Ивица Олич: Переход в ЦСКА не был ошибкой. Но…

ПЕРЕХОД В ЦСКА НЕ БЫЛ ОШИБКОЙ. НО...

Ошибиться рестораном было невозможно - за столиком прямо напротив нас обедал Милош Красич.

- Вы к Оличу? - спросил бармен. - Он будет через десять минут. Пройдите на второй этаж, там отдельная комната.

Мы кивали чуть растерянно: да, отдельная комната - то, что нужно. А сами прислушались к говору за соседними столиками - здесь, в самом что ни на есть центре Москвы, одни югославы!

Может, мы в Загребе? Или Белграде, а вовсе не на Лесной улице?

Ивица влетел секунда в секунду. Улыбался широко:

- Сегодня звонков тридцать было от журналистов из Хорватии. Там перепечатали сообщение "СЭ", что я ухожу из ЦСКА. Весь день трубку не беру, а то с ума сойти можно...

ЛУЧШИЙ ВОЗРАСТ

- Так вы прощаетесь с ЦСКА?

- Думаю об этом, хотя у меня осталось полгода контракта. Мне надо чаще выходить на поле, а в этом сезоне, когда не играл Жо, предпочтение отдавали Карвалью и Вагнеру. Поэтому я отказался продлевать контракт, а мой агент ищет команду по всему миру. После матча с "Гамбургом" поеду отдыхать, но уже весь в мыслях, где окажусь на будущий год. Мне было хорошо в ЦСКА, жаль, тренер выпускал лишь против маленьких команд. С "Арсеналом" сыграл дважды по пять минут. "Ружомбероку" забил два мяча, набрал форму и опять сел на лавку. Это тяжело. Выбирать состав - дело тренера, я должен только работать, но...

- Что "но"?

- Мне 27 лет! Самый лучший возраст! Теперь главное - не ошибиться с командой. Найти ту, в которой буду играть. Переход в ЦСКА не был ошибкой, я здесь много выиграл. Даже в этом году забил 9 мячей, снова стал чемпионом. Продлить контракт мне предлагали пару раз. Причем в момент, когда вообще не играл. Я так и сказал: зачем? Какой смысл? Деньги важны, но для меня важнее собственное душевное состояние.

- В основном составе ЦСКА и дальше будут выходить Жо, Вагнер и Карвалью?

- Сто процентов. Земляки, друзья - конечно, больше помогают друг другу, чем мне. Им легче играть между собой.

- Пока ЦСКА может хоть что-то получить за Олича. Летом вы уйдете бесплатно. Какой вариант более вероятен?

- Скорее всего, останусь до лета. Агент держит связь со многими клубами, и все они знают, что скоро стану свободным агентом. Говорят: "Зачем платить?"

- Предложений нет?

- Есть. В том числе - из России. Еще полгода назад думал, что здесь не останусь, нынче мысли другие: почему бы нет? Чем лучше английский клуб, который борется за выживание? А к России семья уже привыкла.

- Разговор с Газзаевым на тему расставания был?

- Нет, с Гинером. Мой агент объявил, что продления контракта не будет.

- С Газзаевым беседа впереди?

- Не уверен. Мы с ним уже много разговаривали, а решение я не вчера принял.

- Кстати, когда?

- Полгода назад. Или раньше.

- Была последняя капля, после которой вы сказали: "В этой команде мне делать нечего"?

- После каждой игры, проведенной на скамейке, спрашивал самого себя: "Что я в Москве делаю?" Особенно больно было, когда смотрел с лавки матчи против "Арсенала". Или матч против "Порту". Выпустили на какие-то минуты, хоть до этого забил в шести встречах шесть голов.

- Вы не слабее Жо и Вагнера?

- Мое мнение - не слабее. Может, кто-то считает иначе. У меня было немало травм, но после каждой я играл сильнее, чем прежде. Сейчас, не сомневаюсь, будет то же самое. Для меня важно поймать ритм, тренировки же игру не заменяют.

- Кто-то сказал: "обиды закаляют характер". Ваш тоже закаляют?

- Бывали дни, когда обиды меня расслабляли. Но сразу приводил себя в норму. В последнее время много работаю со своим тренером по физподготовке, он уже лет шесть мне помогает. Приезжает в Россию, в Хорватии мы два-три раза в день занимаемся... Подтягиваю правую ногу и удары головой. Вы заметили, что головой я стал забивать больше?

- Конечно.

- Не скажу, что в этом сезоне показал себя Европе. Но ЦСКА в Лиге смотрелся здорово. До матча с "Порту". Десять часов лететь из этого... Владивостока, да? Ночь не спали. Я уже на тренировке перед "Порту" разговаривал с Рахимичем и Красичем: видно было, что команда в плохом состоянии. ЦСКА играет жестко, быстро, много-много борьбы, а тогда будто воздух выпустили. Все опаздывали, реакции не было.

МИМО "ЮВЕНТУСА"

- Приезжая в Россию, футболист пропадает из поля зрения европейских селекционеров?

- Естественно. Я играл в чемпионате Хорватии, мне было 23 года, - и знаете, какие имел предложения?

- Какие?

- От "Ювентуса", например. За полгода до приглашения в ЦСКА.

- Почему вы не в Италии?

- Я хотел, очень хотел. И все вроде бы было решено. Моя команда просила 12 миллионов марок, "Ювентус" согласился. Земляки схватились за голову: раз итальянцы соглашаются, надо просить больше. Потребовали 15, и на этом все закончилось. Вскоре уехал в ЦСКА. В Хорватии мало кто понимал, куда я отправился. Это после Кубка УЕФА начали чуть-чуть говорить.

- Сначала было недоумение?

- Да. Точное слово - недоумение. "Куда он едет?! Он же лучший бомбардир Хорватии!" Отец качал головой: "Какая Россия, тебя звал "Ювентус"..."

- Еще "Рома", кажется, интересовалась вашими планами.

- И "Рома", и "Болтон". Однако кроме ЦСКА, никто не был готов платить столько. Срна и Плетикоса уже играли в украинском чемпионате, я отыскал их телефоны, завалил вопросами. Они-то и сказали, что в России футбол посильнее, чем в Украине. А у ЦСКА большое будущее. Сегодня если мне и жаль, что проехал мимо "Ювентуса" или "Ромы", то совсем чуть-чуть...

- Тяжело было узнавать, что с "Ювентусом" сорвалось?

- Это были страшные два дня. Я ведь ездил в Турин, разговаривал с итальянцами. Да я бы пешком туда пошел из Загреба.

- Уже представляли себя в полосатой форме?

- Мне давали итальянские газеты, которые называли меня игроком "Юве". В другой написали так: "Ближайшие покупки - Виейра и Олич..." И фотографии рядышком - нас двоих. До этого я ни в чем не был уверен, хорватские газеты могли что угодно придумать, но тут понял: все серьезно.

- А потом?

- Потом вернулся в Загреб, мне говорят: "Мы тебя не продаем. Будешь играть дальше за "Динамо". Счастье, что со мной рядом был тот самый личный тренер Игор Юкич. Помог справиться с депрессией. Я думал, мир рухнул, а он как-то убедил, что все впереди.

САМОЛЕТ С ОДНИМ КРЫЛОМ

- Газзаеву нравится, что у одного из его футболистов свой тренер?

- Юкич не хочет быть тренером ЦСКА, он просто помогает мне стать сильнее. Думаю, Газзаев рад, что его игрок дома работает дополнительно. Я и Красичу предлагал заниматься, он отнекивается: "В следующий раз..." Любит отдохнуть, потом свеженьким возвращаться. Если бы Газзаев был против, я бы все равно продолжал работать дома.

- Юкич часто приезжает в Москву?

- Пять-шесть раз в году. В отпуске я две недели буду расслабляться и две недели трудиться. Приеду на сборы - у меня не будет, как у других, лишних килограммов.

- У кого-то из хорватов еще есть личный тренер?

- Срна немножко работает, Плетикоса, но и у них скорее массажисты, чем тренеры. Я поздно начал играть в футбол, в 15 лет. До этого меня никто не учил. Приходится наверстывать и вкалывать больше остальных.

- К тренеру Олича в Хорватии очередь?

- Да. Игор второй человек в институте физкультуры, как тренер особо не практикует. В баскетбольной сборной отвечал за "физику", помогает нескольким футболистам, чемпиону по боям без правил. Тот выиграл какой-то серьезный турнир - вся Хорватия без ума была.

- За три года в российском футболе к чему не привыкли?

- Этой весной ничего, но в прошлом сезоне в начале чемпионата играть было невыносимо. Что за поля?! Это не футбол! А после лужниковской синтетики ломит колени, болят голеностопы. Два-три дня еле ходишь.

- Поля ужаснее, чем в России, видели?

- Не видел. В Хорватии 1 марта уже трава растет. Привык, что на каждый выезд лететь два-три часа. В Германии мы дольше сорока минут не летали, и исключительно "Боингом". А в Москве узнал, что добираться будем тридцатилетними самолетами. Спрашиваю: "Что, он долетит?" - "Спокойно..."

- Рахимич и не такие самолеты встречал в Махачкале.

- Он рассказывал. И про войну, и про то, как близко Чечня, про самолеты, перевязанные изолентой, с одним крылом... Еще к чему не привык - к московским пробкам. Вчера полтора часа простоял, всех друзей от скуки обзвонил. Иногда думаю: надо было дом снять рядом с базой. Зато, приезжая в Берлин, не могу привыкнуть к немецкому движению. Если начну ездить на российский манер, в тот же день без прав останусь. В Хорватии-то ладно, там меня простят.

- Ковалевски, по его собственным словам, Россия научила экстремальному вождению.

- Меня тоже. Рахимич сразу объяснил, что у каждой дорожной проблемы есть цена. Довольно маленькие суммы. Мне нравится. Провинился - много времени тратить не нужно. Заплатил и катишь дальше. Главное, в Германии не начать с полицейским расплачиваться...

- Человек, приезжая в новую страну, оказывается к чему-то неготовым.

- Это сейчас я могу сказать, что русский похож на хорватский, но сначала был кошмар. Отец, провожая, сказал: "Ерунда, я работал на Украине - все до слова понимал!"

- Чем отец занимался?

- Плавал на танкере, возил нефть. Я побыл в Москве неделю, звоню: "Отец, ни черта не понимаю!" Не знаю, что бы со мной было, если бы не Рахимич. Он в школе учил русский, всю грамматику.

- У Элвера когда-то в России был друг, совершенно пропавший из виду.

- О, сколько от него я слышал про Ранджеловича...

- Говорят, у того трагедия: потерял в результате развода едва ли не все заработанное, вынужден играть во второй греческой лиге.

- Точно знает только Элвер, они общаются. Ранджелович действительно играл в Греции, а теперь где-то в Сербии.

- Рахимич в Москве первым делом купил себе квартиру.

- Как же он мудро поступил! Сейчас эта квартира в четыре раза дороже. Почему я тоже не купил? Если бы сдавал в Москве квартиру, легко мог бы жить на эти деньги в Хорватии.

- Снимаете?

- Да, в Строгине. Платил 2800 долларов в месяц, затем цена поднялась до четырех с половиной тысяч. Вместе с гаражом 140 квадратных метров.

- Квартира за счет ЦСКА?

- Клуб дает две тысячи, остальное доплачиваю сам.

ОТ "СПАРТАКА" НЕ ЗАРЕКАЮСЬ

- В России много игроков, но к вам отношение особое.

- Чувствую, и потому мне жаль расставаться с ЦСКА. Пока не играл, болельщики меня не забыли. У меня странные чувства. Когда играю, эти крики с трибун - здорово. Когда не играю, мне неловко. Как будут другие футболисты относиться, если с трибун кричат "Олич, Олич"?

- Думали, в клубе будут ревновать?

- Да. Мне говорят: "Везде Олич, один Олич..."

- Отвечаете?

- Березуцким говорю: "А чего вы хотели? Я же в Москве родился, мой город. Это вы, сибиряки, никому не известны".

- Вы и в Загребе были избалованы популярностью?

- Там народ пошел на футбол, когда "Динамо" стало чемпионом. Тогда у меня произошло ЧП. Я подписал контракт с "Динамо" и заявил, что продолжаю болеть, как в детстве, за "Хайдук" из Сплита. Ужас. Со всех сторон: "Как он может?!"

- Самая памятная встреча с болельщиками?

- Запомнился эпизод в Москве. У меня была травма, но так хотелось сыграть в Москве против "Челси"! Трибуны битком, я разминался в перерыве, бил по воротам, - и весь стадион болел за меня. Аплодировали каждому удару. Я понять не мог, что происходит. Едва ходил, но сам сказал Газзаеву, что готов играть.

- Вас выпустили?

- На пятнадцать минут.

- Если предположить, что вы продолжите карьеру в "Спартаке" - догадываетесь о реакции тех болельщиков, которые вчера вас боготворили?

- Все видели, как я отдавался, играя за ЦСКА. И буду отдаваться, до конца. Но нужно думать о будущем. Мне осталось два-три года игры на высшем уровне.

- Зарекаться от перехода в "Спартак" не будете?

- Неизвестно, какие сюрпризы преподнесет жизнь. "Никогда не говори "никогда", - так в России говорят? Вы ждете, что я скажу: "Не хочу играть в "Спартаке"?

- Наоборот.

- Может, буду. Или в "Локомотиве".

- Вы в курсе, что "Спартак" давно хочет вас заполучить?

- Да.

Я И РОНАЛДО

- В вашем загребском подъезде поклонницы дежурили?

- Да. У нас маленькая страна, всего 4 миллиона человек. И практически все смотрят футбол, очень спортивная земля. Когда приезжаю отдыхать в Загреб, чувствую: все меня знают. В Москве мне было приятно отдыхать от этого всего - можно пойти в ресторан, и никто не будет на тебя оглядываться. Но последний год и в Москве узнают на каждом шагу. Мне доставляет удовольствие давать автографы или фотографироваться с детьми. Если бы я маленьким увидел Шукера или Бокшича, - наверное, умер бы от восторга.

- С Шукером общались?

- Я играл с ним в сборной, первый гол забил с его передачи. Шукер - это фантастика. Вы не представляете, что для меня значило сидеть рядом с ним в раздевалке. А еще трепет у меня в те годы вызывал Роналдо.

- Может, и с ним в раздевалке будете сидеть.

- Уже сидел.

- ?!

- 17-летним меня привезли в "Интер", его Луиджи Симони тренировал. Провел две недели вместе с Джоркаеффом, Роналдо, Уэстом, Бергкампом. Подписал контракт. Я ехал в одном автобусе с Роналдо на товарищеские игры со сборными Ливии и Ирана, мог дотронуться до него рукой! Не верил, что все это происходит со мной, мальчишкой из второй хорватской лиги! После этого мне было все равно, что будет дальше, - потому что Роналдо для меня был Богом. Всю дорогу до стадиона смотрел, не отрываясь, на лысину. А после матча выпросил майку и нет до сих пор в моем доме реликвии ценнее. В матче с Ираном я заменил как раз Роналдо.

- Он знал, как вас зовут?

- Конечно. Я две недели тренировался рядом с ним. На следующий день после приезда в "двусторонке" наколотил три гола. Два из них правой ногой, которой сроду не забивал. Тут же предложили контракт. В зачет этого контракта основной состав "Интера" играл выставочный матч с "Марсонией", моей предыдущей командой, в Милане. Все звезды вышли на поле - играли серьезно, 4:0 победили. Это казалось сказкой: в Хорватии-то меня никто не знал, и вдруг "Интер". Только за подпись на контракте дали 50 тысяч марок. Мне было 17 лет, я не мог забрать эти деньги, их переслали отцу. Позже добавили еще 100 тысяч. Интересно, сколько я должен получить сейчас, чтобы повторить то ощущение?

- Отец в шоке был?

- Он работал каждый день, но не имел и тысячи марок в месяц. В тот же день нанял строителей, начали строить новый дом.

КАК МУЖЧИНА

- Давайте о личном. Есть обратная сторона популярности?

- Были неприятные случаи. Звали меня загребское "Динамо" и "Хайдук". Я долго не раздумывал, выбрал Загреб. Так жену узнали в продуктовом магазине, начали говорить неприятное: "Как же Ивица мог?!" Она переживала. Со мной пара подобных эпизодов была, но я проще переносил. Как мужчина. А в Москве я с ребенком в толпу фанатов выходил. Сыну пять лет, на меня смотрит: "Зачем ты к ним идешь? Что подписываешь? Давай, я тоже буду подписывать..."

- Дети - будущие футболисты?

- Старший под правую ногу мяч убирает, младший - наоборот, левша. Спит с мячом. В Москве всем нам на первых порах было не по себе. Огромный город, столько говорят про криминал, угоны. Думаю - вечерами буду только дома. И жене запретил выходить. Я сидел на базе, она звонила: "Я пойду погуляю". Нет, отвечаю, сиди дома. А вскоре понял, что все нормально. Криминала не больше, чем в любом другом мегаполисе. Жену поражало, что в Европе к каждому второму можно обратиться на английском, а в России его не знают даже в аэропортах и торговых центрах. Но за три года многое изменилось, я вижу, что дети учат язык. Моя сестра, правда, учила в школе английский, затем пауза в два года - общаться было не с кем. Все забыла. Или я: недавно поехал в Германию на операцию колена, - трех слов связать не мог. Потом несколько месяцев реабилитации - и колено восстановил, и язык.

- Зато чтением в России увлеклись.

- Мне очень понравился "Код да Винчи". А кино не впечатлило. На русском читать тяжело, хватает терпения разве что на газеты. Вот фильмы смотрим с Элвером на русском. Но Красич, как едет домой, привозит гору DVD на сербском.

- В московское метро заходили?

- Как-то поехали с Рахимичем на игру "Локомотива" в Лиге чемпионов, года три назад. Зима, мы в шапках - ни один человек не узнал.

- Многим иностранцам Москва поначалу кажется мрачной.

- Я обратил внимание, что народ невеселый. Погода такая, это нормально. В Испании, допустим, постоянно солнце, поэтому совсем другое настроение. В Москве ощущение, что всегда ночь. Но меня поражает ночной центр города. Красная площадь, разумеется. В Мавзолее так понравилось, что ходил два раза. Тетя моей жены сорок лет прожила во Флориде. Мы ее пригласили в Москву, тоже недоумевала: в Америке Россия преподносится совершенно по-иному, а здесь она была восхищена красотой...

- Какой-то город в России еще удивил?

- Казань. По всему городу - снесенные дома. Мы ехали в автобусе, я спрашиваю на полном серьезе: "Здесь, что, война была?"

- Петржела утверждал, что в Казани колдуют - в раздевалку гостям подбрасывают дохлых крыс...

- Крыс не видел, честно.

ТРАГЕДИЯ НА РЕКЕ

- До 15 лет вы жили в деревне?

- Да. Отец, мать, брат по-прежнему живут там, в Даворе. Я свободное время всегда провожу там.

- Коров доили?

- У нас нет коров. Кур много, штук тридцать. Шесть свиней. Вот Рахимич свиней не признает, ему вера не позволяет.

- А вы свинку резали?

- Нет, мне было жалко. Хоть отец, дед меня зазывали. И сейчас отец звонит: "Приезжай скорее, резать будем". Нет, отвечаю, режь сам, я не могу смотреть. У меня в детстве кролики были - я не мог представить, что их зарежут.

- Если бы не футбол, так и жили бы в деревне?

- Наверняка. Как мой брат, для которого свой дом много значит. Я тоже люблю природу, люблю деревню, но больше пяти дней там уже не выдерживаю. Объедаюсь тишиной. А когда-то по три дня с удочкой мог сидеть.

- Приключения на реке были?

- Мать старалась от себя далеко не отпускать, после того как в 83-м году утонул другой мой брат, Дубравко. Речка в сотне метрах от дома. Семилетний мальчишка попал в водоворот - что он мог сделать? Помню те два дня, пока его не могли найти, помню, как плакали отец и мать. Это самая большая трагедия в моей жизни.

- А вы плавать умеете?

- Года четыре после этого боялся подходить к реке. Родители не разрешали.

- Как же получилось, что до 15 лет вы не занимались футболом профессионально?

- В Даворе не было футбольной школы. Это, конечно, чудо, что в таком возрасте меня взяли в серьезный клуб. Играл на любительском уровне, в каждом матче с командами из соседних деревень забивал по пять мячей. И слухи о юном бомбардире докатились до городка Славонски Брод, это в полусотне километров от Давора. Меня пригласили на просмотр в "Марсонию". Из новичков я оказался самым быстрым. Чем, похоже, и приглянулся тренеру.

- Вы из Хорватии, жена - из Сербии. Были люди, осуждавшие вас за этот брак?

- В 97-м году, когда познакомились, может, и не всем это понравилось. В лицо, впрочем, никто ничего не говорил. Мне плевать, что думают другие. Главное - любовь.

- Война каким-то образом коснулась вашей семьи?

- Нет. Давор, слава богу, не бомбили.

- Из представителей бывшей Югославии чей язык для вас сложен?

- Словенцев и македонцев вообще не понимаю. Чего не скажешь о сербах, черногорцах и боснийцах. Есть отличия в произношении отдельных слов, но это мелочи.

- Правда, что вы в Даворе установили спутниковую тарелку, которая принимает российские каналы?

- Да, у моего друга в баре. Люди со всей деревни приходят смотреть матчи ЦСКА в еврокубках и чемпионате России. А во время финала Кубка УЕФА "Спортинг" - ЦСКА туда набился весь Давор. После победы я позвонил старшему брату и сказал, что сегодня за мой счет в этом баре могут гулять все...

- Сами когда-нибудь напивались?

- Так, чтобы наутро не помнить, что делал вечером? Нет. У нас, кстати, есть пословица: "Пьян, как русс". Теперь понял, что это такое. Столько пьяных людей на улице не видел больше нигде. Особенно поражают девушки, распивающие зимой пиво прямо из бутылки. Дикость.

- Чонтофальски рассказывал, что по русскому обычаю держит в холодильнике водку для гостей.

- У меня есть водка. До приезда в Россию не представлял вкуса. Попробовал - не мой напиток. То ли дело пиво. Но и его не пил, в Германии заставили. После матча летели в самолете, мне было 18 лет, совсем молодой, да и в команде всего месяц. Вся "Герта" потягивала пиво, а я думаю: зачем? Тренер увидит, решит, что алкоголик. Заказал колу. Тренер мимо проходил - что-то сказал. Мне перевели: дескать, чтоб с этой гадостью в руках тебя больше не видели. Пей или воду или пиво. Пришлось учиться. За две бутылки там никто слова не скажет, прямо в раздевалке можно начинать.

- Многие люди, выросшие в деревне, живут мечтой туда вернуться. Это не про вас?

- Лет в 60 непременно туда уеду. Давор - отличное место, чтобы встретить старость.

Семак - НАСТОЯЩИЙ КАПИТАН

- Ваш дом в Берлине. Как судьба занесла?

- Провел в "Интере" две недели, заключил контракт и вернулся обратно в "Марсонию". В Италию должен был приехать через полгода, чтобы начать тренироваться с молодежной командой "Интера". Неожиданно получаю предложение от "Герты". Директор "Интера" Сандро Маццола так меня отрекомендовал, что немцы без промедлений выкупили мой трансфер. В Германии у меня было больше шансов проявить себя.

- Почему не сложилось?

- В "Герте" я играл чаще за вторую команду, которую тренировал Фалько Гетц. Когда мне это надоело, решил уехать в Загреб. Гетц был против, просил руководство: "Не продавайте Олича, он вырастет в классного игрока". Меня отговаривал: "Зачем уходишь? Скоро я стану главным тренером "Герты", и ты всегда будешь у меня в составе". Минувшим летом "Герта" приезжала на матч с "Москвой" в Кубке Интертото. Я заехал в гостиницу, пообщался с Фалько, вспомнили тот наш разговор, посмеялись...

- Вы как-то признались, что до перехода в ЦСКА мало зарабатывали - и в Хорватии, и в той же "Герте".

- В 18 лет, подписав контракт с "Гертой", я заработал 100 тысяч марок. Умные люди советовали купить квартиру или положить деньги в банк, но я никого не хотел слушать. И 70 тысяч выложил за новенький "мерседес". Когда Милош Красич пришел в ЦСКА, у него в голове были одни машины. Я смотрел на него, вспоминал себя в этом возрасте и понимал, что был таким же. А "мерседес" перед возвращением в Хорватию продал. В "Герте" платили примерно двенадцать тысяч марок в месяц, а дома - две тысячи. Вдобавок с регулярными задержками. Но это не смущало. Очень уж хотелось играть.

- Фабио Каннаваро сказал о Дель Пьеро: "Это лучший человек, которого я встретил за все годы в серии А". Кто лучший человек, встреченный вами за годы футбольных странствий?

- Сергей Семак. Порядочный парень, великолепный футболист. Настоящий капитан! Дружить надо с такими, как Семак. Я сильно огорчился, когда он уехал во Францию. Если я уйду из ЦСКА - ничего страшного не произойдет. А терять таких людей, как он, всегда печально. Это действительно легенда клуба.

- Самый уютный для вас город Европы?

- Люблю Мадрид. Берлин тоже хорош, да немецкий климат с испанским не сравнить. Но в Берлине чувствую себя как дома. Там живут много русских, сербов, хорватов. В том кругу, в котором я общаюсь, нет нужды учить немецкий.

- Если бы к вам в Берлин пожаловали гости из России, какую культурную программу вы бы предложили?

- Сразу налил бы им водки. Подождал бы чуть-чуть, а потом было бы все равно, куда идти.

- Главный тренер сборной Бразилии Дунга в интервью "СЭ" недавно так вспоминал о своем пребывании в Германии: "Кое-что там действовало на нервы. Например, моя семья забывала о старой швабской традиции - совместно с соседями по подъезду в определенные дни недели драить лестницу. За это они нас недолюбливали". Вы сталкивались с чем-то подобным?

- Первый раз слышу о такой традиции. Наверное, Дунга, как и многие бразильцы, громко слушал музыку в квартире, и соседи на него из-за этого сердились.

- Где жить собираетесь, когда закончите карьеру?

- Уф-ф, сам пока не знаю. У меня квартира в Загребе, дом в Берлине и Даворе. Выбор есть. А может, поселюсь в Мадриде, там замечательно.

- Рассказывая за границей про Россию, говорите - "у нас"?

- Нет - "там, в России". А старший сын, приехав в Германию, на днях огорошил: "Папа, когда поедем домой?" - "Где твой дом?" - спрашиваю. - "В Москве". "Найн, найн, - закричала жена - какая Москва?!" Но дети почти с рождения здесь живут, здесь все их игрушки, папа, друзья. Чему удивляться?

БЕЗ НАРКОЗА

- После такой травмы, как у вас, выходишь на поле - и ногу бережешь?

- Если боли нет - страх через пару матчей уходит, обо всем забываешь. Мне о разрыве крестообразных связок давно ничего не напоминает. А вначале психологически было трудно. В первой своей игре после травмы, на сборе в Италии, получил мяч, ко мне устремился защитник, так я сразу выставил руки вперед. Вижу, как тяжело нынче Чиди Одиа, который полгода из-за этого пропустил. Нужно время, чтобы вернуть уверенность. Когда я лежал в больнице и смотрел на свою прооперированную ногу, думал: как же буду в футбол играть?! Несколько дней заснуть не мог!

- Самый страшный удар по ногам за карьеру?

- В чемпионате Хорватии обыграл защитника, так он прыгнул в меня двумя ногами, шипами распорол все бедро. До сих пор шрам остался. Вся нога была залита кровью. А в России запомнился стык в Питере с Хагеном. Норвежец локтем сломал мне нос. Диагноз выяснился уже после матча, который доиграл до конца. Прямо со стадиона отвезли в больницу.

- Была операция?

- Да какая операция! Хирург за пять минут все вправил. Без всякого наркоза. Такой боли я не испытывал никогда! Разрыв крестообразной связки - ерунда по сравнению с этим. А врач приговаривал: "Не боись, парень, я по 30 раз на дню носы вправляю. Сделаю тебе все в лучшем виде. Будет как новенький".

- Кого еще из защитников вспоминаете с содроганием?

- Жедера. Жесткий, цепкий игрок. Пройти его было очень трудно. Два года назад в "Сатурне" он выглядел, на мой взгляд, гораздо сильнее, чем в "Спартаке".

- Кстати, Жедер был самым активным участником знаменитой драки в Раменском. А где был в это время Олич?

- Меня заменили в конце второго тайма на Кириченко, я ушел в раздевалку. Помылся, и тут заходят наши. Кто-то, как Ярошик, с фингалом, у кого-то костяшки пальцев разбиты в кровь. А я ничего понять не могу. "Что случилось? Где вы были?" - "Да подрались...".

- Ходил слух, что в какой-то момент вы чересчур увлеклись занятиями в тренажерном зале и потеряли скорость. Согласны?

- Слышал об этом. Полная чепуха. Не так уж много времени провожу я в тренажерном зале - заглядываю раз или два в неделю. Просто после травмы я не мог сразу побежать быстрее прежнего.

- Какие три слова лучше всего характеризуют Газзаева?

- Достаточно двух. Дисциплина и работа.

- Газзаев однажды зачитывал на установке интервью Сергея Овчинникова, в котором тот нелестно отзывался о некоторых игроках ЦСКА. Часто ваш тренер прибегал к столь нестандартным ходам?

- Нет. Обычно он говорит одно и то же. Разница в нюансах, в зависимости от соперника. Вот после Томска Газзаев требовал собраться и следующий матч сыграть на пределе, выложиться так, чтобы стихли разговоры, будто ЦСКА покупает игры. Читая в газетах о том, что с "Томью" мы сгоняли договорняк, я был вне себя от злости. Да это был едва ли не самый тяжелый мой матч в России! Как билась "Томь"! За каждый метр поля. Глядя на настрой хозяев, казалось, что не нам, а им светит чемпионство. Позже Вейич сказал, что за победу над ЦСКА игрокам пообещали по 20 тысяч долларов.

- Почему вы неизменно покидаете раздевалку последним?

- Люблю спокойно принять душ, переодеться. Никуда не спешу. Не то что Красич. Я бутсы стянуть не успеваю, а он уже в дверях: "Ну что, ты скоро?" Такой же шустрый, как на поле. Наверное, потому что молодой. Только когда долго не играл, старался побыстрее уйти из раздевалки. Так расстраивался, что боялся сгоряча брякнуть какую-нибудь резкую фразу.

ШТРАФНИК

- Эпизод со сборной Хорватии перед матчем с Россией, недавний отказ лететь во Владивосток. Вы, Ивица, притягиваете штрафы магнитом.

- Была еще история, о которой раньше нигде не упоминал. ФИФА давным-давно объявила, что 15 мая клубный футбол в мире прекращается и сборные начинают подготовку к чемпионату мира в Германии. Но в России финал Кубка решили почему-то устроить 20 мая. "Спартак" из-за этого недосчитался чехов Ковача и Йиранека, а ЦСКА меня. В клубе просили не уезжать. Я попытался договориться с главным тренером сборной об отсрочке, но он был непреклонен: "18-го ты должен быть на сборе, как все игроки". Что я мог сделать? Это чемпионат мира!

- В финале Кубка ЦСКА и без вас справился.

- Да. Всем ребятам заплатили за победу кажется, по 45 тысяч долларов. И лишь мне - ни цента. Так клуб отреагировал на мой отъезд на чемпионат мира. Я не мог поверить. Разве это справедливо? Тем более что в том розыгрыше Кубка провел около 70 процентов матчей. Но скандалить и разбираться не стал. А теперь новый штраф, еще крупнее. Признаю, виноват. Непонятно одно. Наших бразильцев, отсутствовавших по неделе, на такие суммы не наказывали. Вагнер где-то пропадал дней десять, его оштрафовали. На десять тысяч долларов за каждый пропущенный день. Меня не было три дня - и я был готов заплатить тридцать тысяч. Но не всю зарплату отнимать! На этом примере можете судить, что в ЦСКА, увы, не ко всем игрокам относятся одинаково.

- Во Владивосток-то почему не полетели?

- Наша сборная в среду играла в Израиле. Оттуда улетел в Загреб. Сели в четыре часа утра. Самолет в Москву - в восемь. Я решил поехать домой, а не торчать в аэропорту. Останься там, все было бы в порядке. А так после бессонной ночи моментально отключился и проспал. Не услышал будильника. Следующий рейс из Загреба в Москву был уже не скоро. К тому же руководство ЦСКА решило отправить команду во Владивосток в четверг, а не накануне игры, как обычно.

- Вы сталкивались на поле со многими великими игроками. Кто больше всех запомнился?

- Роналдинью. На чемпионате мира он был не в лучшей форме, однако это не мешало ему вытворять с мячом невероятные трюки. Я если с утра до вечера буду тренироваться, все равно никогда не сумею их повторить. Это - от Бога. После матча с бразильцами Срна сокрушался, что остановить Роналдинью без фолов ему не удавалось.

- Нам рассказывали, что у вас были хорошие отношения с Муслином, верно?

- Да, в этом ресторане виделись почти каждый день. Пили кофе, беседовали о футболе. Интересный тренер. От разных игроков я слышал о нем только положительные отзывы. И в "Локомотиве" он крепкую команду создал. За что человека уволили?

- Какие у вас планы на отпуск?

- Отыграем с "Гамбургом", заеду на пару дней в Берлин к жене и детям. А потом все вместе махнем во Флориду. Хочу детям показать Диснейленд.

- Тренера по физподготовке в Штаты с собой не возьмете?

- Не-не-не. Вот вернусь из Америки, тогда и начнем с ним готовиться к сезону. Жена, конечно, ворчит. Каждый день слышу: "Ивица, ну сколько можно портить себе отпуск? Отдохни, расслабься". Но я не могу долго бездельничать. Даже в отпуске мне надо хоть чуть-чуть тренироваться. Привычка.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают