не нужен один человек, который будет делать все. Нам нужны люди, которые будут выполнять разные роли на площадке.

— Многие не выживают уже в период привыкания к тренеру и человеку Мессине.

— Он безумен. Безумен.

— Какой был самый сложный момент в ваших отношениях?

— Я не думаю, что он был такой момент. Он очень сложный, без сомнений. В прошлом году он просто убивал Джексона. Теперь все поменялось. В случае Мессины, я думаю, это вопрос доверия. Если он чувствует, что не может доверять тебе, он будет сходить с ума. Пример Джексона очень подходит. В этом году он доверяет ему принимать решения на площадке. Мессина может не слезать с тебя, но он также может дать тебе очень много уверенности. Но уважает то, что делаешь для команды. Очень сложный, но я думаю, что справедливый. Мне нравится играть за таких тренеров.

— Что улучшилось в вашей игре за эти три сезона в Европе?

— Я стал взрослее. Я знаю, в какой момент пройти самому, в какой отдать передачу. Я стал лидером команды в этом году, каким не был ни в одно из предыдущих. Я очень повзрослел. Мне 27, у меня есть дочь. В прошлом году тренер мне не особо доверял, но теперь он видеть, что я стал надежнее.

— Настолько надежным, что некоторые чудаки называют вас европейским Леброном.

— О, это отличное сравнение. Отличное. Мне нравится.

— Будете теперь себя так называть?

— Да нет, ну вы что. Если я так себя назову, мне команда проходу не даст.

— Глядя на вашу игру в этом сезоне, многие команды НБА могут вами заинтересоваться. Вы думаете об НБА?

— Конечно. Я гражданин США, НБА — это все, что мы смотрим. Но сейчас я думаю о том, что лучше для моей дочери. Если это НБА, то пусть НБА. Европа — окей, Европа. Я не зациклен на какой-то одной вещи, а выбираю лучшее для своей семьи.

— В НБА вот вас помнят. Недавно на матче «Торонто» три болельщика были в ваших майках.

— О да, я слышал об этом. Это дало мне повод улыбнуться. Это лишний раз доказывает, какие классные болельщики в Канаде. Вы же видели, у серии «Торонто» — «Бруклин» была самые большие рейтинги во всем первом раунде. Здорово понимать, что люди помнят о тебе, хотя ты очень-очень далеко, я по-прежнему чувствую себя частью этой организации.

— Вы болеете за «Рэпторс»?

— Конечно! Я вообще-то разговаривал с ДеМаром пару дней назад, перед седьмой игрой их серии с «Нетс». Он один из моих лучших друзей, мы созваниваемся раз в пару недель. Я был очень рад за него, когда «Торонто», наконец, вышел в плей-офф, а сам ДеРозан становится тем игроком, которого хотят в нем увидеть.

— Думаете, он сейчас разбит после поражения?

— Да нет. Он, конечно, зол из-за поражения, но пройти дальше, чем первый раунд, для «Рэпторс» было бы сказкой. У них есть следующий год, я думаю, они станут лучше.

— Есть ли тема, на которую вы можете рассуждать 24 часа в сутки, помимо баскетбола?

— Да, есть. Но я не могу сейчас об этом.

— Девушки?

— Да. Но я этого не говорил.

— Да ладно. Где в Москве лучше всего знакомиться с девушками?

— Я не знаю! Я это уже два года пытаюсь понять. Мне нужна помощь. Фридз вот… Ах, да от Фридза никакого толка.

— Джексон?

— У Джексона нет девушек. Ни у кого из американцев в этой команде не получается с девушками в Москве, говорю вам.

— Вам какие нравятся?

— Мне нравятся девушки в форме. Девушки, которые с утра занимаются фитнесом, завтракают, а потом идут на работу. Люблю девушек, которые хорошо выглядят.

— А характер?

— Это не так важно. Ты же можешь изменить женщину. Мы доминирующие мужчины, мы всех можем поменять.

Автор Владимир Спивак

• источник: www.youtube.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
1 комментарий
!.. " Я не думаю, что это нестабильность, мы просто так играем." — ???
То есть жуткие провалы — это «мы так играем»??? Как минимум странное рассуждение.
2. Чтобы не иметь проблем с девушками в Москве — не надо быть доминирующей *безьяной!
Ответить
armi
7 мая 2014, в 10:50
+1
Сейчас обсуждают